АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Татьяна Перцева

БЕЗУМСТВУ ХРАБРЫХ ПОЕМ МЫ ПЕСНЮ





Издавать журнал в наше время – это безумие. Денег это не приносит, а врагов наживаешь. Авторы обижаются, когда их не печатаешь. А напечатать всех редактор, при всем желании, не может.
И все-таки издавать журнал – дело полезное и даже благородное. Во-первых, журналов не так много. А талантов много. И в России, и за ее пределами. А главное для автора – это, конечно, печататься. То есть журнал помогает автору самореализоваться.
Я желаю журналу «Эмигрантская лира» больших успехов. Пусть все получится.


Евгений СТЕПАНОВ,
Президент Союза писателей ХХI века


С Евгением Степановым мы знакомы давно, но все как-то не получалось словесно выразить, что же в нем так восхищает. Скорее всего, это сочетание несочетаемого. Творческая личность, поэт, отличный эссеист, составитель уникальных поэтических антологий, ученый, редактор многочисленных литературных журналов, в то же самое время, бизнесмен, издатель, меценат. Наверное, именно поэтому его слова журналу «Эмигрантская лира» звучат откровенно, ведь, человек созидающий обманывать не станет. За такими словами скрывается вера в нечто большее, чем простое человеческое, в них есть что-то надмирное и необъяснимое, то, что отняли у нас, тридцатилетних, 90-е годы, то, что проросло во времени и стало называться «поколением нулевых». Что с нами стало?
В школе мы изучали времена года. После тридцати в жизни каждого выросшего из школьной формы планктона начинаются времена кредитов. Мы изучаем кредиты. Самая популярная тема – кредит на учебу, вторая по значимости – ипотека, третья – дешевые похороны. Проценты, ставки. Если в течение дня разговор не коснулся кредитования, значит, день прожит зря. Ты должен знать все про «плавающие» и «фиксированные» проценты, слово EURIBOR известно тебе со времен палеолита, как тебе кажется, (на самом деле, прошло не более десяти лет). Еще мы знаем слово FOREX, имена Сороса, Джобса, Баффета и Хазина, мы выбираем краткосрочный или долгосрочный тип игры.
Нет ни зимы, ни весны, ни лета. Осени нет тем более. Есть присутствие у торгового терминала, линейные составляющие, накопленная случайная погрешность и сезонные колебания. Нас вдохновляют фамилии Цукерберга, Брина, Брэнсона и Софьи Ковалевской (ну должна же быть среди них, хотя бы одна женская фамилия).
Мы знаем, что покупка именно первого дома позволит нам сэкономить 4% от кругленькой виртуальной суммы, а покупка первой квартиры - 1,6%. Почему виртуальной? Да потому что денег мы уже не увидим. Никогда. У нас в портмоне "мастер кард и/или виза", кредит на карте от двух до пяти, зачем видеть деньги, мы и так в космосе.
Только возникает ощущение как в детстве, когда папа показывал фокус: «Ррраз!» – и он отрывает себе фалангу большого пальца, «Дваа!» – и фаланга на месте. Крови нет, родитель улыбается, а ты подозрительно смотришь на него и пытаешься докопаться до истины, не сходя с этого места.
Мы упакованы, пронумерованы, взвешены. Мы социализировались, вжились, ввинтились. Мы смотрим новости и называем себя небыдлом, потому что знаем, что такое арт-хаус, мы играем в интеллектуальные игры, получаем образование и статус, мы успели, мы запланировали, мы продвинулись.
Кто мы?
Да большей части лжецы, потому что обманываем сами себя.
Годами.
Не был, не состоял, не участвовал, лишь бы казаться «не таким».
А каким?
У нас есть мессия, которому кажется, что ты именно тот, кто уловил послание. Но почему он тогда смотрит на тебя, как на жлоба? А разве ты смотришь на людей по-другому? Ты мог заниматься чем-то настоящим, но что стало с твоей мечтой? Успокойтесь, дорогие мои, мы все такие. Каждый сам по себе – Человек с большой буквы. Но вот нас двое, и кто-то из нас уже не тот. Каждый смотрит на собеседника, жадно выискивая недостатки: «Он до сих пор не устроился на постоянную работу, она третий год ходит в одном пальто, у него, вы только подумайте, старенький «форд»!» Мы ненавидим и презираем друг друга, и эта взаимная ненависть – единственное, что делает нас целым: «Я – умный, вокруг козлы, я – честный, вокруг жулье, я – гений, вокруг жлобы!»
Нам посоветовали быть уникальными и культивировать свою непохожесть, верно?
Есть гугл, яндекс, гмэйл, фейсбук, скайп. Кредитные времена года. Первые десять лет двадцать первого века. Сериал в 3D. Только очки иногда падают с носика и картинка расплывается. Но будем жить, ребятушки! Потому что спасение есть.
Безумству храбрых поем мы песню! И пока созидаем – живем, потому что в нас тоже есть что-то надмирное и необъяснимое. Потому что мы тоже уже кому-то родители, которым хочется, чтобы наши дети сделали больше, чем мы, лучше, чем мы, чтобы они были добрее и чище. Именно для них, наших потомков, мы оставляем письма в будущее, создаём летописи и храним старые журналы с именами великих поэтов и писателей. Мы делаем что-то НАСТОЯЩЕЕ, о чем мечтали в детстве, мы читаем и узнаем СЕБЯ в поэзии, прозе, эссеистике, критике наших современников, мы можем сказать им: «Спасибо, что кровью сквозь рваные жилы, спасибо, что больно, спасибо, что живы!»
Первый номер журнала «Эмигрантская лира» поражает силой поэтической подборки авторов, номер открывает плеяда «звезд»: Бахыт Кенжеев, Алексей Цветков, Андрей Грицман, Александр Кабанов, Андрей Коровин, Анна Мамаенко.
Журнал пока молод, но пройдет время, он наберет свою аудиторию читателей, обрастет критиками, создаст свою карманную Вселенную.
Мы ждем ваших писем! Потому что это важно для всех.
Для всех нас. Так создается история, так выглядит вечность.

К списку номеров журнала «ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА» | К содержанию номера