АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Никита Миронов

Делиться опытом. Стихотворения




посвящается Фаготу Гибборду де Волофферусу


* * *

вокруг меня такие пауки
сродни коротким лапкам из капкана
торчащим
на поводках подкованным собачкам
и в коле плавает
полковником как на войне та муха
твоя мигрень
и греет грудь аборт

и те на шее родинки что ниже
к груди аборигена прижимаясь
и я стараюсь слизывать бесстыже
застывший пот

рудиментарный выступ
на красный свет нечестный и несчастный
не шиворот не выворот не вор
но разворот подорванный на мине
и вкривь и вкось наносит свой узор

а я пишу о том же и о тех
в поклоне ивы в крестик уложившись
расставив запятые под орех
в каком-то кофе растворившись
и в обозримом будущем
те пауки сожрали


* * *

и проскальзывает капельками вода
получаешь открытку по ведомству «не отдам»
на которой адам, ева и плод познания

и кто-то между я и ты пытается отнять от нуля питается телефонной
плиткой, катается, гамит, кидает камни

чтобы понять где оригинал симулякр орангутан человек проект
фальшивка
ветхая подшивка нового мира, отделяющая экран от нового моря,
свежий выпуск городского глянца, отделяющий улов от удоя,
от них один шорох и морок
черт с ними я в кроссовках
чудовищно мокр

с голубого экрана смотрит и меркнет чулпан хаматова
невысокий лоб мышеловка
сопот шапочника
с нее кира муратова еще не сняла колготки и даже джинсы

не срисовала балетные тапочки ужимки твиста ошибки диккенса

я в одиннадцать закрываюсь; от будильника под подушкой руками                                                                                                         сверху
прячусь, только ровно в одиннадцать, утром, просыпаюсь
двинься шепчешь ты,
я двигаюсь в сторону газовой плитки

в ушной раковине звук океана


* * *

а я тебя люблю как в детском саду
снег
на языке
уже тогда знал падал но знал
а я, как и он —
шел, падал
на спине — пропеллер,
на стадионе играют в мяч,
под ногами — шуршащий шифер,
в руках — клевер,
ковер из снега, ваты, валюты, слюны, слогов — в голове, как и речь, север,
в каждом глотке сто слов, в каждом вздохе — сентябрь,
в желудке — ливер,
король улова и олова — окунь,
река корень, окуни руку в реку,
голова — конь, нота — та, и потом,
до тебя всего девять шагов,
один позади,

сдай назад равно сам себя обкради

«зимний сад »


НИЗВЕЛИ ЛИСТЬЯ

1 до липы, слепка,
хлопка в зрительном зале,
стереотипа — дворника от метлы | не отличишь,


2 липко,
хлопка ресниц,

3 подвижных спиц тельца
в вязании

4 и узников отца,
скелетов птиц не счесть
предметы масти


5 вора полиэтиленовых пакетов,
разносчика полиэмилита | пиццы
и пустоты,

всего, что снится

лакирован внезапной смертью

и где-то льется песнь

на лезвии болезни, речи — озноб,
водобоязнь избитых слов,
в лесу знакомый дом,
и босиком бежать от рифмы, участи и мести,


отчасти счастлив

обратим, знаком, но не
конвертируем
в условные единицы
к вариациям лести, чести — листья в оппозиции
— и оползни поползли,
и черви, вини, буби, крести,
плывут в облаках


ползти в поясе шахида, по пояс в песке


мех, записанный на пленку, спущенные воздушные шарики, сгущенное небо, фотография баскетболиста в броске, —
вместе
не находить себе место
в кустах пустоты
в пустоте капусты,
шелесте ее, их,
топтаться на месте


извели листы на осенние слова


прости прости прости прости
их либе


* * *

слезы на ботинках, утица в чашке,
ключи,
колючки на свитере, губы в угольках, кровь на рубашке,

стекает, вглубь, любовь,
проточная, как проточная вода — раньше,
теперь — сточная, как сточные воды,

не дальше пруда,

просто добавь воды:
до ре ми фа соль небесная соль

без труда…

знакомые глазные белки
в их колесах крутятся, черт его знает, белки

столовую сталь — в стол
боль                        вдаль

иди туда, куда эдип
или

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера