АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владимир Батшев

Мой утренний. Стихотворение

***

 

 

Мой утренний двойник

был к вечеру нахмурен:

он в зеркалах возник,       

на желтом абажуре

его темнела тень,

в трюмо нас стало трое.

Его сейчас задень –

такое он устроит!

Он виски пьет Tascherс

со льдом, с луной лимона,

а розовый торшер

взирает изумленно –

прекрасный натюрморт,

зеркально-бестелесный!

И рюмка из трюмо

протянута любезно.

Он встал и скрипнул стул.

Но странность тут такая –

он рюмку протянул,

а сам пьет из стакана.

Попробовать что в ней?

А если там отрава?

Нет истины в вине –

поэты были правы.

Я лучше свет включу!

А за окном грохочет…

По звездному лучу

двойник уходит ночью.

Пока луна ещё

мигает одиноко,

мы ей представим счет

за то, что светит плохо:

бледны ее лучи.

 

А здесь на удивленье

уже у нас в ночи,

как светопреставленье –

и видно из окна

на месте огородов

уже идет война

с привычною природой.

Огромный грузовик

раскрылся, словно ящик,

а из него возник

громокипящий ящер –

как цепи разорвал,

которыми сковали

зовут не самосвал,

а проще – экскаватор.

И в землю он вонзил

когтища из металла,

и снова он возник,

как будто его мало!

Он будет рвать и мять!

Забудьте о покое!

И будет прорывать

подземные окопы

 

Вот сквер. Его искал

поэт не шутки ради,

когда его тоска

замучила в тетрадях.

Не помнил, где он был

а раньше помнил крепко,

но треснула судьбы

надломленная ветка.

А механизм прошел

и сквера нету ныне

зато как хорошо

в подземной котловине.

Там строится тоннель –

приятель автострады.

Он думает о ней,

и о далеких странах,

куда они помчат

на гаревом рассвете,

где радости внучат

не помешают дети,

где смолкнет навсегда

моторов канонада

помчат они туда –

к морям и ананасам,

к знакомым берегам

которых не забудет…

 

Но места двойникам

зеркальным там не будет.

К списку номеров журнала «МОСТЫ» | К содержанию номера