АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Сергей Кузнечихин

Тунгусский мотив. Стихотворения

* * *


 


Бронза на Руси всегда свинцова.


Храм не трудно превратить в тюрьму.


Вологда, убившая Рубцова,


Памятник поставила ему.


Водрузили и спокойней стало.


Отдан долг, замолены грехи.


Сдобренные мощью пьедестала,


Кажутся значительней стихи.


И сама собой приходит гордость


За талант и славу земляка.


Рядом, сознавая непригодность,


Неуместность, вряд ли с языка


Слово покаянное сорвется,


Чтобы кануть в прорву громких слов.


Сколько их друзьями назовется


Бывших непроявленных врагов?


Это ожидаемо, так было


Испокон – слетались на беду.


Может зарасти его могила,


Памятник все время на виду.


Невозможно сразу всем потрафить –


Реализм не годен для икон.


 


Есть престижный фон для фотографий,


Есть кому собой украсить фон.


 


     С ЧЕГО БЫ ВДРУГ?


 


Почему-то небо не такое,


Тучи все не на своих местах,


Непонятно, что их беспокоит,


Только сердцем чую в тучах страх.


 


И земля какая-то чужая,


Зыбкая, закутанная в смог,


Но овраг, как лоно, обнажая...


Что это, простите, за намек?


 


И деревья, что они здесь встали,


Чахленький пейзаж изобразив?


Лучше бы брели в иные дали,


Где светло и не бывает зим.


 


И еще, простите, несерьезен


Человек, висящий на березе.


Лучше бы висел он на сосне


И язык показывал не мне.


 


  ТУНГУССКИЙ МОТИВ


 


Икону в праздничном углу


Прикрыли байковой портянкой,


А сами на чужом полу


Расположились. Злобно тявкает


Хозяйский пес, рычит на дверь,


В которую вошли без страха


Самец и самка, чует зверь


Густой дразнящий запах паха.


А пол холодный. Пол скрипит.


Иконочку, на всякий случай,


Прикрыли и разлили спирт


Противный (теплый и вонючий),


Разбавленный напополам.


Мы не в ладу с сухим законом –


Привыкшие к чужим углам


И не привыкшие к иконам.


А здесь подделка?–?ну и что ж –


Откуда взяться настоящей?


И между нами тоже ложь


Безбожная?–?и даже слаще.


А стекла забивает гнус


Густой, что даже штор не надо.


Мне говорил один тунгус,


Что вера их не знает ада.


Им легче лишь на беглый взгляд,


А мы полны другой надеждой.


И этот дом на спуске в ад


Не станет долгою задержкой.


Который день тайга горит.


До неба дым. Глаза слезятся.


А где-то там метеорит


Уже давно готов сорваться.


 


        ФЕДЯЕВ И ФЕДУЛОВ


 


Федяев пил.


А кто из нас не пьет?


И разве грех?–?на кухне, по старинке,


когда не пьянства ради?–?дружбы для.


 


Но этот жаден был, глотал, давился.


Она не шла в него, рвалась назад.


Он судорожно дергался, стараясь


сдержать её трясущейся рукой,


а из под пальцев выползали сопли,


и что-то мутное текло из глаз,


наверно, все же слезы, но казалось,


что крепкий, многоопытный мужик


заплакал водкой,


или плачет водка.


И все-таки заталкивал. Пьянел


после четвертой или пятой рюмки


и делался надменен и хвастлив,


плел черт те что, не видя и не слыша


в застолье никого, кроме себя,


роняя пепел, брызгая слюною,


потом вдруг начинал подозревать


в стукачестве сидящего напротив,


искать неуважение к себе,


грозился въехать в морду,


но забывал, и в одиночку пил,


чихал, сморкался…


И потом хозяев,


изрядно подуставших от гостей,


а он частенько уходил последним,


бредовыми прожектами терзал


или втянуть пытался в обсужденье


знакомых общих.


Словом?–?надоел.


 


Но бросил пить.


И, должен вам заметить,


сам завязал, без помощи врачей,


однажды с перепоя испугавшись,


что может сдохнуть или пришибут.


 


И человека словно подменили.


С таким занудством проповеди плел


о вреде алкоголя на здоровье,


не только человека?–?всей страны,


и призывал бороться, выявляя,


любые нарушенья и карать


безжалостно. Кричал, впадая в пафос,


ну ладно?–?на собраниях, везде:


на отдыхе, на даче, на работе.


Ударился в общественную жизнь.


И преуспел. И вред нанес изрядный,


и лично, и с другими сообща.


Уж лучше б пил.


 


Федулов сочинял стихи.


И так случилось,


что завязал. Аки Федяев с водкой,


но в стихосочинительстве своем


и в той поре, что наступила после,


Федяева Федулов повторил,


как под копирку.


Правда, выпивая,


Федулов вел себя вполне прилично,


так и Федяев не писал стихов.


 

К списку номеров журнала «Слова, слова, слова» | К содержанию номера