АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ильяс Камалов

«Любимый инструмент, конечно, виолончель». Беседовали Рауза Хузахметова, Михаил Хузахметов

 Звуки – тягучие, низкие, удивительно красивые – заполнили зал. Играл Ильяс Камалов…   Впервые я услышала это имя на презентации 14-го номера  «Казанского альманаха», где артист был представлен собравшимся как студент Казанской консерватории, солист Татарской филармонии, лауреат  международных конкурсов. Меня удивило это сочетание: ещё студент – уже лауреат. Я внимательно  смотрела на молодого человека. Мне хотелось разглядеть в нём что-то особенное. Но особенное было в его игре, в музыке – этих низких, бархатных звуках, которые сразу же пленили меня. А музыкант сидел, чуть склонив голову, будто заглядывая в душу виолончели, бережно и уверенно касаясь своими чуткими пальцами её струн. Удивительное единение музыканта и его инструмента. Мне захотелось поближе познакомиться с исполнителем, узнать – когда, как происходит это единение. И вот, договорившись с Ильясом Камаловым о встрече,  я подхожу к зданию филармонии. В небольшом классе и начинается наша беседа.

– Ильяс, сейчас вы – известный исполнитель, начинающий композитор, лауреат международных музыкальных конкурсов. А как всё начиналось?

– В шесть лет мама привела меня в музыкальную школу. Мне это было интересно, хотя тогда я ещё не думал, что музыка станет моей профессией. Жили мы в городе Никольское, что находится в двадцати километрах от Санкт-Петербурга. Один год я проучился в подготовительном классе по фортепиано. Потом наша семья переехали в Санкт-Петербург. Рядом с домом был Дворец творчества юных, где я хотел продолжить обучение. Но с преподавателем по фортепиано мы не смогли найти общий язык. На меня обратила внимание преподаватель виолончели и взяла к себе в первый класс. Так что выбор инструмента произошёл, можно сказать, случайно. Учился я с удовольствием и классе в пятом начал чувствовать большое тяготение к оркестровой игре. В этом же Дворце, где я занимался, был симфонический оркестр при ансамбле песни и танца имени Дунаевского. Я начал играть в составе оркестра и тогда ещё услышал и полюбил всю красоту и гармонию звуков. Это так увлекло меня, что на каждую репетицию я летел, как на крыльях. В летнем лагере при Дворце для участников оркестра был организован  отдых, совмещённый с репетициями. Там же проводились мастер-классы. Это было так интересно, что я стал ездить в этот летний музыкальный лагерь каждый год.

– Наверное, вы из музыкальной семьи…

Мои родители по профессии не музыканты, но люди творческие. Музыку очень любят. Отец Файзрахман Гафурович играет на курае, а мама Гульзада Рашитовна любит петь и занималась в самодеятельном хоре в Санкт-Петербурге. Вообще, мама – самый главный человек для меня, мой критик и советчик.

– Какими инструментами, кроме виолончели, владеете?

– Играю на фортепиано, баяне, аккордеоне, саксофоне, трубе, на кларнете, но любимый инструмент, конечно, виолончель.

– Ильяс, вы предпочитаете слушать голос виолончели соло или в сочетании с другими инструментами?

– В зависимости от настроения это может быть  соло. Огромное удовольствие для меня – виолончель и фортепиано. В каждом сочетании есть своя прелесть,  но больше всего я тяготею к оркестру.

– Какую музыку любите исполнять и слушать?

– Стараюсь не ограничивать себя одним жанром.  Виолончель – инструмент с богатыми возможностями, и я исполняю не только классику. Как композитору мне даже приходилось находить свои интересные приемы извлечения звука на виолончели, а к этому невозможно прийти, слушая только классику. Это и авангард, и эстрадное, джазовое направления, рок-музыка и многое другое. И слушатель я  тоже – с достаточно широким диапазоном увлечений.

–  Сейчас вы на последнем – пятом курсе Казанской консерватории. У выпускников высшего музыкального учебного заведения широкий спектр будущей деятельности, большой выбор. Это и исполнительство, и композиторство, и дирижирование, и преподавание. В какой ипостаси видите себя?

– На данный момент я уже являюсь солистом филармонии и планирую продолжить выступления и совершенствование техники исполнения. Планов много, заранее не хочется обо всех говорить, но предпочтение отдаю исполнительству и композиции.

– Параллельно учитесь и на кафедре композиции. Когда пришло это желание и решение?

– Ещё с самого детства я увлекался аранжировками для ансамблей, но делал это на любительском уровне. Тогда же начал сочинять. А когда уже учился в Казанском музыкальном училище, мой преподаватель Лариса Владимировна Маслова поинтересовалась – чем я ещё занимаюсь. Я показал ей несколько фрагментов из своих сочинений. Она была очень удивлена, а потом познакомила меня  с Трубиным Борисом Николаевичем – преподавателем, композитором. С тех пор я начал брать у него уроки. Это был уже четвёртый курс музыкального училища. Трубин и посоветовал мне поступать на факультет композиции. Таким образом, уроки с ним стали подготовкой к поступлению, и я сдавал экзамены в консерваторию одновременно на два факультета: исполнительский и композиции. Сейчас учусь в классе виолончели профессора Альберта Ахатовича Асадуллина и в классе композиции Виталия Вакифовича Харисова, которые меня очень поддерживают во всех начинаниях.

– Музыкальные вузы имеют свою специфику. Бывают ли курьёзные ситуации, когда, например, студент недостаточно подготовился, а экзамен сдавать всё же нужно. В обычных учебных заведениях студенты пользуются в таких случаях шпаргалками. Как приходится «выкручиваться» в подобных ситуациях студентам-музыкантам?

– У меня ситуации «не готов» не было, насколько я помню. Возможно, конечно, когда музыкальный текст выучен, но недостаточно поработал над образностью. Тогда приходится забыть обо всём, что мешает, и сконцентрироваться.

– Много ли времени уходит на подготовку к занятиям, на разучивание новых произведений?

– По-разному. У меня – творческий подход к этому. Могу и весь день просидеть, и пару часов или минут.

– Ильяс, как появляется новая тема – для  конкретного инструмента?

– Я пишу для фортепиано, струнных и духовых инструментов, различных ансамблей и оркестров. А мелодия изначально может быть привязана к какому-нибудь инструменту, а может идти сразу в оркестровом звучании.

Расскажите – в каких конкурсах вы принимали участие.

– В прошлом году я участвовал в международном конкурсе, проходившем в Казани, «Виват, Казань!» сразу в двух номинациях – как композитор и как виолончелист. Ещё – во всероссийском конкурсе в Москве в составе струнного квартета. Тогда мы заняли 2-е место. Также был конкурс в Саранске как виолончелист, занял 1-е место. Это только за последнее время.

– Наверное, у вас есть музыкальные кумиры.

– Я стараюсь не смотреть в одну точку и не отдаю никому предпочтения, но из любимых исполнителей это – Мстислав Ростропович, а из композиторов – Рустем Яхин и Алмаз Монасыпов, кстати учившийся как виолончелист, исполнитель и дирижёр.

– Ильяс, любите ли вы выступать и перед какой публикой?

– Какой артист не любит выступать? Конечно, это – большое удовольствие. Но вот перед большими профессорами или иностранными гостями выступление – это скорее стресс, чем удовольствие.

– Есть ли увлечения кроме музыки?

–В последнее время (смеётся) это – ремонт, сам решил сделать.

–  Откуда же навыки, от родителей?

– Да, они много чего умеют делать.

– Ну, что ж, лучший отдых – это смена деятельности…

Делаем и мы паузу в нашей беседе. Ильяс берёт  виолончель. Звучит удивительно красивая татарская мелодия. Закончив игру, говорит:

– Больше всего люблю исполнять татарскую музыку, Но не ограничиваю себя одним направлением. Вот, например, полифоническое произведение.

Звучит «Прелюдия из сюиты для виолончели соло» Иогана Себастьяна Баха.

В разговор включается Михаил – наш фотокорреспондент:

– Ильяс,  что для вас важнее на данный момент – исполнение или сочинение собственной музыки?

– И то, и другое.

– А на выступлениях или конкурсах вы исполняете  с в о ю  музыку? Это, наверное, более интересные эмоции – увидеть реакцию зрителя на собственную вещь?

– Да, конечно.

– Хотелось бы узнать мнение о современных исполнителях, которые тоже используют ваш любимый инструмент – виолончель, но в неклассических направлениях.  Я видел, в город приезжают артисты –  2Cellos или Apocalyptica. Насколько для вас их творчество интересно или приемлемо?

       – У них очень высокий профессиональный уровень, и в то же время для широкой публики это, понятно, узнаваемо и интересно. Мне нравится.

– То есть не исключаете для себя возможность общения и написания музыки для таких групп?

– Нет, ни в коем случае. К ним не может быть претензий даже со стороны профессоров. Ведь эти исполнители не просто так – берут и играют халтуру. Нет, они очень избирательно подходят к выбору произведений и исполняют их на высоком профессиональном уровне. Вообще, в наше время синтез – это хорошее направление, он даёт бессмертие музыке.

– Да, действительно. Скажите, Ильяс, а в дальнейшем – что для вас было бы важнее: оставить след в музыке как композитор или как исполнитель?

– Хотелось бы, конечно, в обоих направлениях. Время покажет.

– Вы перечисляли всё, на чём играете. Интересно, насколько для вас смычковые инструменты отличаются от струнных и как, например, гитара поддаётся вам в исполнении?

– Особой сложности нет. С удовольствием играю и на гитаре и на других инструментах, но для исполнения больших виртуозных вещей нужно время, чтобы отточить технику.

– А ударные?

– Ударные – тоже. Если я вижу инструмент и если есть к нему доступ, стараюсь побольше поиграть на нём.

– Это в итоге даёт больший кругозор, понимание сочетания инструментов…

Да, собственно с этого всё и начиналось – аранжировка для ансамбля.

– Есть ли у вас такое желание – сесть за все инструменты одновременно и сыграть всё произведение самому.

– Только недавно вспоминал эту тему: один человек в интернете записал саундтрек к какой-то компьютерной игре. Сыграл на нескольких инструментах, записал и смонтировал. Раньше я этого не видел, но желание было, как бы в шутку – записать и смонтировать – как я сижу и сразу на нескольких инструментах играю.  В реальности ведь это не получится, но если сделать монтаж, это – интересно.

 – Но при этом, действительно, можно сыграть под метроном по очереди на разных инструментах и потом всё это свести  и записать. Я сам играл на гитаре, и у меня  был такой опыт. Это действительно здорово – то, что можно сыграть самостоятельно на всех инструментах, которые тебе интересны, и записать.

– Это тема тоже меня давно интересовала. Желание большое, но до сих пор не хватает времени, к сожалению. А экспериментировать желание, конечно, есть.

– Ну, что ж, спасибо за беседу!

Мы желаем  Ильясу творческих успехов, большого пути в музыке и просим исполнить ещё что-нибудь из его любимых произведений.

Густой голос виолончели поёт и поёт и уводит в далёкий и прекрасный мир – мир Музыки.

 

К списку номеров журнала «КАЗАНСКИЙ АЛЬМАНАХ» | К содержанию номера