АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владимир Батшев

Братья по классу. Конспект романа

1

 

Это вы пишите историю UFA?

Я так и думал. У вас лицо кинематографическое. А книга Древинга вам известна? А работу Настальони вы читали? Впрочем, я глупости спрашиваю, наверно, читали, на то вы и специалист, чтобы читать.

Но вот историю вундеркинда Жако, вы точно не знаете. Какого Жако? Ну, раз спрашиваете,  не знаете.

УФА – это киностудия, даже не просто киностудия, а целый кинематографический немецкий концерн. Вроде, нынешнего Голливуда. Только до войны, до той, Второй мировой.

 Помните “Кольберг”? Кто его не помнит! А “Еврей Зюс”? “Печальные любовники”?  А “ГПУ”? Во всех этих фильмах есть мальчик, маленький мальчик – то он сын героини, то он приносит почту и находит квитанцию, по которой...

Ага, вспомнили!  Он и есть Жако.

Да-да!

Это есть я. Не похож, конечно, годы берут свое, но когда-то меня узнавали на улицах. Я снялся в шестнадцати фильмах. Сам Фейт Харлан пророчил мне карьеру. Я снимался с блестящими актерами –  Зарой Леандр, Вилли Фричем, Магдой Шнайдер. Ну да, с мамашей Роми, знал и ее отца Альба-Ретти, а про бабку и говорить нечего – кто не знал Розу! Она как-то мне сказала:

– Ты еще маленький, Жако, потому ничего и не умеешь. Не заглядывайся на старших. Вырастишь – все девушки твои будут, если дураком не станешь.

Как в воду глядела Роза!

Дело это случилось как раз на съемках «Гнездо врага».

Я ухаживал за одной девушкой. Мать девушки дружила с моей матушкой. Я ее даже называл теткой, настолько близко знал всю семью. Она тоже работала на UFA. Монтажницей.

Как-то пришел к ним, говорю, хочу жениться на ее дочери, хотя между нами ничего пока не было, и дядя мой, который у Сименса начальником цеха, не против, обещает деньги на свадьбу (у самого детей-то нет, да и родственников, кроме мамы – никого).

Все это так, и тетка знает про дядю, но заявляет:

– Хватит тебе груши околачивать, тем более, у тебя ещё не вырос тот прибор, которым это хорошо делают.

– У меня вырос, которым плохо, – пошутил я.

– Таких, у которых плохо я найду за каждым углом, – обрезала она. – А моей дочке нужен…

Я сглотнул слюну и согласно кивнул головой. Кто же будет спорить? Себе  дороже, особенно в УФА, ее связи – не наши носки. Пусть всего лишь монтажница…

– Пора тебе отдохнуть от кино. Вчера знакомый генерал просил найти умного парня, желательно, из актеров, для важного дела… Я сказала, что есть на примете…

Так меня взяли на специальные курсы, где научили всяческой премудрости, в том числе стенографировать, и где я через три месяца – на удивление самому себе –  стал отличником, а после окончания направили в специальную группу при МИДе.

С кино пришлось расстаться. Но я думал, что не надолго.

Через год, в августе, в свите нашего красавца-министра фон Риббентропа я полетел с правительственной делегацией  в Москву.

Кроме охраны в делегации   –  куча неизвестных людей и несколько женщин, одна из них – фотограф. К ней все относились с уважением, и я бы сказал – с почтительным страхом.


Не знаю, как она фотографировала, но как женщина не могла не нравится – светлые каштановые волосы, средний рост – тот самый, что любят мужчины, типично немецкая внешность, крепкая кость  – ах, какая хорошенькая женщина!


Но не мой тип. Я люблю высоких брюнеток, под стать мне, а женщина-фотограф – не моя мечта. Звали ее Эльза Штрёме, но настоящее имя оказалось другим. Его я узнал через несколько лет.


Многие из делегатов прилетели не под своими именами. Но что делать? Русские – вчерашние враги, Москва – очаг мирового коммунизма, зачем лишний раз устраивать международный скандал? Хотя, признаюсь, кроме нескольких таксистов в Берлине и русского кондуктора на поезде во Франкфурте, они мне ни разу не встречались. И фильмов русских я не любил.


Хотя УФА часто делала фильмы на русском материале, наши снимали или белые русские режиссерами – ну, те, кто с коммунистами не хотел жить и убежал в Германию.


 


2


 


Россия? Страна как страна, ничего особенного. Беднее, конечно, Германии, не запомнилось что-то особенное…Ничего. Красные флаги, как у нас. Женщины с кудряшками, как у нас. В общем, похоже.


Но вот Сталин…


Когда я увидел Сталина –  как вас, мне стало противно.


Не страшно, а именно противно.


 Людоед! Живой людоед.  Маленький, косорылый, сухорукий, злобные жёлтые глаза, подлая ухмылка – дескать, я тебя все равно обману.


Я  передал свои впечатления фон Риббентропу, а он только посмеялся:


–  У вас, Жако, кинематографическое восприятие любого персонажа. Да пусть глаза у него будут, как у крокодила, нам нужна его подпись под договором! А вы записывайте, записывайте…


Да, моя работа была записывать выступления и я, разумеется, тщательно стенографировал. Вы можете в архиве МИД проверить.


Потом – всем известно: договор, секретный протокол о разделе зон влияния, банкет в Кремле, Сталин чокается с красавцем-министром, пьет водку за здоровье фюрера, хохочет, скалит желтые зубы…


Через десять дней – война, раздел Польши, парад в Бресте вместе с русскими.


А у меня – призывной возраст, на фронт не хочется, хотя начальство и намекает, что надо бы послужить отечеству не только в окружении министра, но и на полях сражений. Я делаю вид, что не понимаю намёков. А сердце холодеет. Пуля не разбирается, кто хороший, а кто плохой, кто – добровольно на фронт идет, а кто – из под палки.


Записался на прием к министру.


Тот удивился, но принял, выслушал и обещал, что меня не призовут.


На фронт я не попал.


 


 


3  Документы

 

21.12.1939
                    Господину Иосифу Сталину Москва
 Ко дню Вашего шестидесятилетия прошу Вас принять мои самые искренние поздравления.

 С этим я связываю свои наилучшие пожелания, желаю доброго здоровья  Вам лично,  а также счастливого будущего народам дружественного Советского Союза.

                                                         Адольф Гитлер

 

                         Господину Иосифу Сталину Москва  

     Памятуя об исторических часах в Кремле, положивших начало решающему повороту в отношениях между обоими великими народами и тем самым создавших основу для длительной дружбы между ними, прошу Вас принять ко дню Вашего шестидесятилетия мои самые теплые  поздравления.
                    Иоахим фон Риббентроп,      министр иностранных дел  

   23.12.1939
    Главе Германского государства

господину Адольфу Гитлеру Берлин
     Прошу Вас принять мою признательность за поздрав-ления и благодарность за Ваши добрые пожелания в отношении народов Советского Союза.

                                                             И.Сталин

 

   Министру иностранных дел Германии господину Иоахиму фон Риббентропу Берлин

 Благодарю Вас, господин министр, за поздравления. Дружба народов Германии  и Советского Союза, скреплен-ная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной.

                                                                           И. Сталин

 

 

4

 

Когда началась знаменитая «битва за Англию», я был первым, кто принес министру радиоперехват московского радио. Вы, наверно, не знаете этот текст, а я помню.

«Тяжелые бои ведут немецкие авиация и флот на просторах Атлантики.

Верный своему союзническому долгу,  Рабоче-крестьянский красный флот по приказу наркома обороны, маршала Советского Союза товарища Тимошенко, направился к берегам Великобри-тании. Вместе с  немецкими союзниками советские эскадры учас-твуют в разгроме морских сил империалистической Англии».

 

– Не обманул, Сталин! – воскликнул министр. – Послал все-таки флот! О как мудр фюрер…

Дескать, Гитлер заранее предсказывал, что Сталин не останется в стороне – у него с англичанами давние счеты.

Целых три недели шли сражения в океане! На француз-ские аэродромы прилетели советские эскадрильи. Они вместе с нашими бомбардировали Лондон, Ковентри, Глазго.

Я помню даже плакат известных советских художников Кукрыниксов – на нем русский и немецкий летчики пожимают друг другу руки. А бомбы с самолетов сыпятся на Лондон.

 

 

 

28 июля последние английские корабли были потоплены.

1 августа немецкие войска, при поддержке советских авиации и флота, высадились на территорию Англии. Правительство и королевская семья бежали в Америку.

3 августа на территорию острова стали прибывать первые полки советских войск. Русские на парашютахсыпались с неба, именно сыпались – вспомните кинохронику! – один за другим, а наши высаживались с моря. Англичанам просто некуда было деваться. Население с радостью приветствовало немецкие и советские войска, которые принесли им долгожданное освобождение.

Теперь жители Великобритании на собственном опыте увидят преимущества социалистического строя, думал я.

 

 

5

 

А в годовщину подписания договора о дружбе и ненапа-дении между СССР и Германией по приглашению Сталина в Москву прибыл фюрер.

Как его принимали!

Видели, конечно, старую кинохронику – улицы полны народом. Все размахивают флажками со свастикой, тысячи листовок кружатся над улицей Горького, по которой фюрер проезжает в Кремль, радостные лица…

Я был в машине, которая следовала за автомобилем с Риббентропом.

С Риббентропом в машине сидела та самая женщина-фотограф, что в прошлом году приезжала с делегацией. Тогда мне и сказали, что никакая она не Эльза Штреме, а подруга фюрера Ева Браун.

В Кремле начались переговоры о совместных научных разработках. Фюрер много говорил о ракетах. Он был ими увлечен. Конструктор фон Браун показывал ему чертежи ракетоплана для полета на Марс и другие планеты.

Фюрер стал фантазировать, как мы будем покорять Марс и тут его занесло, у него так всегда – когда он увлекается, его заносит. Он  почему-то вспомнил евреев, стал их ругать по обыкновению, и закончил тем, что они из Германии бежали, наверно, на Марс.


Сталин кивал одобрительно, посасывал свою трубку, а потом сказал:

- Товарищ Гитлер поднимает большую и серьезную проблему: есть ли на Марсе евреи?  Товарищ Гитлер прав. Там они ещё есть. Куда они бежали из Германии? За границу. Куда некоторые из них бежали из СССР? За границу. Я предвижу ваши возражения, товарищи. Да, граница у нас на замке. Но иногда случаются промашки. И мы за это критикуем наш доблестный НКВД, и товарища Берию, лично.

 Фюрер растерялся истал оправдываться, прижимая руки к груди.

- Дорогой друг товарищ Сталин! Дорогие товарищи и друзья! Братья и сестры! Дети и родители! Граждане Герма-нии и бюргеры Советского Союза! К вам обращаюсь я, мои дорогие. Конечно, помочь трудящимся Марса, стонущим под гнетом плутократов и марсианских еврейских богачей, надо. Товарищ Сталин, как всегда, прав. Следуя законам диалек-тики, при наличии загнивающего капиталистического общества, планета Марс не может обойтись без своих бога-чей, ростовщиков, угнетателей. А значит, и евреев. Евреи есть везде. Кроме двух стран – Германии и Советского Союза. Вместе с товарищем Сталиным мы сделали наши страны свободными от наличия евреев. Германия – юден фрай и СССР – юден фрай.

Тут в президиуме стали хлопать, особенно Каганович и Микоян. А вслед за ними весь зал, но фюрер поднял руку.

– Не надо аплодисментов, товарищи. Это наша общая победа. Но, камарады, не рано ли нам думать о Марсе? Мы с вами вместе завоевали Англию, но существует ещё Америка. Не будем забывать о ней. Мне кажется, что сначала надо завоевать Америку, а уже потом завоевывать Марс.

Людоед  усмехнулся и сказал в ответ:

- Не могу согласиться с некоторыми высказываниями товарища Гитлера. Товарищ Гитлер немного ошибается. А мы не ошибаемся. Почему мы не ошибаемся? Потому что мы – коммунисты. Почему ошибается наш дорогой друг, товарищ Гитлер? Потому что он – социалист. Больше того – национальный социалист. А что это означает? Это означает, что национальные интересы ему ближе, чем нам, коммуни-стам, интересы интернациональные.

А потом плясал Буденный, затем смотрели выпуск нацист-ской кинохроники, а в заключении Сталин подарил Гитлеру патефон и коробку с пластинками. Позднее фюрер очень любил слушать советские песни. Особенно, вместе с Евой.

Как позднее сообщили в наш МИД, по приказу Сталина в советских концлагерях разыскали всех ученых и инженеров, которые раньше занимались ракетами, освободили и велели в течении года сделать ракету для полета на Марс. А если не сделают – назад – на нары. Ну и перспектива!

 

 

6

 

 Потом и Молотов, сталинский помощник, председатель совета министров прилетел в Берлин. Он хотел подтолкнуть немецкую космическую программу. Сталин в одиночку не мог завоевать Марс. Здесь помощь Гитлера была ему необхо-дима.

Второй вопрос: зачем приезжал Молотов – война в Индии.

 Фюрер давно хотел присоединить Индию к рейху. По договору советские войска должны были начать вторжение в Индию через неделю после немецких и итальянских.

Но советским пришлось пробиваться через Афганистан, а там горы и  англичане, а у Сталина всего три конных корпуса под командованием Буденного, танковая армия и пять пехотных дивизий. Они и застряли. Фюрер требовал, чтобы советские послали туда еще пару армий и воздушный флот, но Сталин боялся, что тогда вступит в войну Америка, и не посылал новых войск.

Тогда и они, да и мы тоже, застряли в этой дурацкой индийской войне, пока фюрер не догадался дать Индии независимость.

В те дни сорвался тщательно подготовленный запуск советского ракетоплана.

Гитлер прислал сочувствие и обещал помощь.

Сталин неистовствовал и хотел расстрелять всех, кто работал над проектом. Но эксперты доказали, что инженеры не виноваты, а виной некачественные материалы и плохая работа.

Тогда расстреляли тех, кто эти материалы изготовлял и поставлял.

 Сталин успокоился. 

Помню, министр Риббентроп послал меня за какой-то бу-магой в наше Гестапо. Прихожу, а в кабинете рядом со знакомым бравым, гудалым эсэсовцем  за соседним столом – русский в своей военной форме.

- Чего удивляешься? – говорит эсэсовец. – Коллега из ленинградского НКВД, прислан на стажировку и обмен опытом.

 Так что дружба нацистско-коммунистическая развивалась по всем направлениям. Да и какой коммунизм? Не зря Муссолини говорил: «В России никакого коммунизма нет, а есть славянская разновидность фашизма».

Совершенно точное определение!

Вот  Молотов и приехал за помощью, которую фюрер обе-щал. И фюрер пошел навстречу своему кремлевскому товари-щу.

Советских инженеров пригласили на испытания. В баварских Альпах, недалеко от резиденции Гитлера в Бертес-гадене, готовилась к старту огромная немецкая ракета «Валькирия». Ракета взлетела и полетела к Марсу.  Все были довольны, особенно московские гости, потому что им подарили чертежи «Валькирии».

Меня повысили в должности. Я стал больше получать и тетка наконец-то была довольна.

Вскоре я женился.

Накануне моей свадьбы я – снова первым! – положил на стол министра сообщение  московского радио:

 

 

7  Документы

 

Указ

Президиум Верховного Совета СССР:

 



  • за выдающуюся  государственную и общественно-политическую деятельность;

  • за укрепление социалистического содружества,

  • развитие рабочего и национально-освободительного движения,

  • в борьбе за мир, демократию и

социальный прогресс;

наградил канцлера Германии товарища Гитлера Адольфа Алоизовича орденом Сталина.

 

 

8

 

Вы вчера смотрели кинохронику того праздника на Крас-ной площади, когда фюрер и дуче раздавали автографы, а Сталин смеялся с мавзолея…

Там и я есть – подаю фюреру авторучку…

Как я сейчас живу? Хорошо живу. У меня двое детей, внук и две внучки. Одна из них пошла в деда – стала актрисой.  Закончила киношколу в Мюнхене. Потом киноинститут в Москве.  Да вы, наверно, видели ее в последнем сериале.

Вы будете смеяться совпадению, но она в нем играет Еву Браун.

Вот вы улыбаетесь, вы, молодые, не понимаете в какую эпоху живете,  а я старый человек, смотрю на эту фотогра-фию, где фюрер и отец народов обнимаются на трибуне мав-золея, и сердце мое наполняется радостью.

К списку номеров журнала «МОСТЫ» | К содержанию номера