АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Сергей Кузнечихин

Исторические заметки. Стихотворения



1. Из истории войн

Патроны в патронниках, пушки нацелены
И сабли из ножен…
Лютует война,
Где жизнь человека совсем обесценена
И жутко, как опухоль, вздулась цена
На мыло. Но если молвою отмечено,
Что годен на мыло, допустим, судья,
То, значит, пригодна и вся человечина,
И нет на войне дефицита сырья.
С чего же тогда несгораемый лавочник
Не снизит цены? После чада и тьмы,
Он знает, что выползет много желающих
Скорее и тщательней руки отмыть



2. Из истории летописей


Диктуемый историей диктант
Грубейшими ошибками усеян,
Не потому, что писарь дилетант,
Он грамотен, прилежен, не рассеян, —
Но голос у истории невнятен.
Обилью черных дыр и белых пятен
Не трудно вызвать слуховой провал.
Плюс чехарда меняющихся правил,
За коей писарь вряд ли поспевал.

Пришел корректор, кое-что исправил.
А писаря сменили, расстреляли.
Немного позже поняли, что — зря.
И новые ошибки добавляли
В диктант уже другие писаря.



3. Из истории предательств


Нельзя рядовую простуду
Рядить в роковую болезнь.
Азеф презирает Иуду
За то, что в петлю он залез.
За то, что расценки занизил —
Клянет и порочит его.
Тому, кто душевнокапризен,
Средь избранных мира сего
Не место. Лишь мастер, рискуя,
Петлю превращает в аркан.
А всех слабонервных в людскую
К романтикам и дуракам.
И мало того, что ты рыжий,
И черен нутром аки тать.
Предать для того, чтобы выжить.
Не вешаться, а процветать.



4. Из истории топографии


Прорехи чтоб заштопать
И дыры залатать
Топограф должен топать,
Все лапти истоптать.
По топям и оврагам,
Не огибая гор,
Обязан шаг за шагом,
Всем умникам в укор,
Лежащим по полатям,
Их домыслам взамен,
Хотя бы даже лаптем,
Но выполнить замер.



5. Из истории литературных премий


Когда добрался Брежнев до руля,
Явил талант припрятанный до времени,
Издал свой опус «Малая земля»
И сразу стал лауреатом премии.

Чернил с бумагой Черчилль не жалел,
И как политик многих убедительней,
Вторую мировую одолел
Одним из первых в списке победителей,

И отчитался письменно о ней,
За что гиганту мысли уподобили.
Не кто-нибудь, а сам Хемингуэй,
Был на год отодвинут им от «Нобеля».

Толстой не смог подняться на волну,
Не вышел ни в стилисты, ни в спасатели.
Вот если б Гитлер выиграл войну —
Попал бы в величайшие писатели.



6. Из истории советской литературы


У нас в России память коротка,
Одно спасенье — мертвым не икается.
Багрицкий, воспевавший ВЧК,
Не дожил, чтобы всенародно каяться.
А Безыменский больше чем успел.
Воспел и проклял.
Проклял и воспел.



7. Из истории адвокатской практики


Так не докопаешься до истин,
А посеешь смуту и разброд —
Если утверждать, что ненавистен
Людоеду человечий род.
Он же сам дорогу к людям ищет,
Не желая пропадать в лесу.
Разве можно ненавидеть пищу?
Согласитесь, это же абсурд:
Так что вся его дурная слава —
Злой и незаслуженный навет.
Ненавидеть — это дело слабых,
Тех, кого готовят на обед.



8. Из истории мореплавания


Дело, в принципе, не в том —
Кто
Остался за бортом.
Главное,
Что пароход
Продолжает свой поход...
Сетуя на тесноту,
Рассуждали на борту.

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера