АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Алена Щербакова

Декаданс. Стихотворения

ДЕКАДАНС

Тревожный Вертинский – и обморок тоненьких лилий,
Утопия вместе с затяжкой О.Берслей на утро,
Пустые костюмы густевшая тень опалила,
Белила ворот и домов топит серая пудра,

Размытые клавиши улиц запали – снаружи.
Внутри – только профиль засушенной розы в альбоме,
Там двое пьют пепел, тоской погружаясь в окружность
Из мухинских, или – саке из японских…

Но в той музыкальной шкатулке, где собраны были,
За чаем и дансингом, в строчке, где «Ваши пальцы
Пахнут ладаном…» -– стеариновый привкус зимы, или
Зрители, - суфлёры и постояльцы.


***

Митя, здесь ходит бумажный снег,
Пальцы ореха бьются о сумерки,
Тени обгрызли пейзаж до корней,
Если февраль не загонит коней
Утренних – город впадает в безумие.

Митя, как медленно движется тень
Вдоль побережья от баржи, и низко
Срочными стаями чертит метель
В угол дырявой ракеты котельной,
И в записной уменьшаются списки…

Знаешь, в такую бездушную стынь
Письма доходят до почты едва ли,
И у причалов, разинувших рты,
Сводит суставы, и до хрипоты
Лунный наждак полирует развалы
Улиц, в которых застыли мосты,
Ставшие ветру пустой наковальней.


***

ЯЛТА

Пустые кабинки и пальмы в снегу, –
Зимний закрытый тыл.
Катер фигурно застыл на бегу
В лапах большой воды.

Отсутствие эха на берегу, –
Крымский без четверти дзен.
Тлеет в алом футляре губ
Охровый южный акцент.

И не абсент отрезвляет мозг, -
В зелёном стекле портье, -
А обступает сухой мороз
Сквозь фонарей прицел.

Снежный почтамт отставного тепла
С сумкой наперевес
Сугроба. И льдины аэроплан
У тишины отвесной.


***

ПИТЕР

1
«Падает стильный снег».
О. Арефьева

В тёмных очках питерской ночи
Плывёт отраженье Невы.
Твой телефонный звонок не окончен,
Одностронен, как вид,

Там, где зимы нашатырь, и качает
Скользкий проспект за стеклом.
На остановке в деепричастье –
Чёрного лака излом.

Белыми иглами матовой взвеси
Косо идёт обстрел,
Сколько оттенков у чёрного, если
Смесь их бодрит, но не греет…

Снег заскрипит на виниле ночи,
Нэповский вызвав романс,
Смолкнув бисером многоточий
В копировальной бумаге,

В такт серебром отзовётся – острее
Вслед коротким гудкам,
Эхом в подъезда сырой батарее
Спрятан наверняка.

2

Выйди в город, ставни открой –
Сквозь мостов просевшую бровь
Проступает печаль берегов,
Всходит Адмиралтейства апостроф,
Поддевая собой горизонт.
И деревьев живых гарнизон,
То солдат в нём, а то - апостол.

Вытекая из штолен дворов,
Вал тумана - водоворот
Заведёт прямо за руку в невские
То ли воды, то ли миры
Беспричинной его игры
Достоевской.

Белый день на своих руках
Скоро ночь понесёт, и в рукав
Подвесного моста упав,
Вдохновенье найдёт под спудом...

Горсть иронии тает в снегах.
И, не споря, наверняка,
Остаётся принять, как факт,
Орфографию пленного чуда.  


***

Смотришь белый бег Единорога
В будню блокаду января,
Словно Бог, подслушавший у Блока,
Стиший совершающий обряд.
И во сне, в плену или на воле,
На холсте, сквозь обморок окна –
Так от красоты бывает больно
Сердцу извлекавшего сонант.
Так синоптик, верящий явленьям,
Взламывает памяти сургуч,
Повинуясь внутреннему зренью
Зрения, закрытого на ключ...


***

В улыбке зимы – посвященье
В законы цветения льда,
Еще растворенная щедрость
Безликого «здесь и когда».
Такое незримое зреет
Защитным покоем у глаз,
Сугробами грея прострелы
И проруби окон в запас –
Едва ли выкуривать станет
Узора и мела наплыв
Теперь белый пороха танец
Над скатом фарфоровых глыб.


***

По воздуху балтийских зим проплыть,
Хоть изморось, и в зеркале минорном
Снег сглаживает острые углы –
Но внутренне запоминает формы.

Кроты-автомобили протаранят
Лаз для телег – но заметает след,
И коконы балконов виснут рвано,
Платаны принимая за скелеты.

Метель справляет вахту декабря
И копошит по трубам, как старьевщик,
Прибрав в пути железок и коряг;
И в цоколях прозрачное зверье.

Конверт зимовья, словно буй, промерз,
Прирученный в дыму полураспада.
Тогда от зимних писем не спалось
За бледной, круговых ночей осадой.


***

В аэропорту, на окраине утреннего озноба,
Между чашкой пара и наваждением встречи
С отрешенностью пассажира и сноба
Позволяешь пространству снаружи в тебя перетечь,
Чтоб сорваться в него, оставив пальто и сумку
На стуле в фойе, будто вот-вот вернешься,
Будто, и правда, можно уйти отсюда,
Или пейзаж, как пальто, впредь тобою сношен…

К списку номеров журнала «ЛИКБЕЗ» | К содержанию номера