АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Эдуард Учаров

номинатор "Контрабанда"

АНГОЛЬСКИЙ ПОЧТАЛЬОН

В стране амбунду, к северу от гор,
Где студит снег расплавленную почву,
Алмазный дождь по ямам сыпал почту,
Закатных искр крадя у неба горсть.

И всадники тропических степей,
Апрелем обжигающие ветры,
Разглаживали скачкой километры,
Неся депеши звездную купель

Вобравшему в себя морщины рек,
Танцующему цензору ойкУмен,
Чей выверенный пульсом ночи бубен
По адресатам слал их оберег.


ОБЛОМОВ. ВАРИАЦИИ

Действенная тоска — штрих к моему портрету,
Грифельный скрип по аспидному сланцу.
Если выведет кривая, то я приеду
Нищим принцем с князьком-оборванцем.

Вырвусь из грязи, это нехитрое дело,
Друга представлю — немецкий мой кореш,
Кровь разгоняет, дабы не очень густела.
Кстати, чем нас с Андрюхой покормишь?

Есть некий план: «Бельведерского Аполлона»
Охолодить Корреджиевой «Ночью».
Как ты считаешь, хватит пивного баллона
Туфли испачкать римскою почвой?

Грум запрягает праздничный выход трамвая,
День ест от солнца последнюю дольку.
Три остановки, но до конечного рая
Всё не доеду, милая Ольга.


ДОРОГА В БЕРКЛИ

«Быть — значит восприниматься…» Джордж Беркли

Креста мистические взмахи
Случайно промелькнувшей церкви
Железным блеском об рубаху
Царапнули при въезде в Беркли.

Никелированные крылья
Несли потомка Гавриила
По автостраде многомильной
Мощённой в адское горнило.

Побрив Неваду возле уха
Опасным лезвием азарта
Калифорнийских акведуков,
Я разрезал черту на карте,

Как резал вены в восемнадцать,
Проехав сквозь Долину Смерти.
Тогда другим восприниматься,
Наверное, мне кто-то мерил.

А ветер бил по серым скулам,
Глаза щипало, солнце меркло.
Но на хайвэе среди гула
Я различал кантату Беркли.

К списку номеров журнала «ПРЕМИЯ П» | К содержанию номера