АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ксана Коваленко

Синие яблоки. Стихотворения

***
Взрослеют под кожей –
ранами,
спайками,
язвами,
когда болит…
Ты взрослеешь из Кая в Каина,
Я из Лолиты в Лилит.

Взрослеют из плоти в глину,
из моря - в песок.
Наша синяя птица
взрослеет в ворону
из пластилина,
кровь – в березовый сок…



КРУГОВЕРТЬ

*
как хочется оставить круговерть
(а страх родиться больше страха умереть
и мир становится трухлявей и дряхлей)
но снова я рождаюсь в свою смерть

душа в ничто мечтает затеряться чтоб не жить
а если выпало по новой ей родиться
то лучше телу лопнуть от перенапряженья жил
чем умереть от ожиренья сердца

нас мир любил нас мир морил нас мир любил
о погребальный наш огонь он будет греться



**
Крутись, вращайся чертово сансары колесо.
Едва заснув, я просыпаюсь в новый сон:
Спеленатой личинкой махаона
Я тереблю знакомый мне сосок
И, видимо, я в жизнь опять влюблен.

Убить убийцу или жертвой пасть,
А может в чью-то пасть по глупости попасть.
Что предстоит - перед тобой незнанья пропасть.
И ты лежишь сплошь свернутый как снасть,
Лопатки с крыльями еще обреет лопасть.

А ты лежишь спеленатый как бог,
Тебя закрутит колесо в бараний рог,
Так круто, что не скоро разогнешься.
И в солнечном сплетении игла
Прошьет ветхозаветные слова. И станет тошно

Распластанным лежать под острием.
Жизнь-энтомолог, тебя в имени моем
Цепляет общепринятый стандарт.
Не соскочить с твоей иглы. Ведь бытием
Побег тебе зачтется как фальстарт.

И снова будет та же круговерть:
И ты родишься в свою смерть…



ЭБЕНОВАЯ ЖЕНЩИНА

Мне снилось, что я – эбеновая женщина
с жаркими губами,
тягучими мыслями
и черной кровью,
чьи широкие ноздри
влажно вдыхают расплавленный воздух…
Мне снилось, что ты –  алебастровый мальчик,
с хрупкой кожей
нервными пальцами,
и голубыми прожилками,
в них кровь медлит и застаивается…

Анемичный мальчик боится
плавных глубоких изгибов черного тела,
диких бархатных животных,
каменных истуканов
и магии юга.
мальчик мечтает про лед, замерзшее море и вечность.
эбеновая женщина смеется:
она знает, что море никогда не замерзает.
эбеновая женщина плачет:
она знает, что никогда не сможет его согреть.

Но сон проходит,
а я, улыбаясь, вспоминаю,
что и в эту ночь, как и в десять тысяч предыдущих,
смогла соединить твой плавящийся полюс и мой замерзающий экватор…


СИНИЕ ЯБЛОКИ

Скоро
Мои яблоки
станут слаще, громче
Падать будут гулче, будут стучаться в ставни
И о крышку твоего гроба

Вколотят последнее значимое
Мальчик мой
Смотри в оба
Твоя немощь уже за спиной
Не за горами
Успеешь ли закончить все начатое?

Полоснешь по аорте неба
бранными именами
Выцелуешь может быть даже слезинки
В уголках глаз твоей синей птицы-синицы
А потом махнешь
С нами

В сад нехоженых истин и синих яблок.
Мон ами
Я твой забытый синий ангел
Заложенный силуэтом, закладкой
в недочитанной книжке.
Не ты ли рисовал мои крылышки,
Когда еще не ругался матом?

Мои яблони плакали, когда ты взрослел
Синим цветом.
Мои яблоки падают по тебе
Этим летом…


СТИХ О СТАРОСТИ

***
Через надцать лет, по всей видимости,
Я стану дурно пахнуть от старости,
Оглохнут ставенки к песням живности,
Ослепнут к весенней радости.

***
Зарасту крапивой и подорожником –
Лоб мой пеплом отмеченный –
Память моя двинет порожняком
По движению встречному.

***
В звездное головокружение
К холодной колодезной высоте
Время бьет метко, на поражение
И, как правило, по мечте.


ТЫ ЧИТАЕШЬ МЕНЯ

ты читаешь меня по методу брайля
февраля мне
затяжного холодного
сугробы чтобы
за окном зима
поджимает губы
ну а мы с тобой не задвинем шторы
кожа под пальцами тает, тает
притаился сон
за занавесью
птицы в снегу безответно небесны
моя рукопись вся
твоим телом читается
моя рукопись станет
когда-то пергаментом,
руны на ней порезче прорежутся
снежными ломкими кристалликами
ну а пока
тянет из спаленки
нежностью, нежностью, нежностью…

К списку номеров журнала «ЛИКБЕЗ» | К содержанию номера