АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Наталия Лихтенфельд

Александр Файн. «Среди людей» М.: «Вест-Консалтинг», 2012



Александр Файн — прозаик, драматург. Родился в 1936 году. В 1953 году с медалью окончил среднюю школу, а в 1958 году с отличием окончил машиностроительный факультет Московского института химического машиностроения. С 1958 по 1988 год работал в промышленности, был главным конструктором по ряду образцов новой техники. Литературную деятельность начал в семидесятилетнем возрасте. Член МСПС. Автор публикаций в журналах «Слово», «Дети Ра», «День и Ночь». В 2008 году вышел сборник рассказов и повестей А. Файна «Мальчики с Колымы», в 2009 году — книга «Прости, мое красно солнышко». Лауреат Премии имени А. П. Чехова за 2009 год.
Новая книга Александра Файна «Среди людей» вызвала уже много отзывов известных литераторов и историков. Ее предваряют две статьи: писателя, профессора МГИМО МИДа России, доктора исторических наук (а ныне Министра культуры РФ) Владимира Мединского и писателя, члена Русского ПЕН-центра, автора и ведущего программы «Апокриф» Виктора Ерофеева.
Владимир Мединский называет эту книгу «энциклопедией советской жизни», «энциклопедией в лицах»:
«Файн пишет очень личностно: о временах, которые прожил сам, активно, деятельно; о людях, которых знал; о драмах и трагедиях, которые пропустил через себя». При прочтении лучшего, на взгляд Мединского, произведения в этой книге — «Мальчиков с Колымы», — историку вспоминается Варлам Шаламов, что является «высшей возможной оценкой».
Виктор Ерофеев обращает внимание на то, что, «блуждая среди людей, человек оправдывается только любовью, и только любовь дает ему быть или хотя бы казаться человеком. В основе книги Александра Файна — надежда на любовь. Ею же пропитан язык книги. Описание еврейских семейств, московских улиц, скромных жилищ, женских нарядов, знание оперного пения, картин барбизонцев, запахи еды, наконец, встреча с великим блатным языком лагерников — все это рождается из любви к жизни, любви стойкой, последовательной, от отрочества до седин».
«Александр Файн — летописец высоконравственный: сколь трагичны не были бы описываемые им события, страницы его произведений излучают эманацию добра и сострадания к “униженным и оскорбленным”», — отметил Э. Просецкий.
Одна из особенностей книги, как мне показалось, заключается в том, что в ней нет отрицательных героев, о каком бы периоде времени российской истории XX века ни рассказывал автор. Файн с большим уважением относится к человеку в целом, а потому авторский взгляд на каждого героя, как на личность, вызывает чувство любви к Родине и людям, живущим в России, достоинство которых постоянно попирается и распинается не только современной, но, как это ни печально, и классической литературой, начиная с грибоедовского «Горя от ума» и гоголевских «Мертвых душ».
Увидеть русский позитив и найти объективный подход к изображению внутреннего мира человека — дело почти невозможное. Классическая русская литература принижала образ героя, советская — завышала. Редко кому из писателей удается нащупать ту незримую грань реальности, где герой представлен во всем объеме. Ведь в каждом человеке сосредоточены и небо, и земля, а душа его — это поле борьбы между богом и дьяволом, по словам Достоевского. Классические «нигилисты» и «маленькие люди» сыграли свою роль в общественном сознании: мы стали воспринимать «русский персонаж» либо как рубящего с плеча и не вдающегося в психологические подробности деспота, либо как пришибленного и не способного на поступок недоумка, вызывающего, в лучшем случае, жалость. Даже тонкий психолог Чехов иногда наводит на мысль о том, что в России жили только неполноценные личности, как недавно признался мне один из современных литераторов. Александру Файну удается, с одной стороны, не впасть в советское «прекраснодушие» и классическое уничижение XIX века, а, с другой, в постперестроечный нонконформизм. Для этого автору самому нужно быть целостной личностью. Как правильно заметил Виктор Ерофеев, от его героев исходит свет, особенно от женских образов, даже если они находятся в самых нечеловеческих лагерных условиях. Напоминание о том, что у каждого человека есть достоинство, я считаю очень полезным для читателей, а особенно для тех, чья молодость пришлась на постсоветское безвременье, в чьи головы наиболее удачно внедрялись литературные стереотипы героя, которому давно не во что верить.

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера