АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Антон Вереницын

BEANS WITH GARLIC

by Charles Bukowski


this is important enough: 
to get your feelings down, 
it is better than shaving 
or cooking beans with garlic. 
it is the little we can do 
this small bravery of knowledge 
and there is of course 
madness and terror too 
in knowing 
that some part of you 
wound up like a clock 
can never be wound again 
once it stops. 
but now 
there s a ticking under your shirt 
and you whirl the beans with a spoon, 
one love dead, one love departed 
another love... 
ah! as many loves as beans 
yes, count them now 
sad, sad 
your feelings boiling over flame, 
get this down.

 

Бобы с чесноком
это довольно важно:
подавить свои чувства,
это лучше бритья
или готовки бобов с чесноком.
меньшее, что мы можем сделать —
это небольшая смелость знания,
и всё это, конечно,
также безумие и жестокость
в осознании,
что некая часть тебя,
заводившаяся, как часы,
никогда не сможет вновь завестись,
однажды остановившись.
но сейчас
тиканье под твоей футболкой,
и ты кружишь ложкой эти бобы,
одна любовь мертва, одна любовь ушла,
другая любовь...
ах, любовей много, как бобов,
да, попробуй их сейчас сосчитать.
грустно, грустно,
твои чувства варятся над пламенем,
подави это.

2019

 

*and I will remember
...и ряд полуночных фонарей, идущий в ничто,
и тени — беззвучные жители штор,
и штопор, валяющийся на столе, как оружье...
и ловкие плечи кровати, и сухость пружин,
и время, которое этот вечер прожил —
я помню имени своего не хуже.
И профили наши, врастающие в ландшафт
подушки, и мой смертельно простуженный шарф,
и мебель, расставленная со вкусом,
в том числе пианино, захлопнувшее капот,
чтобы ни звука не вырвалось вдруг из-под
мотора в момент достиженья искусства —
всё-таки звуки были — и их, лучший в мире жест,
и позвоночника эластичный шест,
и в шесть промолчавший будильник (он ведь
не был даже заведен), и каждый час,
и каждую мимолётность, и каждых нас —
всё это, конечно, я буду помнить.
12. XI. 18

* andIwill rememberyour  small  room...

                                            CharlesBukowski 

 

*  *  *

 

Милая жизнь, обращаюсь к тебе с повинной —
с кем-то из нас это вынуждено случиться,
так как ты дольше меня и моей рутины,
разница между которыми только в числах.
Слушай теперь, хоть твоих я морщин моложе,
хоть половина из слов для тебя непонятна —
вместе со мною и ты оборвёшься тоже,
сделав из вечности глухонемые пятна.

Не оставляй ничего для дверей музеев
или поэм, обречённых на смерть безумства —
краски уйдут, словно дым, полотно рассеяв,
страсти сюжета скрывая губой безусой;
даже слова после жизни на прежнем месте,
как обелиск в честь истории, виться будут.
И, отличаясь от времени только местью
за постоянство, уже не уйдут отсюда.
Встанет ответ на последний из всех вопросов
там, где реалии мира его не жаждут,
то есть - везде. Ты читаешь, довольно взрослый,
не разучившийся делать ошибки дважды,
и понимаешь иллюзию сей картины,
сотни этапов бессмысленных эволюций...
Вечная жизнь, обращаюсь к тебе с повинной,
так как твои побережья не разольются.
Ты начинаешься, как говорят, с тирады
додекафонного типа. И дальше - сцена!
Там, где шумят, где тебе, безусловно, рады -
каждому шагу навстречу последней целой...
Ты началась! и за это тебе спасибо -
требовать большего, милая, и не смею,
ибо начало твоё, как всегда, красиво -
как тишина, что оплакивает Орфея.
Дальше - ты вся, без зазрения, лапидарна:
три междометия перед итогом солнца.
Мы умирали за книгами, у экрана,
но не за смертью молчанье моё несётся.
Смерть улыбается, так как она есть пешка,
ставшая Ферзем в тылу у врага далёком.
Я же свой миг доживаю в летальной спешке,
как это делала сущность Антона Блока.
19.02. — 28.03.2018


*  *  *

— да здравствует утро! — птицы громко кричали
в окна, закрытые тонких гардин решёткой,
стоя на подоконнике, как на причале,
только что и умея, так клювом щёлкать...
— да здравствует солнце! — тихо шептали тучи,
так, что с тобою мы этого не услышим.
небо, чей космос петардой комет измучен,
просто стоит в невозможности рваться выше.
— да здравствует время, — вымолвила природа
жестом весны и нежданной метаморфозой
нежных цветов, на которые раньше кто-то
тайно ронял перламутр и янтарные слёзы.
— здравствуй, — в ответ громовое немое эхо,
звук тишины разорвал пустоту пространства.
и отголоски звенящего в горле смеха
вторят внезапным видениям:
— здравствуй.. здравствуй!
18.05.2018


*  *  *

Как хорошо, что утро когда-нибудь да начинается,
что мы — все до единого — когда-нибудь да взрослеем.
Как хорошо, что наша жизнь — это обычная падчерица
времени, ожидающая своего мавзолея.
Замечательно, что мы становимся хуже, старимся,
можем значительно меньше, чем когда бы то ни было раньше;
что смерть — это последний удар победоносной палицы
неизбежности, помогающий нам распроститься с фальшью.
Это просто отлично, нет, как вы не понимаете?
Это великолепно, что нам такое ниспослано,
когда ты рождаешься слишком ничтожным и маленьким,
чтоб умереть, в подобие динозавру, ничтожно взрослым.
Я прикипел к тебе, жизнь, и люблю тебя, словно родную;
нам с тобой, видишь ли, по пути, пока ты меня не оставишь.
И если можно было бы просто уйти, всю тебя минуя,
я бы выбрал реинкарнацию, вновь явившись сюда лишь.
Мы привыкли оплакивать или биться в святой истерике
от горя и радости, так легко кружащих нам головы.
Эти чувства по-прежнему остаются настолько терпкими,
потому что напоминают нам нас абсолютно голыми.
Время, лети теперь огoлтелой стрелой, ускоряйся в танце,
потому что не нам тебя тормозить и не тебе беречь нас —
забирай нас с собой, забирай по пустырям скитаться,
ибо так мы и обретаем вечность.
22.07.2018


Антон Вереницын родился в городе Волгограде в 1996 году.Закончил  факультет СПО Волгоградской Консерватории им. П.А. Серебрякова. В настоящее время студент 3 курса Московской Государственной Консерваторииим. П.И. Чайковского по классу фортепиано.Стихи начал писать с 12 лет. Произведения опубликованы в  серии  поэтических альманахов (г. Ростов-на-Дону, 2009, 2010), в детском журнале  «Апельсинка» (г. Челябинск, 2011), в газете «Вечерний Волгоград» (2012).В 2014 году награжден дипломом «номинант национальной литературной премии «Поэт года»», стихотворения изданы в сборнике «Дебют» под второй фамилией Бородин.В 2015 году издана книга стихов «Поэзия»  ИД Фонда «Сталинград», в 2017 году издана книга «Краски кончились», издательство «Грифон».Книги изданы за свой счет, тираж 50 шт.

 

 

К списку номеров журнала «Слово-Word» | К содержанию номера