АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Светлана Петрова

След Будды

Бусоку-секитаи — стиль классической старинной японской поэзии, описывающий через состояние природы состояние души…

Бусоку-секитаи (в переводе"След Будды") — нерифмованные шестистишия с размером 5+7+5+7+7+7 = 38 слогов.

 

 

I.         ОСЕНЬ

Вкрадчивой кошкой

По карнизам деревьев

Крадется осень,

Тихо роняет следы…

Катятся яблоками

Тёплые ясные дни.

 

В дачном плечистом

Смешном рукомойнике

Замёрзла вода.

Георгины в инее.

Небо ломко стылое.

Грустно. Уезжать пора.

 

Жить стоит ради

Аромата яблока,

Первого снега

И улыбки дочери.

Раздевается осень,

Обнажается душа.

 

Сладкий аромат

Последнего тимьяна…

Горькая полынь.

Равнодушное небо

Обвязано кружевом

Гусиных караванов.

 

Дрожат улицы

От осенних сумерек.

Притихли дома…

Ранние заморозки.

Долгий гудок на реке,

Как прощание с летом.

 

Завороженность

Соприкосновением

Хризантем и рук…

Забытых слов мельканье…

Жёлтых цветков лепестки

Царственно грустны. Осень.

 

Поют поленья

В полуночном камине.

Шарлоткой пахнет

Лёгкий насмешливый дым,

Улетающий в небо…

Бродит дождь в саду.

 

Осень прижалась…

-Тебе не страшно стареть?

-Мне нравиться Быть!

Хочешь тебе подарю

Чертополоха букет

И пять корней ириса?

 

Как дух взволнован!

Восторг созерцанья

Переходит в транс:

Жёлтые хризантемы…

Срывается с губ

Возглас изумления.

 

Полночь. Цикады.

Тихо мерцает камин

Мириадами

Звезд горящей вселенной…

Как кошка греется Дом,

Прильнул к моим коленям.

 

Невидимые

Журавли грустно кричат

На закате дня.

Тоскливо в горном небе.

Полощет ветер иву

В туманно серой реке.

 

Под грудой листьев

Старый помятый чайник

Доживал свои дни…

Падали последние

Ледяные яблоки.

Хорош с корицей компот.

 

Стылое небо.

Прячутся среди цикад,

Кутаясь в травы,

Души сорвавшихся звёзд…

Жёлтые хризантемы

Изливают солнца цвет.

 

Дремлет старый сад.

Мне бы бабушкин халат,

Синий, байковый…

Выйду в осень ночь поймать,

По карманам распихать

Листьев прелых пряности.

 

Скрипит старый столб,

Ветер качает фонарь.

Поседела ель

Под серым светом луны.

Темен и тих колодец,

Засыпанный листьями…

 

Одинокий лист

Люпина замерзает,

Держа в ладони

Прозрачный жемчуг росы.

Серое небо сквозь лес

Стекает в ковёр листвы.

 

Безлунная ночь.

Приоткрытое окно.

Озябший ветер

Запутался в ворохе

Осенних листьев клёна,

Скинул их на пол, затих…

 

В кармане пальто

Кисти алой рябины,

В другом лежит гвоздь,

Нашёлся на дороге.

Молоток. Табуретка.

Живёт над дверью ветка.

 

Шершавый, нагой

День вечереет, прячась

В грустном осеннем саду…

На горячий аромат

Чёрного чая с мятой,

Дождь, спотыкаясь, бредёт.

 

Смешаны с грязью

Последние хризантемы.

Небо низкое…

Назойливый дождь стеной

От рыхлых туч до земли.

На редкость мрачный октябрь.

 

Убраны нивы.

Медленно рдеет заря.

Дожди принесли

Небесные запахи,

Разворошили листву…

Зябнет голое поле.

 

Положи мне мысль

На сердце, амнезию

Впихни в голову,

Ты меня слышишь, октябрь,

Притих недоумённо,

Морща тучами небо?

 

Вязнет свет луны

В тишине деревенских

Осенних ночей,

Поглотили туманы

Ближнее поле и луг…

Осыпаются астры.

 

Деревья в окне

С поникшими кронами,

Как немой укор

За остывшие стены.

Одиночество в доме,

Как мокрый тяжелый плед.

 

Айвовым духом

Ноябрьского варенья

Весь дом пронизан.

За окном дождь стеною.

Господин камин греет

Зеркала и картины.

 

Как хочется жить

Не взирая на осень,

В тихом пространстве

Моих оставшихся дней.

Где взять немного денег,

Чтобы выкупить радость?

 

Кресло-качалка.

Тёплый зов от камина…

Тлеют уголья…

Подобрели зеркала.

Растерянная муха,

Отогревшись, ожила.

 

Зябнут колени

От ноябрьского ветра.

Циновка. Тюфяк.

Жёлтые хризантемы,

Как солнце над Фуджи, льют

Мне в ладони тёплый свет.

 

Горестно муха

Жужжит и бьётся в стекло,

За которым снег…

Воробей нахохлился,

Спрятался под стрехою.

Ноябрь. Ранняя зима.

 

На медовый цвет

Тёплых нескошенных трав

Ранний первый снег

Нанёс серебристый блеск.

Не успели отцвести

Подсолнухи у плетня…

 

Грусть осенняя

Немая, незрячая

Зябнет под небом…

Властно-барский дождь стучит

Поздними яблоками

По ступеням веранды…

 

Как клин журавлей,

Покидающих осень,

Грустно тает день…

Мёрзнут руки в перчатках.

Пахнут листья корицей.

Сумерки липнут к спине.

 

Одиночество

Среди друзей, похожих,

Но не подобных…

Давит свитера ворот.

На тёмном небе луны

Половинка ровная…

 

Конец ноября.

Моросящее небо,

Набухли дома.

Мокнут храма купола

И молчат колокола…

Тихо осень умерла…

 

II.        ЗИМА

В тёплые края

Стремятся души цветов,

Вновь идёт зима

С тихой вязью холодов.

В старом чайнике сверчок

Для себя приют нашёл…

 

Подморозило.

Небо стояло серое,

Печальный воздух пах

Мокрой ивовой корой.

Шершавый ветер снегом

Красит облетевший лес.

 

Озябла зима

В ожидании снега…

Заиндевелый

Ветер, звеня травами,

Вползает в стог сена,

Любуется инеем.

 

Застывший туман

Кристаллами пронизан,

Нежные иглы

Растут навстречу ветрам.

Этот иней на ветках

Мир видел не раз… и вновь…

 

В воздухе пахнет

Водою из колодца,

Пряным оврагом,

Стеклянными звёздами.

Теплый снег послан с небес,

Чтобы уснула земля…

 

Снежная зима…

Что ж, солнечного тепла

Жаркого лета

И голубой осени

В крепком яблочном бренди

Хватит, чтобы согреться…

 

Сновидения

Распаковываются,

Когда приходит

Декабрь… пятница года.

Достаются чудеса

Тем, кто свято в них верит.

 

Где-то на крышах

Тёплых домов лежит снег

Сказочной шапкой.

Иллюзий старый мотив

Чудеса обещает.

Новый год на пороге…

 

Тихо бьют часы.

Уходит время в вечность.

Погасли свечи…

Жарко в доме от печи.

Дышит ёлка в темноте.

Небо звёздное в окне.

 

Сумерки светятся

Калейдоскопным цветом

Бегущих огней

Новогодней гирлянды —

Ёлка стоит у окна.

Ночь. Второе января.

 

Равнодушные

Пустые морозные

Сферы над лесом.

Поседел мрачный ельник.

Долгие ночи. Земля

Спит в объятиях зимы…

 

Под снежной кроной

Старый тополь горбится,

Прилёг на крышу…

Чудится запах сажи

Вересковой терпкости.

Хозяйка чистит печку.

 

Губы вникают

В ту январскую мякоть

Края миров, где

Выбелены, умыты

Крылья деревьев, домов.

Снег пахнет небом, летит…

 

Раннее утро,

С последними звёздами,

Тёмно-синее…

В серебристом инее

Сад, ограда и крыльцо.

Не вернуться в отчий край.

 

В сугробах земля.

Ночи долгие. Зима.

Рассвет всё больше

Медлит, сочится в окна.

Жёлтые листья клёна

Спят на вате между рам.

 

Память наотмашь

Бьёт розами белыми…

Следы на снегу,

Сердце гулко упало,

Знакомая картина —

Букет в мусорной урне.

 

Монастырь. Келья.

Тепло ногам в валенках.

Послушание.

У молитвы есть Душа —

Бесконечный белый свет.

Третий день падает снег…

 

Кипел талый снег,

Самовар гудел в трубе.

Улетали ввысь

Искры сосновых шишек…

Пряно пахнет Рождество

Мятными пряниками.

 

Трапезная. Ель.

Запах леса смоляной,

Шары на ветках…

Светлый лик Чудотворца

С иконы благодатью

В сердце плывет… Николай…

 

Обломки глыб льда

Строят новые тела —

Ощетинилось

Торосами озеро.

Крепко взбиты сугробы

Воронками бурана.

 

Шиповника куст,

Отяжелев от сна,

Упал лицом в снег,

Птица поёт в голове…

Строгий монастырский двор

Изрезан тропинками.

 

Целуя колко,

Мороз держал в объятиях,

Кружил снегопад

Над уснувшей равниной…

Принесла ночь в подоле

Красногрудых снегирей.

 

Лгали метели,

Снежной лаской утомив,

В бездомные сны

Погружали дороги.

Зябко дрожало небо.

Мёрз снеговик-лунатик.

 

Вытянув шеи,

Деревья вязнут в снегу.

Нарочитое

Равнодушие сада.

Смеясь, уносит метель

Стеклянные яблоки.

 

Во власти зимы

Берендеево царство…

Укрыты снегом

Деревья, кусты, земля…

Храм объят сугробами,

Покинут, заброшен, свят…

 

Мелкий снег сачком

Ловит в саду тишину,

Строит воздушный

Замок на фундаменте

Из кустов смородины.

Всего сущего бренность…

 

Прозрачный полдень,

Бликующий на солнце.

Горячий ветер

Бродит в узких улочках

Реджио Калабрия.

Календарная зима…

 

III.      ВЕСНА

Тают облака

Мережкой под ногами,

Звенят ручьями…

По лепнине фасадов,

Стенам, ступеням крыльца

Стекает в лужи небо.

 

Мокрое утро

Бродит среди цветущих

Кряжистых яблонь…

Дождь окропил мне лицо

Белыми лепестками.

Нетающий снег в саду…

 

Искренность любви

От расточительности

Пронзительная,

Мучительно-страстная

Рисует будущее

На амальгаме утра…

 

Алеет закат,

Погладить пытается

Шиповника куст

Сквозь прорехи ограды.

Обнимает нежно май.

Пахнет дымом от печи.

 

Набрать облаков

Кучевых белоснежных

И выдавить сок

В бочки, бидоны, крынки…

Промокла насквозь скамья…

Май. Пора петь соловьям.

 

Пришит кораблик

Линией горизонта

К полотну дождя…

Стекает в сумерки день.

Карандашным наброском

Черепичные крыши…

 

Время замерло.

Партитура. Дирижёр.

Город. Солнце. Май,

Взмахи тонкой палочки.

Долгое адажио…

Я вернусь, Санкт-Петербург!

 

Робко гиацинт

Просыпается утром,

Тянется к солнцу.

Цветов лиловых финифть

Мне говорит о любви

К порядку мирозданья…

 

«Выйди, Божество,

Воплощение солнца.

Покинь пещеру!»-

Зовёт стая птиц, сидя

На высоких ториях.

Возвращается в мир Свет.

 

Астильбоидес

Обрамил садовый пруд.

Дождь стучит в окно.

Словно летописи взвесь

Старинные кимоно…

Раскрыты дверцы шкафа.

 

IV.      ЛЕТО

 

Дорога к храму…

Своды лип над головой

Пересыпают

Колокольный звон в карман

Сафаринского пруда.

Полдень. Светлеют тени.

 

Линялый гамак.

Полуденный старый сад.

Томное лето

Солнце пакует в кулёк.

Стекает трава в овраг.

Забор на малину лёг.

 

Жёлтый трамвайчик

Везёт по пьяцце Меда

Время и тени

Чьих-то судеб и жизней.

Лето. Миланский полдень.

Бар. Пьёт кофе фотограф.

 

В полночном мраке

Босых ступней звукоряд.

Припавши к стене

Грассирует лестница.

Услышанные шаги

Гасит персидский ковёр.

 

Нависли тучи

Над каруселью лета

Сливовым шатром.

Ветер играет в прятки,

Пробрался в заглохший сад,

Уснул, подмяв ромашки.

 

Луна следила

Глазами хищной птицы

За тенью в саду,

Освещала дорогу

Бредущему путнику…

Яблони слушали ночь.

 

В крохотной клетке

Колыбельную песню

Сверчок мне поёт.

Луна дремлет на ветке…

Два граната, три хурмы,

Ломтик хлеба… наш ужин…

 

Поезд тронулся,

Застучал колёсами.

Быстрее солнце

Побежало по небу.

День собрал обрывки сна,

Сплёл силки на чудеса…

 

Впечатал в губы

Запах бренди, поцелуй

И слово «Привет!».

Пьём какао и кофе

Пополам с кальвадосом

В кафе на один столик.

 

Тридцать ступеней

Ведут к кусту жасмина…

Вечер гранями

Раздвигает мир двора…

Обнимает за плечи

Сливочный свет фонаря.

 

Обмелевшая

Река неторопливо

Текла в сторону

Лилового заката.

Шум родников из среза

Берега не умолкал.

 

Тесно ягодам,

Крутятся, лопаются,

Во рту им смешно.

Течёт по подбородку

Сок вишнёвый с мякотью…

Льётся счастье через край.

 

— Знаешь, в будущем

Изготавливается настоящее…

— Как этот долгожданный дождь?

Почему он не пришел

Спасти пионы? Вчера

Они его очень ждали!

 

Кричит ворона

В сумерках среди листвы

Высокой ивы.

Льёт дождь звонкий и тёплый…

Далеко до ненастья.

Август. Суббота лета.

 

Пахло чердаком,

Канифолью и стружкой,

Забродившими

Грушами и табаком…

Пустое чрево шкафа.

Над потолком голуби.

 

Беспомощностью

Всепогружающего

Отчаяния

Накроет на пороге

Расставание с Домом.

Трётся у ног дорога…

 

Лето простилось.

Август вернул на небо

Дневную звезду.

В корзине ветер нашёл

Цветастое лёгкое

Платье, метнул вдогонку.

 

Уходит август.

Недолговечно лето.

— Прикоснись ко мне,

Если я твой человек…

Синеют дали полей

Под тёплой крышей неба…

 

Жгучее солнце

Собирает гербарий,

Высушен город

Вместе с его листьями,

Стволами и корнями…

Падают абрикосы.

К списку номеров журнала «НОВЫЙ СВЕТ» | К содержанию номера