АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Кобринский

Баллада о робомехах

 

                  Не переться же пешком по прямой через горы и овраги!
                        А. Воронель (цитата из журнала «22» №100, 1996, стр. 196) 
 

Вы когда-нибудь слыхали о существовании в пределах нашей Вселенной планет в форме квадрата?.. Конечно же, нет. Но думается, что таковые всё же существуют, хотя до сих пор еще не открыты. Кстати, все грамотные люди, считают нашу планету Земля круглой, хорошо зная, что идеально круглой ее не назовешь. Но как оно в действительности?.. Если исходить из реальных геометрических параметров окаменевших объектов, то, конечно же, имеются среди них и плоские формы. Кто-то обтесал эти плоскости по краям до окружностей. Толщина этих плоских планет, исходя из их космических масс, достаточна для наличия в них разного рода минералов с мелкими вкраплениями благородных металлов и встречающихся изредка самородков платины, золота и серебра. Но главное – благодаря достаточной силе притяжения и такие планеты окружены иногда атмосферой, пригодной для жизни. А если случаются атмосферные осадки, то падают они в зависимости от локально действующих погодных условий, как с одной плоской стороны, так и с другой.

Принимая во внимание количество сторонников плоской Земли, наиболее близких к истине, заметим, что к тому эпохальному времени, когда такой взгляд на форму планеты Земля оказался превалирующим в сравнении со всеми иными взглядами, поверхность планеты кардинально отличалась от всего того, что было известно людям прошлых веков. На планете победили роботы, многообразие которых свелось к единообразию – к роботомеханизмам, которые сами себя именовали робомехами. Эти машины научились выращивать для самих себя биологический мозг. Внешность их соответствовала предназначению. Робомехи являлись летающими аппаратами, под винтами которых располагались шнеки. При вращении шнеки могли опускаться вниз и пробуравливать вертикальные углубления. В этих отверстиях жили люди, в количестве от одного человека до семейного анклава. На поверхности планеты Земля жителей не было – все человечество находилось в пробуравленных в почве вертикальных аппендиксах. Если человек умирал, его останки без промедления перемалывались подоспевшим робомехом. Тут же производились ремонтно-санитарные работы. И в яме поселялся другой обитатель.

При всей жесткой и беспощадной деятельности робомехов, они считали себя величайшими гуманистами, поскольку ни одного человека они не убили, а просто из-за изжившей себя человеческой деятельности, превратившей человека как явление в биобалласт, опустили ниже плинтуса эту раковую, по их безошибочно роботизированной логике, опухоль, ставшую ненужной на планете Земля. Единственные из людей, которыми они дорожили и которых ценили, были врачи психиатры и психотерапевты. Эти специ-альности требовали особого рода знания и гипнотического умения, особенно в тех случаях, когда требовалось выявить социально опасных и неугодных, дабы последние были покорными своей судьбе и не пытались совершить революцию с подлой целью уничтожения царства робомехов. Для врачей такого рода на земной поверхности были построены больницы, оснащенные надежной охраной и самым современным оборудованием. Врачи время от времени менялись. Ненужных отправляли в подземные углубления, и они навсегда исчезали с лица Земли.

В один из знойных летних дней в одно из отделений такой больницы был принят врач по фамилии Густач. Просмотрев папки с делами подозреваемы в потенциально возможном бунтарстве, он отложил данные о них по требованию  робомехов специального назначения. После внимательного ознакомления робоспецмехов с отложенными папками чуть более слышно зажужжали пропеллеры и скрипичней запели вертящиеся шнеки. И в результате всех подозреваемых переселили для надежности в более глубокие отверстия, открытые в полдневные часы жарким лучам в зенит взошедшего солнца. Но все тайное становится явным. Оказывается, Густач кроме своей врачебной деятельности писал стихи.

 

Куда перекрестки ведут и кудесники вряд ли подскажут,
Здесь, где шнеки жужжат, на волшебную силу забили.
Робомехи на страже. Бунтарей не гнетут и не вяжут.
Без рубашек смирительных в ямах их гнев усыпили.


      Узнав об этой поэтической черте его характера, Густача отправили на пенсию раньше положенного срока. Но все же, по указанию главного робомеха, Густача пожалели и высверлили ему в земле яму чуть больше его собственного роста. Затем опустили столик со старомодной чернильницей и гусиным пером для написания стихов, сверху прикрыли отверстие пляжным грибком и предусмотрительно бросили в яму связку тряпок для вытирания соленого пота. И еще один благородный поступок робомехов, который нельзя не отметить, – они умудрились высверлить в яме, принадлежащей Густачу, наклонное отверстие, ведущее к сидящему в такой же яме, но очень мудрому ООО-нилу, познавшему все законы ньютоновского и постньютоновского бытия. Разносторонние способности позволили ему овладеть не только чисто научными познаниями, но достичь значительно мастерства в написании статей критического содержания касательно любого творческого процесса – в том числе и поэтического. И, таким образом, проделанное шнеком соединительное отверстие скрашивало прижизненное существование двух творческих личностей – врача-психиатра и профессора, именитого в дошнековские времена канувшего столетия

К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера