АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Татьяна Перцева

Оранжевое метро. Стихотворения

Другое

это другое ты другое
тебя нет в моей жизни
ты незримо присутствуешь
в делах вещах переходах
подземках.
оранжевое метро
всасывает
северных шизофреников,
выплевывает
их на битые мостовые,
пепельные блондинки-улицы
гуляют вдоль моря
в мехах.

вчера радостный кудрявый выпускничок
целился в меня ириской (ха-ха не попал),
он кидал ее с вершины грузовика,
едущего по Александеринкату,
студентка в кислотных гриндерсах тщательно
собирала конфеты у крыльца университета,
можно в перерывах между лекциями
выпить кофе.


тебя нет в моей жизни,
ты незримо присутствуешь
в окнах,
потолках,
кинотеатрах,
социальных сетях,
кофейных чашках
Паулиг,
тайском ресторане
на Кайсаниеми,
полуобморочных
состояниях,
больничных яблоках.
но
чаще всего
ты появляешься
на циферблатах,
таблоидах,
календарях,
я выучила наизусть
улыбку
номер один,
два,
хорошая погода,
поговорим,
не поговорим,
поговорим не о нас,
выговоримся,
позже,
раньше,
когда-нибудь,
на фото плюс видео
в качестве бонуса,
жужжащие зуммеры,
онлайн-трансляции,
мир — аквариум,
заваленный снегом,
теплокровные рыбы
оставляют на снегу
растаявшие нити
прикосновений плоти,
температура ниже нуля
по Цельсию,
дистония — это не болезнь,
доспехи Дон-Кихота
позволяют
продержаться
в окопе жизни
часок-другой.

нити сплетаются в сети,
сети замерзают,
превращаясь в разновалентные катионы
кристаллографических положений
на стенках аквариума или сами
стенки: стекло, снег, вода, пар,
в зависимости
от наблюдателя,
змеятся,
смеются,
вместо рыб
в аквариуме можно
увидеть
наблюдателей,
они наблюдают за мной,
я наблюдаю за наблюдателями,
руки Эшера
рисуют руки Эшера,
конвейер рук,
рисующих руки,
никогда не выйдет из строя,
репродукции — это репродуктивный
материал для выведения новых гибридов.

тебя нет в моей жизни,
ты просвечиваешь
сквозь меня,
выдавая секрет
наших пересечений в пространстве,
ты глыбишься в северном городском
неоне кристаллическими
решетками замерзшей
небесной воды,
давно известно,
что остаточное тепловое
сопротивление
совершенного твердого
тела равно нулю,
дефектные материалы
теплеют, теплеют,
теплее-теплее,
снег тает, тает...
зачем ты опять
нашел меня?
абсолютно
черных тел
в природе не существует


ты заставляешь меня
следить за развитием
перверсивных сценариев,
Зинаида Гиппиус
боялась умереть от чахотки,
однако, выздоровела,
однажды поведала
Есенину, что его валенки —
замечательные гетры,
спросила, где брал,
хотела такие же,
Ахматова боялась
заболеть чахоткой,
не заболела,
всю жизнь ждать
смерти —
ответственное занятие,
меч Господень
обоюдоостр,
бритва Оккама
безжалостно
отсекает
ненужных,
слишком мало
осталось
времени,
ТЫ слышишь меня?

твои тощие псы,
пожравшие кашу,
велосипед в гробу,
пузыриные руки
на плечах, бессловесные дети
преследуют меня во сне,
ненавижу кашу,
буйных алкоголиков,
одноногих женщин,
мужчин с чавкающими глазами,
потому что
просто хочу спать.

ты появляешься только тогда,
когда я перестаю верить,
мне прекрасно,
спокойно, холодно,
его величество совершенство
кивает с портретов
на зимнем кладбище
в Санкт-Петербурге,
ты появляешься, чтобы
сделать мне больно
даже не словом —
поворотом головы,
похожим на птицу,
ненавижу боль,
ненавижу другое,
особенной
ласковой
нежностью,
ненавижу,
потому что
проснулась в жизнь.

есть и другое,
но это —
другое.



* * *

oдни говорят — абсолютно ничего страшного не произошло.
другие говорят — абсолютно ничего страшного не произошло.
oдни говорят — другие говорят.
схема абсолютной коммуникативной неудачи.
cоциальные стереотипы коммуникантов,
их фоновые знания,
различия коммуникативной компетенции,
психология возраста, гендера, личности
не совпадают.
кроме того, естественно,
негативное влияние
на исход речевого общения
оказывают
дистантность участников,
присутствие посторонних лиц,
общение через письма.
cовсем отсутствует настроенность
собеседников на феноменальный
внутренний мир друг друга.
неуместность, конечно, вызвана
неспособностью говорящего
уловить настроение собеседника,
определить ход его мысли.
неправильная линейная
организация высказывания,
недоговоренность, перескакивание
с одной темы на другую,
синтаксические ошибки,
нанизывание падежей
вызывает напряженность внимания.
различие схем поведения,
нереализованная
валентность реплик,
неоправданные паузы
приводят к алкоголизму,
употреблению неограниченного
количества барбитуратов.
aбсолютно ничего страшного не произошло.
констатирующий эксперимент
в форме письменного опроса
показывает,
что никто ничего не знает
о феноменальности внешнего мира,
в котором друг другу — все,
даже больше,
потому что любой человек,
вступающий в полилог, стремится
достичь своей частной цели,
понравиться собеседнику,
установить качественный контакт.
oдни говорят — абсолютно ничего страшного не произошло.
другие говорят — абсолютно ничего страшного не произошло.
oдни говорят — другие говорят.
если сегодня ночью закончится феназепам,
придется ломаться на барбитуре,
которая имеет побочки.
cмирительное деревянное кресло
американского психиатра Раша
называлось транквилизатором.
c психоделиков лучше
сниматься на нейролептиках —
это знает почти каждый
школьник.
есть желание тупо вырубиться
и ни о чем не думать.
aбсолютно ничего страшного не произошло.



* * *

Мари Паку посвящается


Однажды в меня вошел мужчина.

Вежливо, деликатно,
постоянно
оглядываясь,
первое время
он чувствовал себя гостем,
потом стал занимать
место.

Перекрасил печень,
переставил почки,
завел сердце
на восемь часов
утра,
повесил на глаза
жалюзи,
я думала
о перестановке.

Однажды я осталась в мужчине.

Увидела знакомые жалюзи,
сердце, заведенное
на восемь
часов утра,
печень, почки,
все стояло криво,
кое-как,
но в невообразимом
порядке.

Молча поставила
цветочный горшок
на его желудок,
в котором
из зеленого
прорастало
оранжевое.

Вернувшись в себя,
почувствовала
новый
звук.

Мы осторожно изучали
перестановку
друг друга
сквозь жалюзи глаз —
пахло тюльпанами и
грибами.

В нашем случае —
где-то в районе желудка
или посреди живота.



* * *

Срывая губами капли
с ресниц,
слизывая соль с шеи,
закусывая лаймом
поцелуя,
он говорил,
что джаз —
это очень крепкий напиток.

Пьянеют все,
но импровизировать
по-настоящему
умеют немногие.
И тогда
рождается музыка.

Нежно улыбаясь
он что-то говорил и про блюз,
но так мало.
Какой-то его знакомый
умер,
играя блюз.

Наверное, это был он сам —
просто не хотел признаваться,
что однажды,
от передоза блюза
чуть не умер,
и теперь живет только джазом.

Его можно понять,
если сам импровизируешь
на ходу,
стараясь не вспоминать,
что без блюза
джаза бы просто
не было.



К списку номеров журнала «ДЕТИ РА» | К содержанию номера