АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Марк Верховский

ЗИГМУНД И МАРИЯ. Очерк

Foto 1

 


Родился в 1940 г. в Симферополе. С началом войны семья эвакуировалась в г. Баку. Отец погиб в 1942 г., защищая Керчь. Окончил АзИИ по специальности инженер-электрик. Работал инженером в Управлении Капитального строительства Бакгорисполкома, главным механиком треста «Железобетон». В 1991 г. выехал с семьей на ПМЖ в Соединенные Штаты. Здесь начал писать очерки и публиковаться. Зарубежные публикации: в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Миннесоте, Филадельфии, Чикаго, Праге, Тбилиси. Публикации в Баку: журнал «Литературный Азербайджан», газеты «Эхо», «Зеркало», «Неделя» и др. В 2008 г. в числе соавторов вошел с пятью очерками в альманах «Евреи в культуре и искусстве Азербайджана» под редакцией профессора Фараджа Караева. В 2009–2011 в содружестве коллектива авторов портала «Культура.аз» опубликован в альманахах «Разноцветие мысли» (1 и 2). Публикуется в Антологии Ассоциации «Луч». Книги: сборник «Былое» в двух книгах (2004, Нью-Йорк), миникнига «Мелодии Абшерона» (2010), «Бегом из прошлого в будущее» и «Публицистика от Марка Верховского» (2011, Баку), «Мираж Большого Каньона» и «Президент открывает Америку» (2013 – 2014, издательство «Ширваннешер»). Член Союза писателей Северной Америки с 2003 года, Союза журналистов Азербайджана с 2009 г. Обладатель Диплома «Почетный член Союза писателей Азербайджана». Финалист и лауреат ряда литературных конкурсов, лауреат премии «Гранат» Ассоциации деятелей культуры «Луч» за 2013 г.


 


Услышав по радио эту страшную новость, Мария пришла в ужас.


Да, она предрекала эти события, но когда они наступили, ей стало страшно. Страх сковал её, принцессу греческую и датскую, родственницу всех европейских королевских династий. Холодный пот покрыл её изнеженное тело, когда она представила себе нависшую над Зигмундом смертельную опасность...


Однако Мария не вела бы свою родословную от Наполеона Бонапарта (а она была правнучкой Люсьена Бонапарта – брата императора), если бы через минуту не вернулась в свое обычное невозмутимое состояние.


Образ жизни принцессы не допускал расслабления – писательница, общественный деятель, переводчица, основательница Парижского Психоаналитического общества всегда на виду. По материнской линии она была внучкой Франсуа Блана, застройщика Монте-Карло. Унаследованное от этого деда баснословное состояние будоражило воображение общества. А в 1907 году Мария заключила брак с графом Георгом Корфским. После свадьбы она стала именоваться принцессой Греческой и Датской, её имя стало известно во многих странах мира. Правда, народ не знал, насколько она презирает мужа, который в спальне с равнодушным видом отворачивался к стене и засыпал. Новобрачная очень скоро выяснила, что он предпочитает мужчин, и прокляла свою злосчастную судьбу. Хотя Мария и стала принцессой, счастливее благодаря титулу она себя не почувствовала.


Супругам стоило немалых трудов рождение двоих детей, Петроса и Евгении.


В 1925 году Мария познакомилась с известным психоаналитиком, 69-летним Зигмундом Фрейдом. Он начал проводить с ней свой дидактический психоанализ. Вопреки традиции, согласно которой анализ обычно длился несколько месяцев, Мари Бонапарт стала анализанткой. Процесс работы с нею на некоторое время прерывался и возобновлялся всякий раз по приезде принцессы в Вену.


Отношения между всемирно известным профессором Зигмундом Фрейдом и его пациенткой складывались необычным образом. Мария становится активной ученицей профессора и первым организатором психоанализа во Франции, хотя и не имеет специального медицинского образования.


Мария, сама являясь сильной неординарной личностью, проникается полным доверием, не только к методам лечения Фрейда, но и к его пока ещё не признанной теории воздействия психоанализа на организм человека. Принцессу не смущает сексуальная основа учения, и они с профессором откровенно обсуждают все проблемы межполовых отношений, называя все своими именами, что приводит в шок окружающую научную среду. Они не комплексуют в отношении различия полов, ибо живут категориями научными.


(Автор не будет с умным видом анализировать огромный пласт теорий Фрейда, поскольку считает себя некомпетентным).


«Заразившись» у профессора преданностью науке, Мария начинает просто помогать ему в том, в чем может помочь её положение в высших кругах монархий и администраций в Европе.


Так, в 1934 году, вопреки желанию Фрейда, она выкупает его интимную переписку с другом молодости Вильгельмом Флиссом, выставленную на аукцион вдовой того. Подозревая, что Фрейд может уничтожить эти письма так же, как он поступил с некоторыми своими метапсихологическими работами 1915 года (например, с книгой «Сознание»), она хранит переписку в своей банковской ячейке и издаёт её только в 1950 году. Сегодня эта переписка является не только ценным историческим документом, проливающим свет на становление и развитие психоанализа, но и открывает множество оригинальных и ранее неизвестных идей Фрейда. Поступок говорит о Марии Бонапарт как об умном и дальновидном человеке.


...Но сегодня, 11 марта 1938 года, в результате политики насильственного присоединения, проводившейся фашистской Германией, произошел захват (аншлюс) Австрии Германией. С вступлением в Вену немецких танков над Зигмундом Фрейдом и его многочисленным семейством нависает смертельная опасность. Мари Бонапарт была рационалистом и потому раньше Зигмунда поняла угрозу прихода фашистов.


Зная упорный характер Фрейда, пока ещё не осознавшего античеловеческую сущность нацизма, Мари выезжает в Вену, чтобы самой убедить профессора в немедленном отъезде в Англию. Известный ученый впервые вспоминает, что, оказывается, по рождению он... иудей. Впрочем, он припомнил, что ещё в школьном возрасте сверстники донимали


его еврейской принадлежностью. Но ни для кого не секрет, что это поддразнивание было большей частью обусловлено детской злобностью и стремлением просто вывести из себя товарищей.


(Автор на личном опыте подтверждает, что в большинстве случаев детям это удавалось).


Но такие выпады никогда не поощрялись взрослыми и считались неинтеллигентными. А потому, прожив длинную жизнь, профессор никогда не задумывался над этим, с его точки зрения, незначительным фактом своей жизни. До него не доходило, что именно «потому, что ты еврей» он должен бросить дом, библиотеку, лабораторию, клиентуру, австрийских коллег и бежать от концлагерей, желтой нашивки звезды Давида, презрения арийцев... и возможной смерти.


Яркий представитель ученого мира, Фрейд категорически отвергал все доводы своей спасительницы. Гений, открывший законы сексуальной зависимости человека, не мог дать психологический анализ людям, опустившимся на низменный уровень градуировки человечества по признакам цвета и «качества» крови.


Неизвестно, как долго с ним бы «нянчились» фашисты, если бы они не начали репрессии с ареста его главной помощницы и дочери Анны. Целый день профессор, нервничая, курил одну папиросу за другой, обвиняя себя в недальновидности. Лишь поздно ночью Анне чудом удалось вырваться из лап гестапо. Наконец-то перед Зигмундом раскрылась звериная ненависть фашистов к евреям. На другой же день Фрейд принял решение об отъезде. Но время было упущено – гестапо не собиралось выпускать такой куш, как всемирно известный ученый: он в первую очередь еврей, и должен сидеть в концлагере, а не в президиумах. Фрейду грозил Освенцим.


И принцесса Мария Бонапарт вновь проявляет свое благородное участие. Пытаясь помочь Фрейду покинуть Европу, Мария сама попадает под пристальное наблюдение гестапо. С этого момента началась новая жизнь Мари. Жизнь между страхом и надеждой, решимостью и отчаянием. Даже Англия, неохотно принимавшая беженцев, вставляла «палки в колеса» делу вызова Фрейда. Пришлось напомнить Королевскому обществу, что только два года назад оно приняло в ряды своих почетных членов всемирно известного ученого. Президент общества, известный врач Самюел Хор, направил отличное рекомендационное письмо в МВД Великобритании, благодаря которому там выдали документы на вызов профессора со всей семьей.


Три месяца отчаянной схватки вынесли совместно Мари Бонапарт и еврейский ученый в борьбе с нацистской верхушкой за право жить или не жить. Только благодаря личным усилиям принцессы и добрым её связям с американским послом ей удалось подключить президента Франклина Рузвельта к диалогу с послом Германии в США (Америка ещё не была в состоянии войны с Германией).


Находясь в опасной ситуации, Фрейд, тем не менее, успешно помогал своим друзьям, над которыми нависла опасность ареста, получить американскую визу и своевременно выехать из Германии. Нацисты тормозили его всеми способами, надеясь не упустить маститого иудея, как это произошло с другими выдающимися немецкими евреями, такими, как Альберт Эйнштейн, Лион Фейхтвангер, братья Генрих и Томас Манн, Стефан Цвейг, Нильс Бор


Спасение пришло совершенно неожиданно. Человек, который с большим интересом относился к психологическим трудам Фрейда, когда-то попросил профессора прислать ему свои книги. Всегда доброжелательный ученый, к своему будущему счастью, выполнил просьбу читателя. И вот в это трудное время благодарный читатель личным звонком обращается к самому фюреру с просьбой помочь Зигмунду Фрейду с отъездом. Конечно, Адольф Гитлер не мог отказать своему другу, итальянскому «коллеге» Бенито Муссолини.


Таким странным образом Зигмунд Фрейд, наконец, получает разрешение на выезд из Вены. Но напрасно читатель надеется, что на этом закончатся все издевательства нацистов. Свой веский подленький вклад внесла «правая рука фюрера». Генрих Гиммлер предложил вариант выкупа за голову Фрейда – огромный по тем временам, в размере 4 824 долларов. И снова внучка Наполеона Мария Бонапарт внесла свой вклад – она не колеблясь отдала за учителя два великолепных дворца, благодаря чему ей, наконец, удалось спасти его семью и часть его архива. Вторая часть и ряд рукописей были уничтожены нацистами. И, к сожалению, не всех членов семьи Фрейда нацисты согласились выпустить. Многочисленные родственники Фрейда (среди них все три родные сестры), которым не удалось бежать из Австрии, погибли в лагерях смерти.


(Драматическая картина отъезда семейства Фрейд в поезде «Вена – Париж» прекрасно отражена в телевизионном фильме режиссера Бенуа Жако «Принцесса Мария» («Princesse Marie», 2004), главную роль в котором исполнила Катрин Денёв).


В Париже Фрейда и его получивших разрешение на выезд близких уже встречала переволновавшаяся Мария Бонапарт. Она забрала все семейство в дворец Бонапартов, где они приходили в себя от ужасов унижения встреч с гестаповцами, обретая чувство человеческого достоинства, за которое пришлось заплатить дорогую цену. Нацисты присвоили вклады профессора в банках, конфисковали все книги в издательстве, вынудили возвратить публикации и деньги, помещенные в швейцарские банки. Из всех домашних ценностей Марии удалось буквально выкрасть из кабинета только одну реликвию ? изящную статуэтку Афины, всегда стоящую на письменном столе профессора. На другой день семья продолжила путь в Лондон. Здесь, в новом кабинете профессора, «Афина» и нашла свое новое пристанище.


Принцесса Мария не успокоилась, пока не вывезла из Вены часть библиотеки и рукописей своего любимого учителя.


Фрейд с 1925 года страдал от прогрессирующего рака верхнего неба. Его многократно оперировали, вставляли искусственное небо. Но все было напрасно ? он мучился от болей.


В 1939 году учёный обратился к наблюдавшему его доктору Максу Шуру, напомнив о данном ранее обещании помочь ему уйти из жизни. Поначалу дочь Анна, не отходившая ни на шаг от больного отца, воспротивилась его желанию, но, видя его неимоверные страдания, была вынуждена согласиться. 23 сентября 1939 года Шур ввёл Фрейду большую дозу кубиков морфия, достаточную для прерывания жизни ослабленного болезнью 83-летнего ученого. В три часа утра Зигмунд Фрейд умер.


Тело учёного было кремировано в городке Голдерс-Грин, а прах помещён в древнюю этрусскую вазу, подаренную Фрейду Мари Бонапарт. Ваза с прахом учёного находится в мавзолее Эрнеста Джорджа.


В 1941 году Мари Бонапарт покинула Францию и после короткого пребывания в Греции, за две недели до вступления немцев в Афины, вместе с королевской семьёй переехала из Афин в Южную Африку. Там она до окончания войны работала психоаналитиком. После разгрома Германии принцесса вернулась в Париж. В 1962 году, после тяжелой болезни, в возрасте 80-ти лет Мари Бонапарт скончалась.


Спустя много лет, оценивая вклад этой женщины в психоанализ, мы, скорее, обращаем внимание на её административный и организаторский талант, чем на теоретические исследования. Меж тем они тоже представляют большой интерес для историков психоанализа.

К списку номеров журнала «Кольцо А» | К содержанию номера