АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Динара Расулева

Лес. Стихотворения

Родилась в 1987 в Казани. Авторка (так пишет сама Динара) поэтических текстов, перформанс-артистка. По происхождению татарка, по профессии лингвист-переводчик. Недолго жила в Нью-Йорке, вернулась, чтобы два года проработать на казанском химическом заводе, после чего переехала в Германию. С 2016 года выступает на поэтических чтениях и слэмах в Берлине, Франкфурте-на-Майне, Кёльне, Нюрнберге, Токио, Москве. Победительница двух русскоязычных поэтри-слэмов в Берлине. Пишет тексты на русском, татарском и английском языках, её рассказы публиковались в литературном журнале «Берлин. Берега». Живёт в Берлине. 

 

Динара Расулева создаёт свои тексты на основе импровизации. Строки перетекают – одни в другие. Рифма гуляет, как ей вздумается, то затаится, то выскакивает и настойчиво навязывает себя. Темпоритм нервный. Экспрессия и динамика очевидны. Образность здесь же. Типичный рэп, вызывающий раздражение у ворчливого немолодого сторонника привычных стихотворных решений. Но вслушайтесь, вдумайтесь в содержание этих стихов, в проблематику, которой они живут, и перед вами предстанет время и поколение. Поколение, которое ищет себя во времени, которое отказывается от компромиссов, поколение, у которого есть право на своё мировосприятие, на свой авторский жест.

 

Д. Ч.



 
ЛЕС
 
Прошу оплатить за регистрацию брака в кассу 90 рублей 00 копеек,
Говорит мне уставший навсегда, размазанный по письменному столу человек:
За расторжение брака прошу заплатить 1300 рублей, по 650 с каждого.
Цена того, что человек не моногамен, и что самое важное –
умеет понять, где он уже не счастлив, а несчастен,
И тут часто
Мешает разное: размытое понимание слова любовь, надежда, вера:
За расторжение брака в Берлине от тысячи до трех тысяч евро
(по нынешнему курсу 216 тысяч 362 рубля 98 копеек) аn der Kasse.
Помню, как еду в пятом автобусе в восьмом классе
И забыла деньги на проезд и проехала свою остановку и села не в том направлении,
И жизнь с тех пор пошла не в том направлении
Тоже.
Мы с ней похожи
Были, когда она умирала: помолодела на 20 лет, и стала прозрачной, выцвела,
И не слышно ни взрыва, ни выстрела,
Просто дыхание переходит в дыхание чейна-стокса и обрывается.
За выдачу свидетельства о смерти госпошлина не взимается.
Похороны стоят 6,7 тысяч рублей для православных, для мусульман – 5,2 тысячи (потому что без гроба),
Для атеистов и других неверных не указано, пусть сами хоронят
Своих мертвецов. Вип-похороны 33 тысячи, элитные
(на первом ряду кладбища, чтобы недалеко идти и сразу видно) –
Сорок, а место рядом с Лобачевским или Хади Такташем или кем-то не менее
Важным – только по знакомству. Помню, как села не в том направлении
И проехала остановку, и забыла деньги на проезд,
А потом город кончился, а потом начался лес,
И надо было сойти в лесу и потеряться
Уже окончательно и не садиться в обратку, не возвращаться
Не становиться прозрачной и не просвечивать сквозь очередь в регистратуру
В очередной больнице или государственном учреждении стоять как дура
Извините как правильно заполнять эти бланки
Куда заносить бумаги
Нет, не выдам, у вас нет медицинского заключения, документа о факте смерти,
Доказательства родственных связей. Вы что, мрази, мне не верите?
Надо подписать вот здесь и здесь и пойти ещё в три кабинета,
Помню в две тысячи третьем было лето,
Была пыль в солнечном воздухе, пух деревьев, пот на сидении трамвая
(Потому что короткие шорты), ты была живая,
Я была убеждённая в человеческой способности полюбить.
А сейчас прошу оплатить
Госпошлину в размере госпошлины, карты не принимаем.
Понедельник, двадцать седьмое мая,
Тридцать один год, 175 рост, пятьдесят восемь вес,
Двадцать лет жду, когда закончится город и начнётся опять лес.
 



UNSHE
 
Когда она вышла на улицу, было ни тепло, ни холодно,
Ни лето, ни зима, ни весна, ни осень,
Ветер не бил в лицо, не было ни боли, ни голода,
Ни леса, ни города, ни панелек, ни сосен.
 
Когда она вышла на улицу, было ни грустно, ни весело,
У неё не было ни лица, ни тела, ни имени-отчества,
Она ни о чём не мечтала, ничего не хотела,
Не было страха и почти не было одиночества.
 
Когда она вышла на улицу, не было ни будущего, ни прошлого,
Не было никого из людей ни внутри, ни снаружи
Неё, она шла медленно, осторожно,
Хотя не было ни препятствий, ни камня, ни даже лужи.
 
Когда она вышла на улицу, она не вышла на улицу,
Потому что не было улицы и откуда выходят. Люди
Где-то едят арбузы, занимаются сексом, смеются,
Но её среди них не было, не было и не будет.
 


 
ПРО РАДОСТЬ ЖИЗНИ
 
Радость – всего лишь недостаток информации,
Сказал из ютуба глава немецкой партии,
А мне трудно держать лицо, трудно не засмеяться,
Когда пьяные подростки в единоборства танце
В вагоне метро: звон стекла, звуки ругани,
Криво брызнула кровь, пассажиры испуганы,
Что их маленькая бессмысленная жизнь в зоне риска,
Мол, пора отступать, мол, опасность слишком близко,
Эти лица недовольные так держатся так держатся
За возможность ещё один день ничего осмысленного не сделать,
За возможность ещё один день проснуться усталыми,
Всего просёрпанного времени им очевидно слишком мало;
За возможность повторить дом-ашан-работа-дача
(Всех предыдущих дом-работа им очевидно недостаточно),
Дайте ещё хоть один вечер прожить бессмысленно,
Можно же попроще, не запариваясь мыслями,
Раз я рождён когда-то богом, значит, жизнь моя важная,
Ну дайте мне ещё пожить: умирать страшно!
Они выдохнут спокойно, когда выйдут на следующей,
Кто-то был атеистом, но в вагоне стал верующим:
Когда смерть грозит быть втянутым в молодую битву,
Кто не знал молитв, тот придумает молитву.
Когда отброшенный ударом парень задевает ногу,
Кто не знал богов, изобретает себе бога.
Но ура, все позади, только испугались в легочь,
Главное успеть до закрытия пятёрочки,
Индеечная грудка сама себя не приготовит:
Прописана диета: плохой анализ крови,
И чтобы обезопасить себя от ранней смерти,
Сижу до поздней смерти на индеечной диете,
И чтобы оградить себя от чувства свободы,
Трачу пять дней в неделю на нелюбимую работу,
И чтобы спасти себя от свободы воли,
Делаю всё по порядку, как учили в школе:
Дом работа дом семья дети
Дом работа дом семья дети
Дом работа дом семья дети
Дом работа дом семья дети
Дом работа дом семья дети
И так до самой смерти
(Умирать страшно, пожалуйста, не умирайте)
 


 
НА ВЫНОС
 
Мне выносимо, как рушатся миры,
Как подростки сигают с крыши,
Сказала она,
Как падают самолеты и восемьдесят погибших,
Цунами –
Лишь бы не с нами,
Как горят соборы и взрывают дома,
Как была школа, а стала тюрьма,
У меня ни одна слеза,
Сказала она за-
Крывая глаза, – не упала, не выжалась,
Пусть бы никто не выжил,
Или выжил нечаянно,
Или вот пытают в застенках, а я пью чай,
Или вот сбежала из дома, и убили братья,
И так пятьсот двадцать пять
Раз. Или вот он её в глаз
И по беременному животу,
Или вот подбросили наркоту,
И на восемь лет, и никто не верит.
Мне это выносимо, я могу вынести,
И ношу до сих пор в себе тот момент,
Когда умер Листьев,
Когда умерла любовь, хлопнув дверью,
Когда суеверия
побеждали любовь,
Когда смерть побеждала любовь,
Когда «можно было хотя бы подогреть» побеждало любовь,
Когда любовь к био/эко побеждала любовь,
Когда эго побеждало любовь,
(Конечно, сказала она, это больно:
Изнутри разрывает железный корявый прут,
Но хотя бы не кровавая ирл бойня,
Пострадавшие не умрут)
Когда неправильно заказанный суп побеждал любовь,
Когда грязная третий день посуда побеждала любовь,
Когда половина шестого побеждала любовь,
Когда одно слово побеждало любовь,
(Она молчала, но её всегда раздражало)
Когда билеты в один конец побеждали любовь,
Когда мужчина такой глупый, что пиздец, побеждал любовь,
Когда спать до обеда и либидо побеждали любовь,
Когда любовь побеждала любовь:
Любовь, сказала она, так легко победить,
Любовь легко победима,
Но мне это выносимо.
Я не раз её выносила
И буду ещё выносить.
 
 


* * *
 
какой ты выйдешь из меня – мёртвой или живой?
будет мне больно, или меня не будет?
здоровой или с помятою головой?
умной или как все остальные люди?
 
будешь расти прилежной или бунтаркой, как я?
кто из нас помотает другой нервы?
«зайдёшь, может, или так и будешь стоять?»
простишь ли меня за то, что умру первой?
 
(господи, душу несчастную упокой)
будешь ли слать смс, что придёшь поздно?
будешь зеленоглазой или какой-то другой?
будешь смеяться до слёз или прятать слёзы?
 
будешь любить больше девушек или парней?
и какую первую прочтёшь книгу?
«да опять этот бродяжный заходил за ней»
«мам, я сама разберусь, верни сигу!»
 
сможешь уйти от него или будешь терпеть?
«тебе жалко его, а себя не жалко?»
будешь романтизировать в старшей школе смерть
или покупать по скидкам в рив-гош тоналку?
 
«смотри, у неё твои уши и пальцы, но моё лицо»
«вся эта мимика до боли в груди знакома»
будешь носить бабушкино кольцо
или, стыдясь, снимать, выходя из дома?
 
чьи книги будешь читать, чьё смотреть кино?
волосы выпрямлять или ходить кудрявой?
«абигейл, сделай королеве массаж ног»
будешь бороться за права или терять право?
 
в рукавах будешь прятать порезы рук,
а при виде меня перейдёшь дорогу?
«я осталась в раздевалке, и тогда физрук...»
«ты мне надоела, тебя во мне слишком много»
 
будешь вести бьюти-блог и ходить в бассейн?
«ну-ка дыхни!» «да я просто успокоить нервы»
будь любой, какой хочешь, любой совсем,
и родись в этот раз живой, 
и не умирай в этот раз первой.
 



МАМА
 
– Мама, почему мне красивой быть
Обязательно, а нельзя уродкой?
– Доедай лучше кашу свою с селёдкой,
И посуду потом не забудь помыть.
 
– Мама, можно мне платье снять,
Можно мне просто ходить в колготках?
– Ты что, дорогая, и так неловко
Перед соседями за тебя.
 
– Мама, почему женщина хрупкая, как хрусталь,
Если ты поднимаешь диван, когда пол моешь?
– Ты эту тему когда закроешь?
Здесь сквозит, замотайся получше в шаль.
 
– Мама, почему виновата я,
Если меня чужой дядя сам трогал?
– Рано тебе, подожди немного,
О таком в приличных домах говорить нельзя.
 
– Мама, почему меньше всего поддержат тех,
Кому больше всего нужна поддержка?
– А ты не болтай языком, молча ешь-ка,
Не бери на душу детскую грех.
 
– Мама, почему они не вступились, когда он тряс
Меня за косу, а учитель сказал, что сама виновата?
– Мне выдумок этих твоих не надо,
Я плачу сто взносов за хороший класс.
 
– Мама, смотри, я делаю вот!
Как тетя красивая в той золотой рекламе!
– Молодец, а теперь помоги маме,
Не будешь хозяйственней, кто замуж тебя возьмёт?
 
– Мам, я вырасту, можно, другой, чем ты,
Не выйду никогда замуж, не буду готовить борщ?
– Тебе где так мозги промыли, дочь?
Не выдумывай ерунды.
 








Анна Будина. «Первый подъезд». Акварель, бумага, 30,5х45,5 см. 2019 г.


К списку номеров журнала «ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА» | К содержанию номера