АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Лариса Васильева

Март. Стихотворения

Март

 

Белоснежные кудели

завиваются.

По Москве метут метели,

мётлы маются.

Дуют в щели ветры марта, воя, звякая,

дома в шали ходит мама, молча, зябкая.

– Мама, мама, ты любила?

Всё мне выложи!

– Мало, мало счастья было.

– Да ведь было же!

Расскажи про то, как слёзы

проливала,

расскажи мне, как в морозы

целовала.

Белоснежные кудели

завиваются.

По Москве метут метели,

мётлы маются.

 

* * *

 

Сплелись две тёплых руки,

мы вышли из тёплой реки.

Где дикие груши растут,

тропинки туда не ведут.

Репейник бежит по пятам

и в пятки врезается нам.

На солнце ещё не просох

твой чуть седоватый висок.

Малиновый сок шелковиц,

поток моих кос шелковист,

а груши терпки и тверды,

и мне улыбаешься ты,

и слов обрывается нить,

и не о чем тут говорить.

 

* * *

 

И как ни примеряю строго,

чтоб было всё с руки, с ноги,

а вот ботинки жмут немного,

а рукавицы велики.

 

То из чего-то вырастаю,

а то никак не дорасту.

То сложность мира постигаю,

то постигаю простоту.

 

Уже морщина, как лощина,

на белом взгорье лба видна,

а жизнь – то клюква, то малина,

то волчья ягода одна.

 

Живу. Души не занимаю.

От жизни я не прячу глаз,

но ничего о ней не знаю.

И каждый раз, как в первый раз.

 

* * *

 

Заревая трава луговая

и сладка, и кисла, и горька.

Капли белых дождей проливая,

красновато плывут облака.

 

Засыпаешь у летнего стога,

а проснёшься у зимней скирды.

Не беда, что бывает дорога

из разорванных тропок беды.

 

Ты попробуй, попробуй, попробуй,

ощущая морщины на лбу,

всей судьбою своей неособой

приготовить иную судьбу.

 

Чтоб ребёнок, идущий по следу,

говорил своей Родине:

– Вы! –

нёс бы в сердце светло, как победу,

память матери, леса, травы.

 

* * *

 

Зори бились кумачом.

Солнце в речке плыло.

Не жалею ни о чём,

что со мною было.

 

Как умела – не лгала,

дожидаясь завтра,

тяжко на душу легла

истинная правда,

 

но нести её не стыд,

а святое право.

Тучами закат закрыт

густо и кроваво.

 

* * *

 

С какого ближнего куста

трель соловьиная звучала?

Дорога к Пушкину проста,

но где лежит её начало?

 

Какую шутку он сыграл

с великой лёгкостью предтечи,

какою карой покарал

он стихотворцев русской речи,

 

что, достигая высоты,

невиданной, казалось, ране,

никто не достигал черты

и не переступал той грани,

которая вот-вот близка

и, кажется, преодолима,

но вдохновенная строка

всё мимо пролетает, мимо...

 

Однако счастье – сознавать

таинственность простого слога,

как Солнцу окна открывать,

как в тёмном Небе видеть Бога.

 

* * *

 

Владимиру Кострову

 

Птенцы взлетают у стрехи,

предгрозью рады.

Не жди награды за стихи,

не жди награды.

 

Птенец тебе её не даст,

желая воли,

ты для него всего балласт,

увы – не боле.

 

Но не сердись и не грусти,

птенца не мучай.

Придут наградою дожди

из чёрной тучи.

 

Не прикрывай птенца крылом,

пусти на ветер.

Наградой молния и гром

тебя отметят.

 

Птенец по-своему поёт,

твоя в том сила.

И гром гремит,

и дождь идёт.

Всегда так было.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» | К содержанию номера