АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Виктор Кирюшин

На Руси предзимье. Стихотворения

  
            
* * *
На Руси предзимье.
Порыжело
В ожиданьи первого снежка
Вымокшее поле возле Ржева,
Луговина около Торжка.

На венцах колодезного сруба
Смыта влагой летняя пыльца.
Ветрено в дубравах Стародуба,
Изморозь на куполах Ельца.

Киновари досыта и сини,
Тронутой летучим серебром,
В тихой роще около Медыни,
В родниковом озере у Кром.

Как царевна юная наивна,
В небе пышнотелая луна,
А под ней Коломна
И Крапивна,
Нерехта, Кириллов, Балахна...

Примеряют белые одежды
Улочки, бегущие к реке.
Ангелы тревоги и надежды
Неразлучны в каждом городке.

Свят покров над пажитью и пущей.
Шепчут губы: - Господи, спаси!
Что там обещает день грядущий?
Холодно.
Предзимье на Руси.
                                            
* * *
Летопись о нас расскажет скупо,
Как о не оставивших следа.
Спился мельник,
Развалилась ступа,
Высохла толченая вода.

Вроде как-то жили, пили-ели,
Разные, не сплошь богатыри,
Но пробились шустрые Емели
В кукловоды и богатыри.

Вот уже и стенка прёт на стенку,
Кровная родня, не чужаки,
И зовут безбашенного Стеньку
С двух сторон в задиры-вожаки.

Раззудись, плечо, гуляй, голота!
Смотрят, как неистовствует бес,
Кто-то с горки,
Кто-то из болота
И Господь – до времени – с небес.

* * *
Вздох поля за селом,
Цвет хвои на сосне...
Как зыбок перелом
От холода к весне!

Еще пылать дровам
В прожорливой печи,
Но птичий караван
Уже плывет в ночи.

И потому впотьмах
Лежу, глаза открыв,
Чтоб слышать каждый взмах
Нетерпеливых крыл.

ГЕРАНЬ


    Памяти мамы Серафимы Никитичны  


И все же рай не за горами,
Как нам порою говорят,
А там, где мамины герани
На подоконниках горят.

Сентиментальностью и грустью,
И беззащитностью пьяня,
Цветок российских захолустий,
Ты вновь приветствуешь меня.

Таится серое предместье,
В тумане улица и храм,
А ты пылаешь в перекрестье
Дождями выбеленных рам.

Картинка северного лета
На краски ярые бедна,
Но сколько нежности и света
Идет от этого окна!

Так вот он, рай,
Не за горами,
И лучше сыщется навряд,
Покуда мамины герани
На подоконниках горят.

ЖИЗНЬ

Просто ужин на плите,
Просто взгляды, встречи, лица...
Жизнь — прогулки в темноте
С тайной жаждой
Заблудиться.

Вот провал, а вот проем.
Дал же Бог такую ночку!
Оступаемся вдвоем,
Только падать
В одиночку.

Ветер вечности-реки
Продувает,
Злой и хлесткий,
Отношений тупики,
Заблуждений перекрестки.

Наступает в свой черед
То, что было многократно:
Даже двигаясь вперед,
Возвращаешься в обратно.

Прорастает, как лоза,
Наше прошлое в грядущем.
Но раскаянья слеза
Не видна
Вослед идущим.

Так бывает и притом
Понимать необходимо:
Человеческим судом
Только явное судимо.

Все же тайного стыда
Малодушно не отриньте,
Чтоб не сгинуть без следа
В этом странном лабиринте.

* * *

               Андрею Шацкову

Вот пришли и наши стужи,
Настоящие, без фальши...
Начинаем видеть хуже,
Но зато намного дальше.

Жили весело и бражно,
А теперь живем построже.
Все грядущее — неважно,
Все ушедшее — дороже.

Указателям не веря,
К поднебесной светлой роще
По тропе ловца и зверя
Пробираемся наощупь.

Между суетным и главным,
В тупиках земного быта
Предпочли мы знакам явным
То, что призрачно и скрыто.

Нас неправедно судили,
Но в безумном этом ралли
Только те  и победили,
Кто вчистую проиграли.

Все грядущее — химера,
Все ушедшее — полова...
Нам одна осталась вера
И одна надежда — Слово

К списку номеров журнала «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» | К содержанию номера