АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Иван Бочкарев

Пусть мне рай и не будет обещан. Стихотворения

ДЕТСТВО




Хочу я снова стать ребенком,


Годам вернуться к четырем,


Быть неусидчивым чертенком


Над скучным толстым букварем.


Тогда зубрил я текст упрямо,


Твердя за слогом новый слог.


Одно лишь только слово – «мама»


Писать я сам в те годы мог.


Но мне не усидеть над книгой -


С природой щедрой рядом рос.


Бежал играть за дальней ригой,


А то к отцу на сенокос.


Влекли так детское вниманье:


И луг, и лес над речкой голубой.


Но лишь «альбом воспоминаний»


Я в дальний путь забрал с собой.


Хотел бы я вернуться в детство


В чужом , но милом мне краю.


Пусть мне не вывезти наследство –


Увидеть родину мою.


Припомнить как цветут ромашки,


Как луг встает росистый, в серебре.


И соловьи, мои родные пташки,


Меня разбудят снова на заре.


А я, подсунув трость подмышку,


И, сняв ботинки, прямиком,


Седой, но сердцем – как мальчишка,


Промчусь по лугу босиком.


 


ЖЕНЩИНЫ




Пусть мне рай и не будет обещан,


Пусть в аду меня ждет сатана,


Но люблю я смотреть на женщин-


Для меня это слаще вина.


Все они грациозны, красивы,


и у всех обещающий взгляд…


Пробуждает тот взгляд мотивы,


Что лишь в райских садах звучат.


Те мелодии неуловимы,


как забытые рифмы стихов,


Их на крыльях несут херувимы


В аромате волшебных духов…


Разве жизнь проживешь безопасно,


Без огня и без жара в крови?


Хуже, если поддастся соблазну


Платонической чистой любви.


Я от женщин бываю в экстазе,


Я теряю рассудок покой…


Ведь они – не хрустальные вазы,


Что нельзя их потрогать рукой!


И от баб я ищу утешенья


В кабаке за стаканом вина…


Женский пол – для меня искушенье,


А меня любит только одна.


 


ЖИЗНЕННАЯ   РОЛЬ




Я  в этот мир явился для страданья,


Чтоб испытать, чтобы измерить боль,


Потом уйти, сказав всем: «До свиданья»,


Сыграв судьбой назначенную роль.


Пока  мои в движенье руки, ноги,


Пускай струиться пот со лба,


Я не смогу свернуть с дороги,


Что мне назначила судьба.


Я не стремлюсь ни к должности, ни к чести,


Но горячо Вселенную любя,


Хотелось бы и мне в хорошем месте


Найти местечко для себя.


И пусть я не рожден большим поэтом,


И кем бы только ни был я,


Я не простой пришелец в мире этом -


Всему свидетель и судья.


 


ЗАХОЛУСТЬЕ




Я живу, как в железной клетке,


Не простор мне бульвар городской.


Из деревни пришли мои предки,


Ну, а я- я ведь тоже такой.


Я люблю тишину и природу,


И просторы степных пустырей,


Там, где сердце простого народа,


На беду отзовется скорей.


Кто страдает душевною болью,


Там для всех распахнут ворота.


Встретит странников хлебом и солью


Деревенских людей доброта.


Мы не стригли, не брили мы бород,


Рождества не меняли число,


И мне скучным кажется город,


А отрадой родное село.


И отвлекшись на миг от мечтаний,


По секрету скажу, как врачу,


Я устал от далеких скитаний,


Я в деревню вернуться хочу.


Для чего с неизбывною грустью


На чужбине болеть и стареть?


В деревенском глухом захолустье


Я, как предки, хочу умереть.


 


 


ЗЕМЛЯКИ




Мы с тобой еще мало знакомы -


Лишь всего-то, быть может, полдня…


И ведь надо ж случиться такому,


Что ты раньше не встретил меня!


Подружиться так быстро смогли мы,


Хоть на дружбу уходят  года!


А с тобою мы – как побратимы,


И друг с другом мы будем всегда.


Кто уехал на долгие годы,


Сразу с Родиной связь не порвет,


Не привыкнет к чужому народу -


Русских к русскому сердце зовет.


Твоя родина – город Калуга,


Где слышна ночью песнь соловья…


Мы узнали с полслова друг друга,


Ведь такой же ты русский, как я .


Но не видел ты степи седые


И полеты степного орла…


Век могли б мы прожить в России,


А судьба нас  бы и не свела…


Может быть, что когда-то общались


Наши предки, отцы – старики…


На чужбине мы вдруг повстречались -


Оказалось с тобой земляки.

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера