АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Нелли Григорян

Кое-что о геноциде. Очерк

Foto2

 

Родилась в 1975 году в Баку (Азербайджан). Пишет прозу и стихи. Публиковалась в газете «Бюллетень». Участвовала в Литературных фестивалях в Армении, организованных Фондом социально-экономических и интеллектуальных программ (2012, 2013). Живет в Армении, в городе Эчмиадзин.

 

 


Как никогда


И как нигде


Был к месту вопль, скорбящий тот.


Ах, Вардапет в большой беде


Устами скорбными народ,


Чью душу чёрный траур стёг


Молча рыдал:


- Спаси нас Бог…


 


Двадцать четвёртое апреля…


Для целого народа, волею судьбы оказавшегося разбросанным по всему земному шару, этот день покрыт мраком и охвачен неподдельным ужасом. И даже невзирая на то, что со времён кровавой резни прошло не одно десятилетие, и многих очевидцев тех событий сегодня уже нет в живых, память не меркнет и не ослабевает, а нежелание виновной стороны признать факт содеянного не позволяет душам убиенных обрести долгожданный покой.


Если вдаваться в подробности, 24 апреля 1915 года – это не единственная скорбная дата в истории армянского народа. Чем-чем, а чёрными днями и годами судьба нас не обделила. И большая их часть, нравится это кому-то или нет, напрямую связана с Турцией, или, как сегодня предпочитают говорить сами турки, с политикой Османской империи. Известны данные о зверских нападениях на армян и в конце XIX века, и в первой половине XX.


Геноцид армян в кровавый режим Османской Турции был поднят до уровня государственной политики. Особенно это проявлялось во времена правления Абдул Гамида Второго, в печально известный период «зулума», то есть чудовищной смуты. Дьявольская программа уничтожения армян, подготовленная Абдул Гамидом и Мехмет Кемалем, в дальнейшем умело конкретизировалась младотурецкими главарями, и они, руководствуясь политикой пантюркизма и панисламизма, задались фанатичной целью насильно ассимилировать нетурецкие народы депортацией и геноцидом. А поскольку армянский народ был главным препятствием на пути к этому, на него и был направлен главный и мощнейший удар. Но, думаю, это далеко не единственная причина случившемуся.


К концу девятнадцатого века в звеньях Османской империи усилился кризис феодального строя, вследствие чего обострились все противоречия. К тому времени турки составляли лишь четверть населения страны, а именно: 28 миллионов человек. Следует заметить, что, будучи господствующей нацией, турки, однако, по уровню своего развития намного отставали от большинства покоренных ими народов. Не исключено, что именно в этом кроется причина того, что султан поставил перед собою цель лишить армян даже той незначительной самостоятельности, которую имели армянские общины во внутренних и религиозных вопросах. При создании в Западной Армении уездов власти стремились разделить территорию таким образом, чтобы ни в одном из уездов армяне не составляли большинства населения. Подтверждения этому можно найти, опираясь как на армянские источники, так и на высказывания зарубежных авторов и политиков. Английский автор того времени Вальтер Харрис был проникнут убеждением, что опустошительные походы полков «хамидие» составляли основу целенаправленной внутренней политики султанского правительства и имели целью вынудить армян покинуть свою родину. Русский вице-консул в Ризе Л. Гиппиус в своей записке от 16 июля 1897 года писал, что «турецкие власти стали теснить армян еще тогда, когда они и не проявляли признаков особенно сильной агитации». По его мнению, это преследование входило в программу внутренней политики турецкого правительства и продолжалось уже не один год. Домашние обыски, аресты учителей, закрытие школ, поджоги, политические аресты и бесконечные судебные процессы над инакомыслящими стали обычным явлением в стране. Прогрессу общества противостояли грубая сила, ятаган, застенки.


По указу того же султана Абдул-Гамида II цензура категорически запретила употреблять на страницах печати такие географические названия, как, к примеру, «Армения» или «Македония». Слово «Свобода» так же было изъято из лексикона тех, охваченных смутой и беспределом, времён. В прессе было категорически запрещено любое упоминание об иранском меджлисе или о русской Государственной думе.


По всей видимости, и духовные лидеры были втянуты в прогрессирующую бесчеловечную политику. На протяжении всей программы уничтожения армян религиозные деятели ни на шаг не отставали от представителей власти. Они не усмиряли народные массы, не вели людей по пути мира и согласия, а, наоборот, усиленно нагнетали обстановку, придавая политическим событиям религиозную окраску. В мечетях Багеша имамы читали антиармянские проповеди. Не без их помощи народ, проживающий на территории Османской империи, был поделён надвое: одна половина – это магометане, то есть правоверные, вторая – гяуры, то бишь – неверные либо иноверцы. И эти люди второго сорта были приговорены к уничтожению, поскольку младотурецкое правительство Османской империи строило планы создания «Большого Турана». В их планы входило присоединение к империи Закавказья, Северного Кавказа, Крыма, Поволжья и Средней Азии. И на пути к этому агрессорам необходимо было покончить, прежде всего, с армянами, поскольку именно они были главным противостоящим звеном. Убедиться в том, что намерения младотурков были самыми что ни на есть ужасными, можно, ознакомившись с заявлением доктора Вехаэтдина Шакира:


«Если забулдыга Моисей, босяк Христос, сирота Магомет сумели создать, каждый на своей земле, мировые религии, неужели интеллигенты, обладающие волей и силой, не в состоянии вновь раздуть пламя пантюркизма и распространить его! Основывая Османскую империю на принципе национализма, мы создаём истинную власть Иттихада. Для нас приемлем только турок. Оставшиеся нам в наследство от прошлого нации – чуждые и вредные сорняки, и для очищения нашей земли мы обязаны вырвать их с корнем. Таково требование революции, такова её цель, именно для этого мы назвали власть комитета « Союз и прогресс», «Новым турецким правительством», навсегда выведя из употребления слово «османский». И действительно, какова цена этому слову? Элементы различных национальностей, прикрываясь этим словом, составили некое сборище народов, которое со строго научной точки зрения не может называться страной. В лучшем случае можно сказать, что это земля, оставленная Османом в наследство своим сыновьям. Она заселена различными народами, и поэтому не имеет национального облика. Она похожа на хлев, где под одной крышей собраны все домашние животные: армяне, греки, болгары, босняки, помаки, сербы, албанцы, курды, черкесы, арабы, грузины, лазы. Всех их мы хотели объединить в единое целое под названием «османец». Но это не удалось. Гуси, утки, куры, бараны, коровы, быки, телята живут вместе, не меняя своего облика; точно так же и разные народы, поселившиеся на нашей земле, сохраняют свои национальные особенности. При подходящей возможности они станут притеснять турок и отнимать у нас наши земли, станут независимыми. Не так ли поступили румыны, сербы, болгары, македонцы, наконец?». Думаю, комментарии излишни, цели и политика турецкого правительства того времени ясны, но а методы осуществления намеченного, тоже, судя по всему, должны были быть не слабыми.


С тех пор прошло немало лет. Чуть ли не век разделяет нас со временами, когда наш народ зверски истреблялся и по всем законам должен был бы быть стёрт с лица земли. Что я говорю? Больше века, если принимать во внимание тот факт, что султан Гамид вступил в правление империей в 1876 году, а до него уже в жизни армян того региона не всё шло гладко. И всё же жить в постоянном напряжении, постоянно возрождая в своей памяти страницы тех чёрных дней, мне кажется неправильным. Нужно жить дальше, без страха заглядывать в будущее, не опасаясь повторения истории. Считать всех турок поголовно своими врагами – это абсурд. И утверждать, будто состоянию враждебности между двумя нациями не может быть конца - тоже. И в те страшные дни очень многие спаслись именно благодаря помощи и состраданию простого турецкого народа. Мне лично один дедушка рассказывал, как, будучи четырнадцатилетним мальчишкой, он стал свидетелем того, как целая армия турецких солдат напала на мирных жителей. От вида всего этого кошмара ребёнок лишился чувств (хорошо, хоть не рассудка), а когда варвары ушли, живущие поблизости турки стали разбирать тела убиенных, дабы предать их земле. Тогда-то его и нашли под грудами тел. Он отлично помнит, как женщина, обнаружившая его живым, очень обрадовалась, собрала в носовой платок всё имеющееся в доме золото, проводила ребёнка туда, где как она знала, ещё находились армяне и, вместе с золотом, передала мальчишку одной многодетной семье. И таких историй множество, и мы должны помнить об этом.


Сегодня на политической арене обсуждается вопрос определённого характера: признавать или не признавать факт геноцида, совершённого турецкими властями против армянского народа.


Основной причиной зверства, совершённого в 1915 году, принято считать Первую мировую. Но как тогда объяснить тот факт, что ещё в феврале 1914 года, за четыре месяца до убийства Франца Фердинанда в Сараеве, верховные представители младотурок, пришедшие на замену Абдул Гамиду II, приказали бойкотировать армянский бизнес? Доктор Назим лично взялся контролировать данный процесс. Бойкотировать бизнес, в действительности означало лишить армянское население средств на существование, а впоследствии и самого существования. Доказательством этому может служить одна из публикаций известного польского публициста и писателя Богдана Гембарски, в которой он приводит отрывок стенограммы заседания младотурок, состоявшегося 15 октября 1914 года:


 «Доктор Назим: Необходимо кардинально решить армянский вопрос – в корне уничтожив всех армян. Считаю, что выражаю общее убеждение всех здесь присутствующих – утверждая, что проблему сразу разрешим, как только будет принято решение.


Талаат бей, министр внутренних дел: Под моей ответственностью против армян предприму всё то, что сочту необходимым…»


Таким образом, в тот злосчастный день большинством голосов было принято решение «осуществить депортацию армян с дальнейшим их уничтожением в пустыне».


Геноцид армян был приведён в исполнение в несколько этапов. Первый этап охватил период с 1 ноября 1914 по 20 апреля 1915 годов. Второй – с 20 – 24 апреля 1915 до декабря того же года. В эти годы была осуществлена депортация и физическое уничтожение в основном западных армян. В третий же этап, охвативший период с декабря 1915 по октябрь 1918 годов, шло насильственное обращение в магометанство и беспощадное уничтожение тех западных армян, которые ещё оставались в живых. Примерно в это же время начались походы турецких войск на Восточную Армению, после которых так же оставались горы трупов и море крови. Однако на этом кровавая история не закончилась. Геноцид армян продолжался не один десяток лет. Об этом свидетельствуют факты, взятые как из армянских источников, так и из иностранных публикаций.


Многие осудили кровавую политику младотурок и султанских властей, кого-то это, и тут уж ничего не поделаешь, факты истребления целого народа оставили равнодушным, были и такие, не многие, но были, кто высказал своё одобрение и поддержку.


Проблема геноцида и сегодня продолжает оставаться одной из самых болезненных и актуальных для всего армянского народа, независимо от возраста, половой принадлежности и места проживания. В этом легко убедиться, посетив двадцать четвёртого апреля памятники жертвам чудовищного преступления. К сожалению, на свете не перевелись люди, которые провокационно заявляют, что боль и страдания народа – не что иное, как фарс, умело организованный власть имущими в политических целях. Если бы это было так!..


Корреспондент 1news.az, побеседовал с украинским журналистом Рачимом Гумбатовым, человеком, которому удалось добиться отмены решения о признании геноцида. И вот что он сказал: «Нет ни одного юридически безупречного документа, которым было бы установлено совершение в османской империи геноцида в отношении армян. А, как известно, геноцид является преступлением. Как же можно обвинять в преступлении, которое никем не доказано? Не может быть доказано, поскольку оно не было совершено... Считают ли армяне, что Россия совершила геноцид в Чечне? В сущности, Турция тоже проводила на своей территории контртеррористическую операцию». Гениальная позиция, ничего не скажешь. И это далеко не единичный случай. Противников признания геноцида немало, но также много тех, кто признаёт и понимает боль армянского народа. Факт Геноцида армян сегодня признан многими странами, в частности, Россией, Францией, Литвой, Уругваем, нижней палатой парламента Италии, большинством штатов США, парламентами Греции, Кипра, Аргентины, Бельгии, Уэльса, Национальным Советом Швейцарии, Палатой общин парламента Канады и сеймом Польши. И это вселяет надежду на то, что наступит день, и нашу боль признает весь мир, включая современную Турцию. Ну а сегодня пока Турция продолжает считать, что события, которые по сей день остаются до конца не разгаданными и не принятыми, не имеют к ней никакого отношения, поскольку были содеяны не во времена турецкого правительства, а в период существования Османской империи. Если следовать данной «логике», то и Германия не должна была признавать Холокост евреев, поскольку убиение еврейского населения осуществляли Гитлер и нацисты, а отнюдь не ФРГ. Но если Турция действительно считает себя невиновной, тогда возникает вопрос, почему сегодня в пределах столь огромного развитого государства не только тема Геноцида армян, но и всё, что связано с нашим народом и Арменией как таковой, незаслуженно предается забвению. Как справедливо отмечал Грант Динк: «Ни в одном учебнике не найдете что-либо, касающееся меньшинств, в частности армян. Даже в учебниках начальных классов вы не встретите предложения типа «Али кидает мяч Акопу». Али всегда кидает мяч Вели… Лишь в документах и учебниках спецслужб можно найти слово «армянин», который занимает место в сообществе так называемых нерентабельных групп».


Опасения Турции в деле признания геноцида могут быть непосредственно связаны и с проблемой материальных компенсаций, возможных реституций наследникам жертв армянской трагедии. Видимо, в турецком политическом сознании кроются опасения, что в результате признания ими геноцида Турция потеряет территории всей или части Западной Армении, Армянской Киликии и Арарата. Возможно, нет. Однако я лично абсолютно обо всём этом не думаю. Ни денежная компенсация, ни возврат земель не в состоянии изменить прошлого, вернуть к жизни незаслуженно убиенных, стереть из памяти людей, переживших ужасы того времени, боль и страдания, прогнать из исстрадавшихся душ и поизносившихся сердец страх. Подобное чудо не сможет сотворить ничто и никто. Однако признание вины, искреннее раскаяние и просьба о прощении могли бы стать долгожданной «микстурой» и прекратить агонию, тянущуюся не одно десятилетие. 

К списку номеров журнала «Кольцо А» | К содержанию номера