АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Лычагин

Мария-Антуанетта. Поэма



Du courage, ma reine!   L’heure de l’expiation est venu* …

1.

Кружится каруселью Площадь Революции…
Тысячи клошаров и парижских мещан  
Веселятся, радуются, как дети, смеются –  
Кровью тиранов каждый пьян.  

Шея Ваша –
тонкая, лебединая -
Так изящна под звонким
Лезвием гильотины.  
Удар! -
Покатилась, ещё жива,
По настилу эшафота
Голова…  

(Головы Дантона, Робеспьера, Сен-Жюста
Покатятся следом, оскалив зубы,
И встретятся в корзине, кочанами капусты,
С головой Бронштейна,
Проломленной ледорубом).  

Вот - санкюлоты
В колпаках багряных,
Бросились,
Улыбками ощерив лица,
Пропитывать платки
Кровью блудницы,
Чтобы этой кровью умыться,  
Разнося по площади крик:

« Vive la republique !»

К эшафоту потянулись тысячи рук,
И вдруг -
Облетели площадь слова:  
- Где голова?
- Какая голова?
- У этой исчезла голова!  

2.

Сумасшедшего,
Укравшего реликвию,
Человека смешного и дурашливого,
Нашли за углом,
Целующего лик её,
Королевы,
Искажённый и страшный.  

Схватили,
Связали руки.
«Гильотинировать этого человека!»
Не успели.
Изнемогая от муки,
Я проснулся уже в XXI веке.  

3.

Временам, великим и тревожным,
Ваша плоть понадобилась, королева.
Вы так искренне любили веселье и пирожные!
И так же искренно молились
Перед сном Приснодеве…  

Как могло такое случиться?
Перед камерой королевы неземной
«Гордая австриячка! Блудница!» -
Кричали санкюлоты, брызжа слюной.

А потом, Мария, под   крики дикие,
В мёртвых зрачках запечатлев печаль,
Вам улыбалась, надетая на пику,
Голова герцогини де Ламбаль,

Вашей ласковой, Вашей нежной,
В чьих глазах озорная сияла бирюза...
Помутнели, погасли искры прежние
В этих больших глазах.  

(Не в них ли смотрел на острове Елены
Маленький человек в сером сюртуке,
Мечтавший быть императором вселенной,
И плакал, чертя диспозицию на песке)?

4.

Эшафот – это ступени вверх.
Сколько, Мария, Вы насчитали?
А сколько – спросúте - получилось у тех,
Покорно сошедших в подвальное
Зловещее помещение
«Дома особого назначения»?  

5.

Через многие зимы,
Многие лета,
Через долгие два столетия –
Я люблю Вас, Мария Антуанетта,
Одну –
На всём белом свете.

Мария! –
  
Если кто-то,
Когда-то,
Дерзко, смело,
Не боясь нарушить
Гармонию тишины,
Ударит по трупику чайки белому
Концом лопнувшей гитарной струны;
Когда начнётся брожение голов,
А затем – посыпание пеплом и сажей;
Когда рухнут Бастилии домов
Одно-, двух-, трёх-
И так далее-этажных;
Когда расползутся серые черви,
Заполнив все щели и ямы земли,
И будут пожирать человечье стерво;
Когда не вернутся последние корабли, –

Я хочу вместе с Вами
Взойти на эшафот -
Обвенчаться с дочкой Гильотэна
Вслед за Вами,
Чтобы мы, позабыв
Революцию и народ,
В корзине поцеловались
Отсеченными головами…  

Знаю. Этого никогда не будет.
Моя голова – увы! - не достойна
Быть поднесённой на сверкающем блюде
Грядущим иродиадам истории…

2008.

_ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __
* Смелее, моя королева! Час искупления настал!  


К списку номеров журнала «ЛИКБЕЗ» | К содержанию номера