АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Дмитрий Шарабрин

Пейзажи

             ПЕЙЗАЖ

 

Пахнет росный луг деревней,

Молоком парным — заря.

На земле большой и древней,

Может быть, живу не зря?

 

Может быть, с годами вижу

Жизнь большую изнутри:

Что-то — дальше,

Что-то ближе,

Что утонет — не сгорит...

 

Сквозь нетающую роздымь,

Там, где берег — на излом,

Проступающие звезды

Кто-то черпает веслом.

 

А под ветром на пригорок,

Что подмыт струей реки,

Мчатся, не сбавляя скорость,

Юных лет березняки.

 

ЗОЛОТЫЕ КОЛОКОЛА

 

Печаль мою ветви качают.

Тропа никуда не спешит.

Простреленный косо лучами

Сосняк паутиной прошит.

А время неслышно, незримо

Куда-то течет и течет.

И кажется: все повторимо,

Но нет повторенья ни в чем!

Широкий закат над рекою,

Клубится осенний туман.

Все было на свете такое,

Но так не сводило с ума...

Шумит листопад по откосам.

Как зарево,

Ликом светла,

Высокая русская осень

звонит

в колокола.

 

      ПРОТАЛИНА

 

Первая проталина,

Белый пар над ней:

Сложная, простая ли —

Тает жизнь, как снег.

Лес одет в безмолвие.

Средь сосновой мглы,

Как застежки молнии,—

Белые стволы.

Солнечно, безветренно.

Под лучом косым

Сок на ветке светится

Капелькой росы.

Жизнь опять оставит мне

Память о весне.

Первая проталина

И последний снег.

 

РОДНЫЕ ОГОНЬКИ

 

Лежат закатом опаленные

Сугробы, инеем искрясь.

В снегах — пронзительно-зеленые —

Сосенки дремлют, затаясь.

Покрыты заревыми пятнами

Заиндевелые поля.

За тишиною необъятною

Тоскует родина моя.

К ней не дойти по снежным замятям,

Где чутко бродит лисий след,

Добраться можно только памятью

Через завалы стольких лет!

В душе не гаснут дали светлые,

Где сосны — словно маяки.

И все горят,

Горят заветные

Мои родные огоньки.

 

   ТАМ, ЗА ЧЕРТОЙ

 

Белые валежины,

Снежные мосты.

Разбрелись, как ежики,

В инее кусты.

Хмурая. Морозная,

Будто пелена,

На ветвях березовых

Стынет тишина.

Жизнь моя — мгновения,

Вечно на бегу.

Половодье времени

Замерло в снегу.

Под его затворами —

Прошлые года.

Эхо криком ворона

Уплывает вдаль.

Все тревожней дышится:

За чертой лесов

Все острее слышится

Колокольный зов.

 

                 * * *

 

Мне запомнился краешек лета.

В то пространство —

Как будто окно,

Где все было тобою согрето,

И тобой было освещено.

 

Гляну:

Видишься в утренней сини,

В отраженье вечерней воды.

И в пронзительном блеске

Росинки,

И в туманном паденье звезды.

 

РАССВЕТНЫЙ ВЕТЕР

 

Река. Я с нею

Много лет знаком,

Но берега не узнаю! —

Другие.

Лизнет телячьим

Жестким языком

Мне сердце над обрывом

Ностальгия.

 

Рассветный ветер

В дымке золотой

Пропах зарею

И бродячим счастьем.

Но это все

Осталось за чертой,

Осталось позади —

Не докричаться!

 

Печальный мир

В глаза твои глядит

А вечность — нить

На перекрестья нижет...

Пока еще все это впереди,

Но с каждым годом

Ближе, ближе,

Ближе.

 

               ПОЭТ

 

По снегу, по траве,

Сквозь вьюги и дожди —

Идущий человек

Маячит впереди.

 

И плавятся, как лед,

Усталые года.

Куда его ведет

Бродячая звезда?

 

По краешку земли,

Слиянию веков,

Что ищет он вдали

От шумных городов?

 

Беги или иди,

Лети на дальний свет,

А он все впереди —

За дымкой зим и лет.

 

              ЩЕНОК

 

Щенок играет собственным хвостом,

А с ним играют тополя и клены.

И кружится весенний мир зеленый

В лучистом звоне,

Блеске золотом.

 

И бабочки порхают из-под ног,

И кружатся под небом страны света.

Никак не остановится щенок,

Никак не остановится планета.

 

             ВЫСОТА

 

Вижу словно со стороны —

Детство.

Лезу к вершине сосны,

Где звенит, синевой налита,

Высота!

 

А потом, не сочтешь,

Сколько раз,

Падал — сыпались искры из глаз,

Но звала, глубока и чиста,

Высота.

 

Где б я ни был,

Пока я живой,

Над седою моей головой —

Будто истина смотрит

С креста —

Высота.

К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера