АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Алена Щербакова

Золотая точка на красном фоне. Стихи



ФАНДАНГО

Вдох твой равен зажженной спичке,
Ночь вызывает, ведет на фанданго,
Не соблюдая простых приличий,  
Смотришь, как рушатся взгляды, даришь
Шаг – и ветер кусает за горло,
Твердь смещена, и вперед оплачен
Каждый вираж над городом – голод –
Танец зрения не одурачит.
Миг для движения – лишнюю ноту
Только б не взять по старинному праву.
Ночь в витражи наливает отраву,
Ночь – черный ход и трамплин для взлета.
Каждый из двух знает, как зыбок
Удавшийся жест… слышу нечаянно:
Танец – время иллюзий и выбора.
И ночь, как вывернутая перчатка…




БАРАБАН

Видишь: превращенье теней,

Танец быстрых языков змей,

Сполохов в извивах растений

И светящихся под кожей костей,

Перекличка духов, качели,

Пляска рук над смертью вещей,

Майя,  завлекающий мир,

Магов перевернутый миф.

Отпускаю в ночи зигзаг

Двух пантер – мои глаза.

Как бродячий ритм веселит

Огнедышащее сердце земли!

Изгибаются, пляшут над ней

Две пантеры моих теней,

В недрах его древнего сна –

Обращенье веретена;

Маятник раскачан начал

От царей и до янычар.

И бегу я – шорох и звук,

Каждый шаг глубок и упруг,

Барабан играет по мне,

Барабанщик знает, как нем,

Бесподобен и одинок

Зарождающийся Бог…




СИТАР

Душа как кочевник – ей мало безветренной плоти,
Пасти пустыни и невесомости моря.

Колчан ситара звуком налит и плотен
Пружиной огня и стрел, раскрученных в моно.

Ты сам на луче, на пределе, протянут, пробуй
Солнца коснуться, так высоко взлетая,

Как из себя не выпасть и не растаять,
Как на летящем луче удержаться… собран

Сон твой в диком, нежном сердце ситара,
Как золотая точка на красном фоне,

Звучит невместимо, ошеломленьем одарит,
Схватит, как заклинание: cante hondo.

Ловцы отражений, отсветов, кто посмеет
Отслеживать поле безвременья… только шелест

Нам согревать в ладонях, шок совпадений,
Или искать свет, в тишину продетый…




***
Индийские боги золотили волосы Анны,
Когда она ходила одна кромкою океана,
Знала молчанье Лам.
Когда дышала одною праной,
Звук моря струился странно
Змеей вдоль гибкого стана,
Браслетами по ногам…

Если долго смотреть в сторону океана,
Настоящее в кожу врастает наколкой тайны,
Пряча взгляды в солнцезащитный сумрак.
Есть Волосы Вероники и желтые стебли Ганга.
Но я видела в мастерской художника портрет Анны,
В подплывшей стене гибким стеблем стоявший без рамы.




***
Каллиграфия птичьего взмаха крыла
Вдоль эмали плывущих по кругу небес.
День спустил удила – и тугая стрела,
Ни добра, и ни зла, обозначила весть.
Я пишу заостренным крылом птичьих стай,
Выходя оглянуться на берег с холмов,
Там, где тени прозрачны, а осень густа,
И где ты не услышишь ни всплеска шагов,
Ни биенья крыла…
Только росчерком птиц
Чужестранец и мытарь в своей же стране,
Я на миг промелькну, зацепившись в окне
Твоих глаз о задумчивость
Улиц-убийц.




***
Бегущая с волками в ночи,
Меня отличи – отыщи,
Прыгнув на лунный щит
Черною точкой.
Ночи темны ключи,
Птица-сова кричит,
Ветер клокочет,
Шорох огня в земле,
Корни ее в смоле,
Время ее – смелей
Прочих.
Бегущая с волками в ночи,
Имя мое назови –
Волчье,
Помня о сне вещей,
И пустоте пещер,
Меня говорить отучи,
Меня в тишине прочти
Очной.




***
Лучше, попутчик, печаль оставлять в горах.
Скорость (по Шкловскому) требует четкой цели.
Этот же город путает шаг стократ,
И, обмелев, на треть этажей скудеет.

В полосах света сосны, но холод таят
Гнезда домов, отражения внутрь вобрав.  
Трется о щеку твою утренний луч – не я,
Прищур хранят азиатский – тростник, шафран,

Непроизвольно пальцы скользят по лицу,
И замирает города звонкий лед.
Выйди, на нем медленно потанцуй,
И постепенно увеличивай оборот,

Скорость равна отсутствию, если в ней  
Произойти однажды – и след погас…
Ей все равно, разминемся мы или нет –
Руку мою лови, как в последний раз...




О ПТИЦЕ

Тенью укрывшись от посторонних,
Время сверяю шкалой строки,
Птицу, что нежность моя не тронет,
Горьким уловом кормлю с руки.

Плещется море ее плечами –
И отличает любых прилив.
Как здесь легко от любви отчалить,
Как нестерпимо, не раз-любив.

… Liebchen, моя радость, судьба пуглива,
Тоже ведь птица, пои – не пои,
Слов неоплатные аперитивы,
Правд переплаченные бои.

Что же тебе в перестук вагонов
Стонами жечь из окна ночей,
Памяти талию сжав легонько,
Зная, что лишний, и что ничей…

К списку номеров журнала «ЛИКБЕЗ» | К содержанию номера