АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Марк Верховский

Биробиджан - не край земли. Выброшенная княжна. Уценка «героев». Очерки

foto1

 


Родился в 1940 г. в Симферополе. С началом войны семья эвакуировалась в г. Баку. Отец погиб в 1942 г., защищая Керчь. Окончил АзИИ по специальности инженер– электрик. Работал инженером в Управлении Капитального строительства Бакгорисполкома, главным механиком треста «Железобетон». В 1991 г. выехал с семьей на ПМЖ в Соединенные Штаты. Здесь начал писать очерки и публиковаться. Зарубежные публикации: в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Миннесоте, Филадельфии, Чикаго, Праге, Тбилиси. Публикации в Баку: журнал «Литературный Азербайджан», газеты «Эхо», «Зеркало», «Неделя» и др. В 2008 г. в числе соавторов вошел с пятью очерками в альманах «Евреи в культуре и искусстве Азербайджана» под редакцией профессора Фараджа Караева. В 2009 – 2011г. в содружестве коллектива авторов портала «Культура.аз» опубликован в альманахах «Разноцветие мысли» (1 и 2). С 2011 года публикуется в Антологии Ассоциации «Луч». Книги: сборник «Былое» в двух книгах (2004, Нью-Йорк), мини – книга «Мелодии Абшерона» (2010), «Бегом из прошлого в будущее» и «Публицистика от Марка Верховского» (2011, Баку), «Мираж Большого Каньона» и «Президент открывает Америку» (2013 – 2014, издательство «Ширваннешер»). Член Союза писателей Северной Америки с 2003 года, Союза журналистов Азербайджана с 2009 г. Обладатель Диплома «Почетный член Союза писателей Азербайджана». Финалист и лауреат ряда литературных конкурсов, лауреат премии «Гранат» Ассоциации деятелей культуры «Луч» за 2013 г.

 

 

БИРОБИДЖАН – НЕ КРАЙ ЗЕМЛИ

 


Предисловие


 


Мои впечатления об описываемом регионе – это не очерк публициста или командированного журналиста, а рассказ рядового жителя и участника событий, воспринявшего впечатления через соприкосновение с действительностью длиною в полтора года. Считаю своим долгом сообщить правду об этой области и благодарю редакцию, любезно предоставившую мне эту возможность.


 


НЕСОСТОЯВШАЯСЯ МИССИЯ


 


В большой 5-этажной гостинице традиционно не было мест. Я никак не мог поверить в то, что в этом небольшом городе могло оказаться столько приезжих.


Я поделился своими сомнениями с дежурной по гостинице. Она зло смерила взглядом мой не внушающий доверия рост, и, нисколько не смущаясь, процедила сквозь зубы:


– Что же я, вру, по-вашему?


Такой аргумент был явно мне не по зубам, и я молча ретировался. Меня сверлила мысль, что где-то необходимо почистить зубы, тем более, что летел я сюда около суток.


– Ну что ж, я тоже сделаю традиционно, – зло пробормотал я и, подхватив свой портфель, уверенно двинулся вперед.


Я нащупал в кармане драгоценную cмятую телеграмму: «Работу гарантируем, квартиру через год. Секретарь Сандер».


Уже месяц, как телеграмма разжигала мое воображение о всемогущем Сандере.


И вот я здесь. Резиденция Сандера была рядом, и, вскоре, я уверенно поднимался по широкой, устланной ковром, лестнице. Еще в вестибюле я узнал, кем являлся Сандер.


Вот его кабинет. Доклад секретарши о моем прибытии. Буквально следом вылетел сам Сандер. На его лице праздничное выражение. Я присматриваюсь – нет, оно действительно радостное. Люблю делать людям приятное.


– А мы вас ждем, ждем, уже и надежду потеряли, – приветливо встретил он и, обняв за плечи, повел в свой кабинет. А кабинет был – второго секретаря Обкома КПСС Еврейской автономной области (ЕАО). Были такие динозавры в XX веке. Тут же последовал тот самый, традиционный, все улаживающий, звонок в гостиницу.


Сандер был того же возраста и роста, что и я, и, даже той же профессии.


В секретари он выбился относительно недавно. Рассказал об обстановке в области и какие надежды связываются с переездом евреев в область.        


Когда Сандер узнал, что у меня опыт работы в железобетонном производстве, я стал для него почти что братом. Но почти!


Вначале: что такое ЕАО с легендарным Биробиджаном, в эпицентре которого я находился. 


На 1990 год население области составило 220 тысяч человек, в том числе в городе Биробиджане жило 90 тысяч. Национальный состав: русские, украинцы, евреи, корейцы. Чисто еврейское население составляло 8 процентов, плюс 20 процентов от смешанных браков, плюс 33 процента евреев, «на всякий случай» скрывающих свою национальную принадлежность. Я встречался и с теми, и с другими, и с третьими. Поэтому мои впечатления базируются на личных наблюдениях и контактах. Ведь отправляясь сюда, я тоже имел негативно-критический взгляд на эту область. И я тоже считал, что Одесса и Крым являются более подходящим раем для евреев. Вы представляете, что было бы сейчас, после взрыва шовинизма и экстремизма, на этих территориях?.. Именно здесь и начались бы погромы.


Много нереального написано и о самом местонахождении области: мол, выбрано чуть ли не самое адово место. Могу констатировать, что Еврейская Автономная область находится в живописных местах. Более половины территории области занимает равнина, треть – леса с большим разнообразием растительных пород. Богата и тайга животными. Территорию пересекают реки Бира, Биджан и Тунгуска. Верховья этих рек служат нерестилищем для кетовых рыб. Между Бирой и Биджаном образовался город Биробиджан.


В недрах земли имеются полезные ископаемые: золото, олово, железные и марганцевые руды. бурый уголь, графит и магнезии, брусит, доломит, мрамор, а также бьёт Кульдурский лечебный источник.


Окруженная живописными горами Малого Хингана, Еврейская Автономная область с площадью 36 тысяч квадратных километров занимает центральное положение южной части Дальнего Востока. На юге ее граница по реке Амур на протяжении 600 км. совпадает с государственной границей России с Китаем.


Климат области умеренный, зима малоснежная и холодная. Максимальная температура – 40°С. Лето – теплое и влажное, что позволяет развивать интенсивное земледелие.


Сандер рассказал, что в область поступает много писем (позже мне их показали в исполкоме) от евреев, желающих приехать в область со всех концов Союза, особенно с Украины, где разыгралась Чернобыльская трагедия. Такие переселенцы были моими соседями. К сожалению, констатировал Сандер, мы не в состоянии принять их из-за отсутствия жилого фонда. Переселенцев обустраивает организация, вызывающая нужного специалиста, не обязательно еврея. Власти же области хотят пополнить численность еврейского населения (похоже, как в Израиле). Именно в этих целях принято решение построить завод крупнопанельного домостроения (КПД), строительство которого находилось в завершающей стадии. Но вот беда – совершенно нет кадров для эксплуатации этого высокотехничного автоматизированного предприятия. А потому мой приезд как специалиста, имеющего опыт строительства и эксплуатации таких заводов, пришелся весьма кстати. По окончанию разговора мой опекун передал меня, как эстафету, в строительный трест, где мне предложили должность главного инженера КПД.


Первое, что поразило меня в Биробиджане – это таблички названий учреждений и улиц на двух языках: еврейском и русском.


Главная улица, проходящая вдоль всего города, носит имя Шолом-Алейхема. Город выглядел чистым и как бы новым.


Видимо, все старые постройки 30-х годов были уже заменены.


Большие светлые магазины представляли неплохой выбор как продуктов, так и промтоваров. Для 1990 года, когда вся страна уже завязла в талонной системе и нехватке продуктов, здесь еще было относительное благополучие. Для развлекательного досуга имелась новая, в современном стиле, филармония.


Здесь давали спектакли и концерты, гастролирующие из центра театры, ансамбли и певцы. Мы присутствовали на Втором фестивале Еврейской песни и танца, куда съехались еврейские исполнители со всего Союза. Конечно, ни Кобзон, ни Розенбаум, ни Жванецкий и другие еврейские знаменитости не знали дорогу в эту область. Зато замечательное сопрано украинской певицы, певшей на чистом идиш,  являющейся солисткой местной филармонии, поразило меня талантливостью и самозабвенностью исполнения.


В газетных киосках я обнаружил газету «Биробиджан Штерн», выходящую на идиш, тиражом в 1000 экземпляров, которую никогда не видел, чтобы покупали. На нее проводили подписку, как на газету «Правда», в обязательном порядке. Рядом продавалась «Штерн» на русском.


Началась моя служебная деятельность с командировок по всему Хабаровскому краю. Так я познакомился с легендарными городами: Комсомольск -на-Амуре, Спасское, Волочаевск. Перенимал опыт в городе Южный Сахалинск на острове Сахалин.


Итак, Комсомольск. Это большой современный город с широкими «московскими» проспектами и огромными полупустыми магазинами. Население города очень приветливо и никак не напоминает уголовников, якобы построивших город, а затем и обосновавшихся здесь. Центр области не имеет старинного прошлого и оттогокажется каким-то неуютным огромным микрорайоном. В отличие от него, Хабаровск – старинный город, раскинувшийся на большой площади. Трамваи, троллейбусы и автобусы придают ему столичный вид. Центр Хабаровска очень компактный и уютный. Приморский парк, куда стекаются центральные улицы, насыщен колоритными памятниками боевой славы города. Река Амур в этом месте очень широка, и мост длиной в 2 километра, а также подводный железнодорожный туннель, соединяют оба берега. Здесь имеются театры, универмаги, ВУЗы.


«Штурмовых ночей в Спасском» я провел всего две. Оказывается, это самый клубничный город на Дальнем Востоке. Я лично убедился в этом, наевшись вкусной клубники на всю жизнь. Что касается «Волочаевских дней», то поселок городского типа Волочаевск я проезжал на машине много раз, так как он находится на половине дороги соединяющей Биробиджан с Хабаровском. Памятник – скульптурный комплекс в честь тех самых дней, – виден издалека, ибо установлен на возвышенной местности. Интересно отметить, что во всех этих городах имеется внушительная еврейская община, а в Хабаровске численность евреев превышает еврейское население ЕАО.


Теперь о промышленности Биробиджана, предприятия которого я посещал по роду своей деятельности – заказа и проверки готовности нестандартного оборудования. Несмотря на небольшую территорию, занимаемую городом, здесь сосредоточены крупнейшие заводы этого региона. Трансформаторный завод поставляет свою продукцию по всей стране и за границу. Завод отлично оснащен современным оборудованием и новейшими технологиями.


Завод «Дальсельмаш» выпускал различные сельскохозяйственные рисоуборочные машины, хорошо раскупаемые Китаем. Имеется солидная легкая промышленность, на предприятиях которой я не бывал, но изделия видел в магазинах.


Город Биробиджан является побратимом Американского города Бивертон в штате Орегон. Сюда на еврейские праздники, всегда с подарками для детей, приезжали американские раввины для проведения религиозных служб . Ведь в Биробиджане, по существу, не было синагоги. После долгих расспросов и поисков мне показали какой-то старый бревенчатый дом с большим замком на двери. Предполагалось, что это и была синагога. О том, что в городе существует раввин, я вообще не слышал. Поэтому прибытие религиозных деятелей из Америки и обучение ими еврейским обрядам привело в дальнейшем к открытию воскресных еврейских школ, которые посещали дети и не еврейской национальности. Кстати, в первом высшем учебном заведении ЕАО – педагогическом институте – имелся факультет еврейского языка.


В те годы все руководящие должности, как в обкоме и облисполкоме, так и на ведущих пред­приятиях, занимали в основном евреи, что само собой разумелось, как и в других национальных районах Союза. Одновременно я встречал евреев в профессиях бетонщик, каменщик и даже алкоголик. Так что еврейских рабочих тоже было достаточно. Но, учитывая малочисленность евреев, уже при демократической системе выборов, многие кандидаты-евреи не прошли в советы. Теперь, чтобы пройти в депутаты, что и старался сделать Ковунский, глава ЕАО, лучше было не быть евреем.


И Ковунского таки избрали. Новый состав исполкома, по ельцинскому призыву, решил «взять власти сколько можно».


Исполком предложил Москве придать области статус автономной республики с выходом из состава Хабаровского края. Это была заманчивая, но неразумная акция.


И вот сказал свое слово до сих пор молчавший русский народ. Он испугался «евреизации» республики. Испугался, что он попадет под еще более «евреизированную» власть и останется беззащитным. Население не противилось названию Еврейская Автономная область, так как из этого статуса проистекали экономические выгоды. Область была на виду у заграницы, и ее часто посещали представители различных благотворительных еврейских организаций, особенно американские. Поэтому советское правительство, заигрывая с общественным мнением и используя риторику отсутствия «еврейского вопроса», вынуждено было уделять области фактическое внимание, выделяя ее в развитии и снабжении на фоне других областей региона.


Население понимало это и не стремилось к статусу обычной области (не еврейской), чтобы не потерять все блага. Русское население было лояльно настроено к «гегемонии» евреев. А теперь неугомонные евреи хотели выйти из-под русского контроля Хабаровского края!


«А что будет завтра? А может быть, будучи республикой, иудеи объявят о присоединении к государству Израиль! Нет, в области все-таки спокойней». Надо отметить, что депутаты нееврейской национальности поддержали идею республики, как возможность более самостоятельного существования, но, увидев, что народ выступает против этой идеи, быстро «предали» ее. Загудел весь Хабаровский край. Его руководство тоже не хотело разлучаться с выгодным регионом, не потому, что полюбили иудеев, а потому, что эта соседняя область кормила Хабаровск своими урожаями, да и промышленность в ней была весьма развита. Кроме того, еще и моральное удовлетворение: «евреи под нами».


Одним словом, все сложилось против еще не рожденной республики. Создавался прецедент угрозы Дальнему Востоку внутренней пятой колонной. Отличие от такой же ситуации на Ближнем Востоке было только в наименовании региона. И, опять же, в отличие от Ближнего Востока, здешний парламент (Советы) быстро спохватился и не дал развиться пламени конфронтации. Лозунг о республике был снят, и страсти тут же утихли.


В это же время я получил статус беженца для выезда в Америку. Надо было выходить из «подполья» и оформляться на выезд. И, что самое интересное, милиция встретила мое желание со всей доброжелательностью, на какую была способна советская милиция. Как мне объяснили, я был первым беженцем, выезжающим в Америку. Поэтому известие об этом можно было сравнить с вестью о падении Тунгусского метеорита. Отсюда и доброжелательство ко мне всего коллектива завода и треста. Воспользовавшись своей популярностью, я обратился в Исполком с предложением использовать меня в Америке для торгового представительства ЕАО – находить партнеров для совместных обоюдовыгодных контрактов. Идея понравилась руководству области, и оно рекомендовало меня «Ассоциации внешнеэкономической деятельности» ЕВА для представительства в США. Генеральным директором «ЕВА» являлся не кто иной, как мой первый друг Сандер, своевременно перебравшийся с поста секретаря обкома партии. Он и подписал доверительное письмо о моем представительстве в США, а также снабдил меня различными материалами и документами о статусе ЕАО, как свободной экономической зоны, утвержденной президентом Ельциным в 1991 году. Вот с такими полномочиями, но без единого цента, я отправился в США в дни августовского кризиса, а проще – путча, когда все висело на волоске, и события могли иметь другие последствия для России.


Прибыв в Америку и немного осмотревшись, я сразу понял, что мое представительство – блеф. Ибо нет необходимого знания английского, никаких контактов с бизнесом, отсутствует элементарный адрес представительства, еще многого нет, и, наконец, в кармане ни цента.


Надо было быть еврейским джинном, чтобы решить все эти проблемы. Такого даже в сказках не бывает. Но видит Бог, я все же пытался сделать невозможное. Родственник познакомил меня с бизнесменом итальянского происхождения. «Итальянец» заинтересовался цементом, который готов был получать в любых количествах при разумной цене. Сандер ответил, что цементный завод не имеет мешков для отправки цемента, и даже предложил мне, чтобы я их отправил на завод. Это уже было из еврейского анекдота. Затем он поторопился дать мне ценный совет – «быстрее становиться на ноги и вызвать его в Америку».


Именно на этом моменте разговора за мой счет я понял, что меня принимают за идиота. Мне стало обидно за себя и стыдно перед «итальянцем». Надо было срочно забыть о моей «миссии» и всю свою энергию употребить на поиски любой работы для существования моей семьи. Вот так прервались мои связи с этой удивительной и парадоксальной страной, находящейся далеко-далеко на Дальнем Востоке.


В заключение хочу напомнить, что создание ЕАО – всего лишь попытка государства как-то обустроить евреев. Поэтому несправедливо, что иудейский мир отвергает право на существование этой области. Ведь она никогда не брала на себя обязательств по отношению к евреям мира и к иудаизму в частности. Будьте к ней снисходительны.


 


Послесловие


 


Через четыре года в моей американской квартире ночью раздался неожиданный звонок. Вы конечно догадались, что это был мой опекун и маг славный Сандер. Он, наконец, уже в Израиле, нашел мой телефон, который когда-то сразу «потерял». Сюда он переехал, когда остался последним из евреев-могикан. Он бодро осведомился, встал ли я на ноги в области предпринимательства и предложил свое партнерство на тех же первоначальных условиях. Но я его успокоил, что на ноги не встал только благодаря его прежнему партнерству, а потому рекомендовал ему потерять, наконец, мой телефон. Вот теперь точка.

 

 


ВЫБРОШЕННАЯ КНЯЖНА


 


Известная старинная песня о Стеньке Разине «Из-за острова на стрежень..»  на слова поэта Дмитрия Николаевича Садовникова была создана ещё в 1883 году. Правда, музыка осталась за неизвестным автором. Песня, как мне кажется, прославилась, а, главное, сохранилась, благодаря душещипательным куплетам:


 


«…Чтобы не было раздора


Между вольными людьми,


Волга, Волга, мать родная,


На, красавицу прими!


 


Мощным взмахом поднимает


Он красавицу княжну


И за борт её бросает


В набежавшую волну».


 


Однако из предыдущих куплетов выясняется, что княжна-то была персидских кровей. И тогда появляется множество вопросов. Какая такая княжна? Как она попала к атаману разбойников Стеньке Разину? Кем она ему была? По какой глупости он её «выкинул»? Почему никто не заступился за девушку? Выжила ли знатная персианка после такого неадекватного обращения? Кто родители бедняжки, что допустили прогулку на катере с таким извергом? И, вообще, в конце концов, а была ли в действительности «княжна»?


Дорогие читатели, вопросов целое облако и, что интересно, многие ответы, оказывается, были у нас под рукой. «У нас» я имею в виду у бакинцев.


Много лет проезжая на электричке мимо поселка Разина (основан в 1925 г.), который является пригородом Баку, я взглядом обязательно выискивал очертания входа в легендарную пещеру.


История повествует, что в этой пещере укрывалась банда разбойника Стеньки Разина в бытность его похода на Кавказ (1667-69 гг.).


В начале похода, в качестве разминки, атаман решил напасть на Дербент – крупнейший рынок торговли невольниками. Результат скромный – цитадель не взяли, зато сам город ограбили и запугали так, что ещё спустя два года торговлю не могли восстановить.


Следом, летом 1668 года, наступила очередь морского порта и торгового центра Баку.


Место, где расположилось казацкое войско, находилось в 10 километрах от Баку, оно было безлюдное и гористое, что благоприятствовало укрывательству банды между набегами, грабежами и насилиями в Баку и его окрестностях.


Вторая половина XVI – середина XVII веков ознаменовались чередой войн между государством Сефевидов, куда входило покоренное Ширванское ханство, и Османской Турцией. Кое-как порядок держался при шахе Сефи II Сулеймане (1666 – 1694), хотя этот болезненный человек, предававшийся роскоши, гаремным утехам и пьянству, каждый день производил казни и увечья, а границы страдали от набегов соседних ханств.


Баку в это время переходил из рук в руки. Конечно, взять хорошо укрепленный и обнесенный крепостной стеной город Баку казакам не удалось, но вот разграбить прилегающее селение Маштаги и другие незащищенные села им повезло гораздо больше – обчистили до чёрного волоса, но переборщили – на следующий год грабить там было уже нечего.


Исчерпав все наличности местных жителей, Разин решил «прогуляться» по соседним ханствам-государствам. Широкая натура атамана довольствовалась не только драгоценностями ограбленных, но и насилием над женщинами, полонением в рабство жителей. Казачья банда оставляла после себя разоренье и пепелища. Честно говоря, банда и на Руси вела себя не лучшим образом, за что и была вынуждена бежать от преследования царских войск.


Итак, в поисках новых богатств, атаман ведет свое воинство на юг в Персию.   Правильней было бы сказать: ведет свой флот вдоль восточного побережья Хвалынского моря (Каспия).


Бунтарское ополчение составляло примерно 1000 казаков на 50 стругах (легкие казачьи судна, оснащенные двумя пушками)


Существует мнение, что вначале казаки обратились к шаху с просьбой о принятии ими персидского подданства. Прибывшие в Шемаху послы Разина просили выделить им для поселения земли в устье Куры. Губернатор Шемахи дал распоряжение проводить послов в столицу – Исфахан.


Однако шах не дал послам аудиенцию, поскольку они не были соответствующего ранга. Принятые главным визирём, казаки голословно утверждали о своей любви к шаху и миролюбии.


Усыпив бдительность азиатов, казаки отплыли всей флотилией в южный порт Каспия Фарабат, столицы области Мазендеран. Там, под видом купцов, они в достаточном количестве просочились в разные части города.


Затем, по сигналу (шапка, подброшенная в воздух), казаки начинают грабить и убивать горожан (500 убитых). Нагруженные добычей казаки возвращаются на свои корабли и спешно, как нашкодившие уголовники, отплывают в безопасное, как им кажется, морское пространство Каспия.


Местом сокрытия флотилии служат острова Дуваный и Свиной, расположенные близ Баку. Происхождение русского названия «Свиной», острова Санги-Мугань, не имеет никакого отношения к свиньям. Основу топонима «Санги-Мугань» составляет персидское «санг» – камень, а «Мугань» – это название прибрежной местности. В старину остров Санги-Мугань был местом ссылки провинившихся преступников. Поэтому в русском варианте он именовался «остров с виной». А уже потом название перешло в «Свиной». 


Масштаб казачьего гуляния описан французом Шарденом:


«Эти варвары врывались под сень дворцов, построенных самим Аббасом Великим, и извлекали на свет царственные драгоценности. Они уничтожили и расхитили здесь сокровища драгоценного фарфора, китайских ваз, чаши из сердолика, агата, хрустальную посуду и прочие редкости, наконец, они разрушили во дворце большой бассейн из яшмы, покрытый золотыми украшениями. Их вождю достался драгоценный золотой трон, украшенный 200 бриллиантами и принадлежавший когда-то шахиншаху».


Терпеть такое наглое нападение было нельзя. В дело вступил (июнь 1668 г.) персидский военно-морской флот, который через 10 недель накрыл Разина в районе Свиного острова. В таком положении любой нормальный разбойник панически ударился бы в бегство. Любой, но не Разин.


Его решимость историки объясняли невежеством.


Сражение было скоротечным. Персидский наместник Астрабада, адмирал Мамед-хан, приказал переправить на остров мелководным проливом вброд 7 тысяч воинов, которые окружили казаков. Одновременно адмирал, для надежности своего кольца, связал свои корабли цепями, чтоб уж точно никто из казаков не смог выскользнуть. Казаки имели 23 судна, в том числе 15 более крупных ("морских") стругов. Артиллерия состояла из 20 больших и 20 малых пушек.


У персов – 70 судов (иностранцы называли их бусами, русские – «сандалами») разного размера («целые» и «половинные»), но все более крупные и высокобортные, чем струги. Персидские суда были вооружены более чем 30 орудиями. На некоторых кораблях находились отряды лучников.


Разин стремился выманить флот противника в открытое море, где подвижные казачьи струги имели бы преимущество. Увидев персидские суда, казаки обратились в обманное бегство прочь от острова, притворно плохо управляя своими судами. Под звуки труб и барабанов персидский флот устремился следом. Когда противники достаточно удалились от берега, казаки повернули назад, вступив с персами в жаркую перестрелку, и сосредоточили свой огонь на украшенном большим флагом судне Мамед-хана. «Невежественный казацкий варвар» применил передовую технологию ХVII века – обстрел врага наскоро сделанными зажигательными бомбами с ватой и нефтью. Опытный пушкарь на струге Разина первыми же залпами поразил вражеский флагман. На бусе вспыхнул пожар, потом взорвался запас пороха, разрушив часть судна. Горящий флагманский корабль стал тонуть, увлекая своим весом за собой соединенные цепью соседние судна. Мамед-хан поспешно перешёл на другую бусу.


Пользуясь начавшейся среди персов неразберихой, казаки стали обходить их и атаковать один за другим вражеские корабли, прицепляясь к ним и поражая персов на высоких палубах длинными жердями с привязанными пушечными ядрами. Персы отстреливались из ружей и луков, но не могли противостоять казакам.


Всего из 70 персидских кораблей уцелело лишь три, и те уплыли восвояси.        


В качестве трофеев казакам досталось 33 орудия. Большинство персов погибло. Спасся адмирал Мамед-хан, но его сын Шабын попал к Разину в плен


Потери разинцев составили 50 раненных.


Конечно, персидский шах не мог простить хитрому атаману Разину такого постыдного поражения, и через несколько месяцев он посылает на расправу с казаками более мощную морскую эскадру. Однако на этот раз атаман не стал дожидаться возмездия за свои грабительские набеги, и потому приплывшие к Свиному острову персы не обнаружили своих врагов. В целом в результате похода погибло около 500 казаков (из сведений самих казаков), включая умерших от болезней.


В это время (1670 г.) разинцы уже развлекались в Астрахани, запугивая своей гульбой теперь уже собственный народ и самого губернатора.


Однако пришло время ответить на вопросы об утопленнице княжне.


И, чтобы не терять время на различные домыслы и предположения, автор предлагает читателям ознакомиться по существу дела с оригинальными документами.


Ян Янсен Стрейс (1630-1694), голландец, в 1668 г. нанялся на русскую службу и состоял парусным мастером на первом русском корабле европейского типа «Орел», который предназначался для плавания в Каспийском море. Он был очевидцем пребывания Разина в Астрахани в 1669 г., по возвращении атамана из Каспийского похода. В июне 1670 г., перед взятием этого города разинцами, после получения известия о переходе царского войска на сторону «мятежников» под Черным Яром, Янсен с группой голландских офицеров и матросов бежал на шлюпке в Дербент.


В 1676 г. в Амстердаме он опубликовал свою книгу «Три путешествия», где и содержится его рассказ об утоплении княжны.


Привожу его текст.


«В один из последующих дней, когда мы (капитан корабля «Орел» и его люди) второй раз посетили казацкий лагерь (в Астрахани), Разин пребывал на судне с тем, чтобы повеселиться, пил, бражничал и неистовствовал со своими старшинами. При нем была персидская княжна, которую он похитил вместе с ее братом. Юношу он подарил господину Прозоровскому (воеводе, командовавшему силами, которые были направлены против Разина), а княжну принудил стать его любовницей. Придя в неистовство и запьянев, он совершил следующую необдуманную жестокость и, обратившись к Волге, сказал: «Ты прекрасна, река, от тебя получил я так много золота, серебра и драгоценностей, ты отец и мать моей чести, славы, и тьфу на меня за то, что я до сих пор не принес ничего в жертву тебе. Ну, хорошо, я не хочу быть более неблагодарным!» Вслед за тем схватил он несчастную княжну одной рукой за шею, другой за ноги и бросил в реку. На ней были одежды, затканные золотом и серебром, и она была убрана жемчугом, алмазами и другими драгоценными камнями, как королева. Она была весьма красивой и приветливой девушкой, нравилась ему и во всем пришлась по нраву. Она тоже полюбила его из страха перед его жестокостью и, чтобы забыть свое горе, а все-таки должна была погибнуть таким ужасным и неслыханным образом от этого бешеного зверя».


 


Значит, слова в песне – неоспоримый факт. Остается выяснить, кто была так называемая «княжна» и как она попала на борт лодки.


Самое простое предположение, которым пользуются некоторые историки: якобы  дочь адмирала Мамед-хана вместе с братом Шабыном попала в плен во время морского сражения у Свиного острова. Однако такое объяснение противоречит законам ислама, запрещающим находиться одинокой девушке на корабле с мужчинами, тем более, вступающими в сражение с противником. И, что самое главное, известно, что адмирал не имел дочери, по крайней мере, такого возраста. Также выяснено, что у важных персидских вельмож в то время в местах происходящих событий не пропадали дочери.


Оставалось предположить, что красавица попала к разинцам не на море, а на суше, в самой Персии. Такое предположение и было высказано: дочь Магмеди Ханбека казаки взяли в 1668 г. при разгроме города Фаррахабада (Фарабата). Но французский путешественник XVII в. Жан Шарден, долго живший в Персии и довольно подробно рассказавший о разграблении разинцами шахского дворца в названном городе, опять-таки не упоминает захват «адмиральской» или чьей-либо другой дочери.


Наконец, в примечаниях к первому тому сборника документов о разинском восстании сообщается, что в городе Ашрефе сохранилось устное предание о происхождении именно оттуда атаманской пленницы. Ашреф – город в Мазандеране, в 10 километрах от южного побережья Каспия, к западу от Астрабада, бывший резиденцией Аббаса I и других шахов. А это, как известно, территория Южного Азербайджана в Иране, преимущественно населенная азербайджанцами.


Конечно, не обошлось без сенсации (описанной в материале на портале Наука&Hi-Tech).


«В районе Астрахани совместной российско-азербайджанской экспедицией сделана сенсационная находка. В придонном иле обнаружены останки персидской княжны, по легенде, выброшенной Стенькой Разиным в набежавшую волну.


Проведя разведку на местности и анализ всех сохранившихся источников, члены экспедиции в течении нескольких лет обследовали дно Волги и прибрежную территорию в заранее обозначенном районе.


Осмотр поднятых со дна моря частей скелета и черепа показал, что они принадлежат молодой женщине в возрасте от 15 до 25 лет. Вместе с останками были найдены персидские ювелирные украшения и несколько крупных жемчужин, что дополнительно подтверждает справедливость догадки археологов.


Но, тем не менее, для окончательного подтверждения сенсации придется провести генетическую экспертизу».


Как известно, уже более столетия длится спор между иранскими и азербайджанскими историками, кем же все-таки по национальности была знаменитая безымянная княжна.


Азербайджанские историки давно претендуют на то, что похищенная княжна была их соотечественницей и происходила из древнего азербайджанского княжеского рода.


 


Восторжествовала справедливость, и поселок имени разбойника Разина, по теории большевиков, боровшегося против царя, а фактически грабившего мирное население, в 1992 году был переименован в поселок Бакиханова (Аббас-Кули-ага Бакиханов (1794-1847 гг.) родился в селе Амираджаны (Апшерон).  Азербайджанский просветитель и царский полковник, был лично знаком с императором Николаем I).


Для мировой истории Разин остался лишь «тем самым русским, который выбросил в реку принцессу».


 


Прим.ред.: в данном очерке все географические названия и имена приведены в авторском написании.


 


 


 УЦЕНКА «ГЕРОЕВ»


 


Побывать в кабинете Льва Троцкого, в том самом, где 20 августа 1940 года разыгралась трагедия его убийства, было интересно – не столько обозреть непосредственное место событий, сколько прочувствовать психологизм происшедшего.  


Я думаю, не стоит напоминать о взаимной патологической ненависти двух большевиков, бывших сподвижников – Льва Троцкого и Иосифа Сталина.


Рассказами об этом пестрят многие тома мемуаров, биографических эссе и прочих занимательных повествований (а иногда измышлений).


Столько же существует красочных описаний версий злодейского убийства второго после Ленина революционера-марксиста Льва Троцкого.


Однако круг мыслей вдруг замкнулся на роли убийцы Рамона Меркадера (Рамон Иванович Лопес).


«Вот солидный, ничем не примечательный стол Льва Давидовича.


Вот Рамон, подав ему для проверки, а главное, для отвода глаз, свою «статью»,


якобы ради удобства общения, «непроизвольно» перемещается за спину владельца стола.


В плаще, перекинутом на руке, он скрывает ледоруб, за поясом у него кинжал, а в кармане целый пистолет»


Рамон Меркадер готовится нанести удар создателю Союза Советских Социалистических Республик, изгнанному из страны, как врага советского народа.


Об этом много раз рассказывала мама убийцы, Каридад дель Рио Меркандер – неистовая революционерка, безоговорочно верящая только в одного коммуниста – Иосифа Сталина.


Вспомним, как все начиналось.


Будучи тайным агентом советской разведки, добрая мамаша в 1937 году вовлекает своего сынка в органы НКВД. А дальше, с её любовного благословения, Рамона привлекают к осуществлению покушения на создателя IV Интернационала Льва Троцкого. Сынок без раздумья входит в роль жениха весьма непривлекательной девицы (последняя её надежда) Сильвии Агелофф, входившей в окружение Троцкого. Счастливая избранница представляет своего приехавшего в Мехико из Парижа жениха хозяину виллы. Троцкий, поверив в искренность новоиспеченного троцкиста, приближает к себе молодого человека (правильнее – молодого шпиона).


...В последнюю минуту изо всех имеющихся под рукой орудий убийства Рамон останавливается на более надежном и смертельном ледорубе.


Отбросив мешающий плащ, он быстро намечает нужный размах и торопливо совершает его в момент, когда Лев Давидович, словно почувствовав неладное, пытается развернуться к подозрительному «революционеру».


Теперь Рамон, без колебаний всаживает ему в затылок тяжелый ледоруб.


Все же не зря он предпочел ледоруб пистолету и кинжалу: нет шума от выстрела и грязи от испачканного в крови кинжала.


Ледоруб гарантировал убийце бесшумный и быстрый смертельный эффект, так необходимый для незаметного бегства с места преступления.


Однако случилось непредвиденное: Троцкий внезапно закричал и, кроме того, имея рану на затылке глубиной в 7 сантиметров, он сумел набросится на убийцу, выбив из его рук орудие убийства. На шум сбежались охранники, которые первым делом избили Рамона до полусмерти. И когда уже оставалось немного до того, чтобы жизнь агента безвременно оборвалась, Троцкий, сам умирающий от раны, успел остановить акт возмездия.


Троцкого увозит скорая помощь. Он проживет только сутки.


Полуживого Меркадера тоже увозят, только в тюрьму, но он после этого проживет ещё 38 лет, из них 20 лет срока лишения свободы, по мексиканскому закону максимального срока наказания.


Весь срок отсидки Меркадер, несмотря на постоянные побои в тюрьме, так и не признался мексиканцам, что являлся агентом НКВД, то есть засланным убийцей. Советскому Союзу также было не резон признавать подобные уголовные методы расправы со своими идейными противниками.


Впрочем, признание «своим» шпиона никогда не практиковалось ни в каком государстве.


Только полностью отбыв срок и выйдя из тюрьмы 6 мая 1960 года, Рамон Меркадер, наконец, открыл всю подноготную своего преступления.


Интересна реакция руководства Советского Союза во главе с Никитой Хрущевым. 


Ещё недавно ярый разоблачитель несправедливых репрессий Сталина, он вдруг становится покровителем убийцы мирового вождя марксизма – Льва Троцкого.


Меркадер был торжественно принят в Кремле, и ему с почестями вручили …


 


Указ Президиума Верховного Совета СССР


 


За выполнение специального задания и проявление при этом героизма и мужества Рамона Меркардера (Лопес Рамон Иванович) – удостоить званием Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11089)


 


Председатель Президиума Верховного Совета


 


                        Л.И. Брежнев


 


Награду вручил глава КГБ Александр Шелепин.


Понятно, что инициатором награждения был Н. Хрущев.


Как руководитель массовых репрессий коммунистов на Украине, где в свое время Хрущёв был Первым секретарем, он, очевидно, оценил метод убийства, а заодно «героизм и мужество» агента Меркадера.


Тогда почему же в это время отбывали срок заключения непосредственные руководители операции «Утка» – генералы Наум Эйтингон и Павел Судоплатов?


Видимо, они не проявили меркадеровского «героизма и мужества», а вернее всего, Хрущев их упрятал из-за страха перед тенью членов «бериевской банды».


Так, благодаря неуемному «Знай наших», Хрущев преподнес миру Советский Союз как страну героев-убийц.


Однако в правление Хрущева были и другие присуждения звания «Героев» лицам, не имеющим никакого отношения к героизму. 


Вдали от нашей родины, на берегах Северной Африки, египтяне в 1956 году приняли решение национализировать принадлежащий англо-французской компании Суэцкий канал.


Дело, в принципе, логичное: на чьей земле канал, тому он и должен принадлежать. Но у капитализма другие законы, и потому, естественно, страны-владельцы не захотели добровольно расстаться со своей собственностью.


Началась война за обладанием каналом между Египтом, Англией, Францией и примкнувшим к ним Израилем.


Почему в этой компании оказался Израиль? Все очень просто. Египет, став хозяином канала, перестал пропускать через него израильские суда. Советский Союз, посчитав, что Египет ведет справедливую войну, а тем более против Израиля, приветствовал президента Абдель Насера и его главнокомандующего маршала Абделя Амера как победителей.


Отношения двух стран были сугубо практические: их объединяла общая вражда к США и Израилю.  


Уже позже, находясь с официальным визитом в Египте в мае 1964 года, Хрущёв в ответ на награждение себя, любимого высшим орденом Египта – Орденом Нила, тут же, экспромтом, по личной инициативе, присуждает Насеру и Амеру звание Героев Советского Союза с вручением орденов Ленина и медалей «Золотая Звезда» (№№ 11224, 11225).


Мы-то понимаем, что вряд ли египтяне совершили какое-либо геройство ради нашей страны, но мы также уже намекали на неадекватность иных наших партийных лидеров.


Интересен финал биографий этих «героев».


Гамаль Насер, несмотря на покровительство СССР, а вернее, с его попустительства, запретил компартию Египта, полностью истребив коммунистов. Вступив в очередную войну с Израилем, «Герой Советского Союза» Насер потерпел жестокое поражение. В Шестидневной войне 1967 года египтяне были наголову разбиты израильской армией. Вновь был оккупирован Синайский полуостров, а неприятель подошел к Каиру на расстояние 30 километров.  


А что же другой «наш герой» маршал Амер?


Он нашел удивительный выход из поражения в Шестидневной войне, став во главе антипрезидентского заговора и потребовав отставки своего «товарища по геройству» – президента. Разумеется, вместо него он планировал поставить себя.


Однако, потерпев поражение в войне с Израилем, Насер, тем не менее, сумел победоносно разгромить мятеж генералов. Амер был освобожден от должности главнокомандующего (все это происходит во время войны) и посажен под домашний арест.


Уже 26 августа 1967 года Амер вновь делает попытку захвата Генштаба, но другой «герой» опять оказался проворней: накануне Насер успевает арестовать несколько сот офицеров-заговорщиков.


Ну как должен был их наказать президент? Конечно же, всех расстреляли. Маршал не стал ждать позорной участи, а потому «геройски и мужественно» покончил жизнь самоубийством, приняв яд – аконитин.


Вот как прореагировал поэт Владимир Высоцкий на эту чехарду с присвоения героя.


 


«Потеряю истинную веру,


Больно мне за наш СССР:


Отберите орден у Насера,


Не подходит к ордену Насер!"


 


Другой любимчик Хрущева, президент Бен Белла, названный отцом алжирской нации и прозванный, очевидно, не зря, «алжирским Хрущевым» за непродуманные экономические эксперименты, напротив, прожил долгую, хотя и беспокойную жизнь.


В том же орденообильном 1964 году Никита Хрущев, видимо, предчувствуя окончание (ноябрь 1964 г.) своего партийного всевластия, успевает присвоить «Героя» будущему изгнаннику Бен Белла.


Его судьба в какой-то мере напоминает судьбу Насера.


У президента Алжира тоже был друг – Хуари Бумедьен, который устроил против него заговор. Бен Белла лишился власти, долго жил под домашним арестом, затем эмигрировал из страны. В конце концов ему разрешили вернуться на родину.


Есть и другие «герои», чьи горькие судьбы отмечены предательством страны, выдавшей им ранее Звезды Героя.


Это дважды преданный в годы распада социалистической системы сначала Горбачевым, а потом Ельциным, Эрих Хонеккер, а также Густав Гусак и Людвик Свобода.


Разумеется, большинство из 44 иностранцев, получивших «Героя», достойны высоких наград. Это участники Великой Отечественной Войны, космонавты, первые руководители государств социалистического содружества. Среди них есть 10 человек, получивших «Героя» посмертно. Имеются даже те, кто был лишен этого звания (речь идет об общем списке «Героев»).


Таких оказалось 72 человека. В основном это люди, впоследствии ставшие предателями Родины, понесшие уголовное наказание, совершившие тяжкие криминальные проступки, вплоть до убийств. Сюда попали также чекисты, кто «проморгал» бегство агента КГБ Пеньковского. Так, председатель КГБ Иван Серов лишился всех званий, наград и членства в КПСС.


Числится 13 человек, не получивших звания ввиду отмены указа, по каким-то выявленным негативным обстоятельствам.


Следует отметить, справедливости ради, что 61 бывший «герой» был позже реабилитирован и восстановлен в статусе Героя Советского Союза, а также имеются двое, чьи указы были отменены, затем восстановлены.


Вероятно, наши высшие партийные руководители недооценивали звание «Героя».


Сами они, ничего не сделав героического, и даже, наоборот, натворив больше вредного для народа, не могли понять специфику духа героизма. Война прошла мимо них – Хрущев находился в тылу штаба фронта, Брежнев руководил бессмысленной политработой, Горбачев вообще не нюхал пороха.


Потому и «хапали» регалии всех стран, не забывая o награждении самих себя «родными» наградами.

К списку номеров журнала «Кольцо А» | К содержанию номера