АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Хинт

Что случилось в хронотопе?

пьеса


 


На скамье сидят двое. У одного майка «ГЕДОНИСТ», у другого «СТОИК».


 


Стоик.         Это невыносимо. Никаких лишений, трудностей, никаких испытаний. Практически никаких искушений. Что я здесь делаю, что? Что я здесь делаю?


Гедонист.    Что вы здесь делаете?


Стоик.         Да! Что я здесь делаю?


Гедонист.    Вы преодолеваете трудности, связанные с отсутствием лишений.


Стоик.         А вы умеете взять быка за рога.


Гедонист.    Под уздцы. Под белы ручки. В оборот. По этому поводу вопрос, что я здесь делаю?


Стоик.         Вы?


Гедонист.    Да. Что я здесь делаю? Никаких удовольствий, я уж не говорю, наслаждений. Никаких искушений. Что я здесь делаю? Что я здесь делаю? Что, я вас спрашиваю? Что я здесь делаю? Что? Что я здесь делаю? Что я здесь делаю? Что? Что такое? Что я здесь делаю?


Стоик.         Слишком много вопросов. Трудно ответить на все.


Гедонист.    Что вы в этом понимаете?


Стоик.         Можно это расценивать как личный выпад? Вы меня испытываете?


Гедонист.    (С лёгким отвращением) Нет.


Стоик.         Жаль. Знаете, нам не хватает испытаний. Настоящих испытаний, знаете, как были у наших предков, у наших дедов и отцов. Таких полноценных тяжёлых испытаний, с их лишениями… С их мучительной и невыносимой… С их мучительной такой и невыносимой…


Гедонист.    А вы точно уверены, что вы стоик?


Стоик.         Конечно.


Гедонист.    По-моему, вы мазохист.


Стоик.         Мазохист? Простите, я не интересуюсь извращениями.


Гедонист.    А жаль! Хоть какое-то удовольствие, знаете ли.


Стоик.         Глупости. Удовольствие ещё придумали.


Гедонист.    Именно, удовольствие. Именно! Искушение, предвкушение и, как венец всего процесса – удовольствие.


Стоик.         Вы придумываете глупости. Запомните. Запомните навсегда. Искушение, испытание и… Пре-о-до-ле-ни-е.


Гедонист.    Как вы сказали?


Стоик.         Искушение, испытание и преодоление.


Гедонист.    У вас красивый благородный тембр. Можете ещё раз повторить?


Стоик.         Искушение, испытание и преодоление.


Гедонист.    Ага. А ещё раз?


Стоик.         Искушение, испытание и преодоление.


Гедонист.    А чуть повыше?


Стоик.         (Фальцетом) Искушение, испытание…


Гедонист.    (С лёгким отвращением) Спасибо.


 


Молчат.


 


Стоик.         Хотите знать, что у меня в пакете?


Гедонист.    Не особо.


Стоик.         Совсем не хотите?


Гедонист.    Боюсь, мне это не доставит никакого удовольствия.


Стоик.         Кто о чём, а голый о бане.


Гедонист.    Что?


Стоик.         Не, я не в том смысле.


Гедонист.    А в каком? В каком вы смысле?


Стоик.         У меня там бутерброд.


Гедонист.    Масло на хлебе? Ну что ж, это похвально.


Стоик.         Хлеб под маслом. Вы хотите есть?


Гедонист.    Честно? Я бы съел что-нибудь.


Стоик.         Вас не удивляет, что я, к примеру, не предлагаю вам бутерброд?


Гедонист.    Меня? Нет, меня не удивляет. Вообще не удивляет.


Стоик.         А давайте проведём интересный эксперимент.


Гедонист.    Не хочу.


Стоик.         Ну давайте.


Гедонист.    Не хочу.


Стоик.         Давайте, попросите у меня бутерброд.


Гедонист.    Не хочу.


Стоик.         Ну давайте! Пожалуйста, попросите у меня бутерброд.


Гедонист.    Не хочу.


Стоик.         Ну попросите!


Гедонист.    Не хочу.


Стоик.         Ну пожалуйста…


Гедонист.    Не хочу.


Стоик.         Пожа-а-алуйста…


Гедонист.    Дай мне бутерброд, скотина.


Стоик.         Надо смягчить.


Гедонист.    (Подозрительно) В смысле?


Стоик.         Попросите чуть мягче. Толерантней.


Гедонист.    Дайте мне, пожалуйста, бутерброд. А то я за себя не ручаюсь.


Стоик.         Хорошо. Сейчас было очень хорошо, спасибо.


Гедонист.    Пожалуйста. А бутерброд?


Стоик.         Нет, бутерброд не дам.


Гедонист.    Что? Что такое? Как это «не дам»? Вы просили, чтобы я попросил. И я попросил. А вы говорите «не дам»!


Стоик.         Совершенно верно. Не дам.


Гедонист.    Но я голоден.


Стоик.         Вы голодны? Прекрасно. Не дам.


Гедонист.    Понимаю. Понимаю. Вы садист?


Стоик.         Слушайте, что у вас за манеры? Прекратите уже эти ярлыки навешивать, налево и направо. Садист, мазохист…


Гедонист.    А как назвать такое поведение, не садизм? Как назвать?


Стоик.         Не знаю, как назвать. Давайте подумаем вместе… Назовите это «Стимуляция конфликта с дальнейшими осложнениями».


Гедонист.    Вот так это называется?


Стоик.         Почему нет? Вы меня стимулируете.


Гедонист.    Стимулирую? Но бутерброд вы не даёте?


Стоик.         Естественно нет.


Гедонист.    Но почему? Почему, сволочь?!


Стоик.         Да потому, что я сам голоден! И преодолеваю искушение. Но если вам его отдать, вы же его немедленно и сожрёте!


Гедонист.    Э-э… В общем-то, да. Это было бы логично.


Стоик.         И я потеряю источник искушения.


Гедонист.    Которое надо преодолеть?


Стоик.         Конечно!


Гедонист.    Это доставляет вам удовольствие?


Стоик.         Удовольствие?


Гедонист.    Да!


Стоик.         Боже упаси. Зачем?


Гедонист.    О-о…


 


Молчат.


 


Стоик.         Хотите, сменим тему?


Гедонист.    Нет!


Стоик.         Она доставляет вам удовольствие?


Гедонист.    Идиотизм. Нет, вы, пожалуйста, не сочтите меня невежливым, грубым или что-нибудь эдакое…


Стоик.         Нет-нет! Пожалуйста, продолжайте.


Гедонист.    Вы знаете, что такое удовольствие? Понимаете смысл слова «наслаждение»? Хоть раз в жизни вы испытали настоящее удовольствие?


Стоик.         Господь избавил.


Гедонист.    Да? Знаете, а я вам даже завидую.


Стоик.         Почему?


Гедонист.    У вас всё впереди! Впереди первое удовольствие. Первое настоящее наслаждение.


Стоик.         Избави бог. Тьфу-тьфу-тьфу… Избави бог.


Гедонист.    Простите. Простите… Но это уже точно идиотизм.


Стоик.         Да? На вкус и цвет, знаете ли. На вкус и цвет. А вот вам, определённо, можно позавидовать.


Гедонист.    Чему это вы собрались завидовать?


Стоик.         Вы сказали, что завидуете мне.


Гедонист.    Сказал.


Стоик.         Зависть – сильное чувство. Это сложное испытание, оно не каждому по плечу. Вам есть что преодолевать!


Гедонист.    Да?


Стоик.         Конечно!


Гедонист.    Ага… Боже, куда я попал.


 


Молчат.


 


Гедонист.    Но вы ведь тоже!


Стоик.         Что?


Гедонист.    Я говорил, что завидую вам.


Стоик.         Говорили?


Гедонист.    Да. А вы ответили…


Стоик.         Я ответил?


Гедонист.    Да, вы ответили. «А вот вам можно позавидовать».


Стоик.         Я не говорил такое.


Гедонист.    Э-э… У меня прекрасная память. Вы сказали «А вот вам можно позавидовать».


Стоик.         Вы пропустили «определённо».


Гедонист.    Что?


Стоик.         Я сказал «А вот вам, ОПРЕДЕЛЁННО, можно позавидовать».


Гедонист.    Разве?


Стоик.         Определённо.


Гедонист.    Н-да… Это важно?


Стоик.         Нет, что вы! Это так, к слову. Просто, должна быть соблюдена некоторая точность.


Гедонист.    Точность?


Стоик.         Точно.


Гедонист.    Это доставляет вам удовольствие?


Стоик.         Вы опять за своё?


Гедонист.    Так… Я забыл, о чём речь. Вы меня сбили.


Стоик.         Простите.


Гедонист.    А, вот… Значит, вы тоже в состоянии завидовать! Как и все прямоходящие рибонуклеазные существа, полученные в результате посткоитального слияния сперматозоида и яйцеклетки?


Стоик.         Ну-у… В принципе, да. Почему нет?


Гедонист.    Вот! А ведь это именно то, из-за чего вы завидовали мне.


Стоик.         Что вы говорите? Поразительно.


Гедонист.    Да! Вы к этому стремились.


Стоик.         Неужели?


Гедонист.    К возможности завидовать и преодолеть! Разве нет?


Стоик.         Не, ну это так.


Гедонист.    Так?


Стоик.         Ну да, это так.


Гедонист.    Как это – так?


Стоик.         Так, на один зуб.


Гедонист.    На один зуб?


Стоик.         Да, максимум на один.


Гедонист.    Всего-навсего?


Стоик.         Не больше.


Гедонист.    Вот так, на один? Раз – и всё?


Стоик.         Ну согласитесь, это же нельзя назвать полноценным преодолением.


Гедонист.    Нельзя, вы думаете?


Стоик.         Нет. Нельзя назвать тяжёлым таким, суровым…


Гедонист.    Тяжёлым тоже нельзя?


Стоик.         Что вы, ну как… Назвать это настоящим полнокровным испытанием? Стоп. Я понял. Я, кажется, понял. Эти умственные изощрения, они… Они что, доставляют вам удовольствие?


Гедонист.    Ну, хоть какое-то.


 


Молчат.


 


Стоик.         Хотите бутерброд?


Гедонист.    Помолчите.


 


Включается радио: «Передаём запись радиопостановки “Что случилось в хронотопе?”, автор пьесы… (помехи)… На скамье сидят Гедонист и Стоик. – Это невыносимо. Никаких лишений, трудностей, никаких… (Читает текст постановки полностью)… Стоик. – Хотите бутерброд? Гедонист. – Помолчите. Текст постановки читал… (помехи) …».


 


Молчат.


 


Стоик.         В принципе, мне нравится. Неплохо. Хорошая нервная струна. Персонажи выписаны тщательно, характеры выпуклые, отчётливые. Интересная смена темпоритма, но она не мешает следить за рекурсивной тканью повествования. Я бы сказал, за реккурентной воспроизводимостью смысла. Но мне показалось, знаете, под конец действо слегка утрачивает свободное дыхание. Что, если чуть сократить? Или, знаете… Просто, немного изменить весь текст. Сократить его до: «Стоик. Я с трудом переношу молчание. Гедонист. Помолчите». И всё. Понимаете? Всё! Всё работает. Тогда я с радостью дам деньги на эту постановку. Понимаете?


Гедонист.    Помолчите.


 


Молчат.


 


Стоик.         Знаете, я с трудом переношу молчание.


 


Молчат.


 


КОНЕЦ


 


 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера