АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Зайцев

Февраль. Стиххотворения

ФЕВРАЛЬ

 

И радостно, и устало

Осилив смиренно даль,

У храма Петра и Павла

Молитву творит февраль.

 

Про снежное  бездорожье,

Про ветреные дела,

И слышит – как слово Божье –

Запели колокола.

 

А следом, рассыпав трели,

От светокрыла зари

Зажжённые полетели

Синицы и снегири.

 

И, не пуская в душу

Усталости боль и лёд,

Февраль, как монах-послушник,

В ближайший лесок идёт,

 

В глубинку, где лёг валежник

И, спрятав от глаз свой склеп,

Монашек – седой подснежник

Свечой согревает снег.

 

* * *

 

Октябрь пришёл без опозданья.

В том нет особенной беды,

Когда вершится увяданье

Деревьев, воздуха, воды.

 

Когда в цене особой – печка,

А дням безветренным – почёт,

В моей душе осенней речка

На ощупь, кажется, течёт.

 

Над ней, и серой, и остылой,

Не слышен звонкий птичий гам.

Набрякло холодом светило.

Тяжёлый снег по берегам.

 

В последний раз взлетела рыбка.

Вот-вот и схватит воду лёд,

Но и сейчас твоя улыбка

Застыть той речке не даёт.

 

МАМА

 

Устала ты, родимая, и вот,

Передник сняв, повязанный с рассвета,

На лавку села, и который год

Тревожно смотришь на меня с портрета.

 

Побыть с тобой мне вечно недосуг,

И всё-таки, робея от волненья,

Забыв про всё, принёс тебе на суд

Свои удачи, беды и сомненья.

 

И ты врачуешь боль и судишь ложь,

И кажется порою мне в безмолвье,

Что ты, очнувшись, медленно вздохнёшь,

И оживут глаза, и дрогнут брови,

 

И просветлеет в комнате чуток,

И передумав многое ночами,

Сумеешь тихо вымолвить: «Сынок!»

Обветренными жёсткими губами.

 

И пусть с годами память устаёт,

Но я так ясно вижу, вижу, мама,

Пикирующий чёрный самолёт

Над эшелоном, мчащимся полями.

 

Укрыв меня собой, могла ль ты знать,

Что никуда от пуль уже не деться?..

И будет тихо, мама, угасать

Твоё большое, солнечное сердце. 

К списку номеров журнала «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» | К содержанию номера