АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ольга Домрачева

Апрельские обострения. Стихотворения

Рождественское


 

 

Когда январь в объятиях закружит

тебя и небо, снег и фонари,

до оголтелой тишины – снаружи,

до белизны клокочущей – внутри,

 

качнётся шар и всё перевернётся:

вода и свет, дома и облака.

Звезда родится в глубине колодца,

слетит чуть слышно слово с языка.

 

Синицам вдоволь нынче белых крошек,

блаженный мир нечёсан и небрит,

а ты стоишь на небе, огорошен,

с новорождённой звёздочкой внутри.

 

Майское

 

май идёт бычком по брёвнышку,

несмотря на ветробой.

что ни ива, то – Алёнушка,

тополь в поле – граф Толстой.

 

Вперепев дождю весеннему,

чуть нескладно, но вразмах

шелестит стихом Есенина

близлежащий березняк.

 

И не высмотреть исконную –

хоть застойся на яру–

глубину тоски, с которою

чайки звонкие орут.

 

Апрельские обострения

 

Ещё цирюльником не тронут

спросонья мир,

но в нём шмелём витает гений –

Вильям Шекспир.

 

апрельский ветер юн, как Моцарт,

а воробей –

для милой тщательно выводит:

«...оh, yesterday...»

 

и не даёт проходу кошкам,

но втихаря

исследует законы мира

наш кот Хайям.

 

За хвост цепляя вдохновенье –

Басё, держись –

барбос налаивает хокку

про пёсью жизнь.

 

Мы, заразившись настроеньем,

шагаем в парк,

а в облаках рисует Беллу

влюблённый Марк.

 

Когда

 

Когда сравняю впадины бессонниц,

а дни утратят каверзу и цвет,

когда луча прокравшийся бесёнок,

задев слегка, не поцелует век,

 

когда устану греть на сердце ревность,

забуду, как любить и жить взахлёб,

когда пойму, что время многомерно,

и кто его сквозь нас упорно льёт,

 

чтоб семя прорастало невесомо

внутри, собою заполняя брешь...,

тогда я не скажу в упрёк ни слова –

крылом, пернатый, пуповину режь.

 

Веди к Нему, и я за всё отвечу,

за каждый вздох, а ты воркуй, вещай –

тогда гортанность птичьего наречья

пойму, но не сейчас.

 

Пойдём на яр

 

пойдём на яр смотреть, как облака

пасут Иртыш и вдаль его уводят,

их воля ненавязчиво легка,

и полногруды пышущие воды.

 

пойдём на яр, там взнузданный Иртыш

уходит с облаками на закате

по волнам золотистых запятых

за тлеющую точку невозврата.

 

пойдём на яр, где свет сроднился с тьмой.

и нет реки… ни облака… ни вдоха.

сквозь чернотал иди на голос мой,

отталкивай крючки чертополоха.

 

прозреешь враз на ветреном яру,

когда Иртыш покорно входит в русло,

и чайка, словно ангел наяву,

о жизни говорит с тобой по-русски.

 

 

 

 

К списку номеров журнала «МЕНЕСТРЕЛЬ» | К содержанию номера