АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Дмитрий Легеза

От Петербурга до Гранады

Люди постарше, наверное, помнят суровое время, когда весь советский  народ, «как один человек», активно клеймил кровавого диктатора Анастасио  Сомосу Дебайле и сопереживал героическому народу Никарагуа. Мы в школе  даже посылки собирали для страдающих детей сандинистов. А какова она, та  Никарагуа, оставалось лишь догадываться: пальмы, бизоны по пампасам и  стройные шоколадные креолки. Лишь название страны смаковали — Никарагуа,  сладкое, как курага. Между тем, страна эта замечательная. Европейцы  открыли ее в 1502 году, а название свое, по одной из версий, Никарагуа  получила по имени вождя местного ацтекского племени — Никарао. В том же  XVI веке испанскими конкистадорами были основаны два города — Леон и  Гранада. Вот как раз последний из этих городов, Гранада, расположенный  на берегу озера Никарагуа около вулкана Момбачо, раз в год на одну  неделю становится поэтической столицей Мезоамерики.
Отношение к поэтам в Южной и Центральной Америке вообще особенное. Они —  жрецы, несущие божественное слово, которое порой весомее слова  президента. Поэты там в почете, они издаются, их отправляют на фестивали  (а поэтические фестивали в этих краях очень популярны и многочисленны).  Поэт — важный гость на официальных приемах. Кстати, такая тяга к  высокому искусству сгубила Анастасио Сомосу Гарсию, отца последнего  никарагуанского диктатора. Того самого Сомосу, о котором Франклин  Рузвельт сказал замечательную фразу: «Сомоса, может быть, и сукин сын,  но это наш сукин сын». Так вот, этот Сомоса был убит в 1956 году в  результате заговора молодых поэтов. Во время бала в Леоне поэт Ригоберто  Лопес Перес достал пистолет и отправил семь пуль в ненавистного  сатрапа. Четыре пули достигли цели.
И в настоящее время одна из самых значимых фигур в Никарагуа — Эрнесто  Карденаль Мартинес (род. 1925), чья поэзия, увы, мало известна в России.  Выдающийся поэт и писатель (лауреат многих почетных премий, в 2005 году  номинировался на Нобелевскую премию), литературный критик, общественный  деятель, а параллельно иезуитский и траппистский священник, Эрнесто  Карденаль с 1979 по 1987 год был министром культуры в сандинистском  правительстве Никарагуа. Осужденный за свои взгляды Папой Иоанном Павлом  II, Карденаль был исключен из ордена иезуитов и даже отлучен от церкви  (негоже священнику вмешиваться в общественные дела). В 1994 году он  покинул Сандинистский Фронт Национального Освобождения и воссоединился с  церковью, вступив в орден траппистов. Эрнесто Карденаль открыто  критиковал нынешнего президента страны Ортегу и называл власть в  Никарагуа семейной диктатурой. И в противостоянии поэт-президент народ в  своем большинстве был за поэта.
Организатором Международного Фестиваля Поэзии в Гранаде является  некоммерческий фонд. Первый фестиваль, проведенный под эгидой фонда, был  в 2005 году. С тех пор прошло 8 фестивалей, в которых принимали участие  более 1000 поэтов из Никарагуа и 96 других стран. Всего за эти годы  фестиваль посетили более 400000 любителей поэзии. По традиции, каждый  раз фестиваль посвящают одному из известных никарагуанских поэтов. В  2013 года это был Эрнесто Карденаль, а в 2014 — знаменитый «отец»  современной испаноязычной поэзии — Рубен Дарио.
В Гранаду мы с петербургским поэтом Олей Хохловой добирались автобусом  из Коста-Рики, соседки Никарагуа. Уже на границе нас встретил памятник  суровому человеку в шляпе — Сандино. А через пару часов мы уже были в  Гранаде, где нас поселили в роскошном отеле «Альхамбра», выходящем на  центральную площадь. Оля уже гостила здесь в 2013 году, а для меня это  было первое посещение Гранады. Сюда мы приехали по приглашению одного из  главных организаторов форума — Франсиско де Асис Фернандеса, известного  никарагуанского поэта. Всего в 2014 году на фестивале было представлено  135 авторов из 60 стран. Кое-кто был уже знаком нам по канадскому  фестивалю в Труа-Ривьер. Гостей заботливо опекали местные волонтеры  (один мне особенно запомнился по звучному имени Навуходоносор Лектор).  Всем участникам выдали специальные желтые браслеты (как дают в отелях  all inclusive). Желтый браслет, во?первых, показывал всем вокруг, что ты  поэт, а во?вторых, давал возможность посещать «закрытые» мероприятия  фестиваля, включая чудесные обеды в Casa de Leones. В общем, кроме  дороги, все расходы фестиваль брал на себя. А расходы это немалые —  отели, трансляция выступлений по телевидению, роскошная сцена с  освещением, уж нам ли всего этого не знать по опыту организации нашего  фестиваля «Петербургские мосты». Не буду называть конкретные суммы, но  только правительство небогатой Никарагуа выделило в 2014 году на  праздник поэзии примерно в 5 раз больше, чем мы получили на свой  фестиваль за 10 лет. А еще — поддержка фонда Бьянки Джаггер (вдовы Мика  Джаггера), спонсоры — пиво «Тонья» и ром «Флор до Каньо», посольства  Испании, Франции, Чили, Коста-Рики… Радовал и состав гостей, среди  которых была лауреат Пулитцервской премии Рита Дав, сама Бьянка Джаггер,  известный фотограф из Аргентины Даниэль Мордзинский и другие. По  телевидению с приветствием участникам фестиваля обратился Антонио  Бандеррас.
Мы подружились с чудесной парой из Великобритании — поэтом Джонатаном  Дэвидсоном и его женой Маргарет, колоритным поэтом и редактором из  Колумбии Харольдом Альварадо Тенорио, поэтами из Финляндии и Латвии. И,  что характерно, никто не говорил о политике. Ибо поэзия выше. Россию  никарагуанцы любят, как и русские стихи. Правда, литераторов из России  пока здесь гостило не много, но, к примеру, Евгений Евтушенко побывал.
Выступления участников проводили вечерами с большой освещенной сцены,  расположенной на центральной площади города. По бокам сцены стояли  огромные экраны, на которых транслировались выступления. Количество  зрителей было огромным, сотен стульев, стоящих перед сценой, не хватало,  толпы людей окружали площадь, пробиться в первые рады можно было только  по волшебному «желтому браслету». Мы с Олей читали сперва по-русски, а  затем переводы текстов на испанский читал наш друг, поэт из Коста-Рики  Хосе-Мария Сонта. Он же, кстати, и был нашим переводчиком. Некоторые  вечерние выступления организовывали у местных храмов. А после чтений  поэтов ждали приемы в посольствах различных стран, поддерживающих  никарагуанский фестиваль.
Днем в просторном белом шатре на площади устраивали «свободный  микрофон», где активно читали местные авторы. И так всю неделю, при  полных зрительных залах.
В один из дней гостей вывозили на гастроли в маленькие города — мы с  Олей ездили в Хинотепе, где читали стихи в зале местной школы. Стоит ли  говорить, что зал был переполнен. В передних рядах, кстати, сидели  школьники и монашки. А после чтений перед гостями выступали чудесные  танцоры в национальных костюмах.
Самым ярким событием фестиваля был, несомненно, карнавал. Назывался он  «Похоронный Карнавал», но что хоронили, я так и не понял. Надеюсь,  что-то плохое. Зато процессии мог позавидовать знаменитый бразильский  собрат. Казалось, туда собрали всех никарагуанских красоток. А уж какие у  них были платья! Впереди процессии ехал грузовик с трибуной, на которой  стоял поэт. У каждого перекрестка грузовик останавливался, и поэт читал  в микрофон свои стихи, встречаемые аплодисментами ликующей толпы.  Особенно радовали школьники, которые, увидев желтый браслет, подбегали к  гостям фестиваля и просили автографы.
В последний день форума поэтов на лодках вывозили на красивый остров в  озере Никарагуа. На острове устраивали обед, потом была фотосессия и  неформальное общение участников. И все время, пока поэты наслаждались  едой и природой (а это часов 6), для них потрясающе играл местный  оркестр. Без перерыва. Выносливости артиста с геликоном можно было  только позавидовать. Воистину, Никарагуа — страна героев.
В общем, фестиваль был прекрасен: чтения стихов, новые знакомства,  вечеринки с безумной сальсой и прогулками к озеру, солнце, пальмы (а в  России-то снежный февраль) и волшебный городок Гранада, будто бы  вышедший из фильма про какого-нибудь Зорро. Как минимум, праздник поэтов  получился. Был ли это праздник поэзии — тут для оценки качества стихов  моего испанского явно не хватало. Но что поразило и запомнилось — это  интерес никарагуанцев к поэтическому слову. Есть в этой, скажем прямо,  не самой богатой стране то, что мы зачастую перестали ценить. Здесь  поэтом быть не стыдно, а весьма и весьма почетно. Кстати, в один из  заключительных дней фестиваля к нам приезжал 89?летний Эрнесто Карденаль  Мартинес. Так что живую легенду я все же увидел.

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера