АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Людмила Казарян

Русские и русскоязычные поэты Эстонии


Судя по моим наблюдениям, для читателей «Эмигрантской лиры» русскоязычная поэзия на территории Эстонии пока остается terra incognita. Если честно, то по поводу того, можно ли считать русскоязычных жителей Эстонии эмигрантами, возникают очень большие сомнения. Были ли эмигрантами русские жители Печорского района и причудских деревень, которые после революции и гражданской войны стали гражданами первой Эстонской республики?


Ни в России, ни в самой Эстонии, на мой взгляд, до сих пор не существует чёткого понимания того, какие реальные процессы происходят в литературе, создаваемой в Эстонии на русском языке. Процессы эти во многом повторяют происходящие в русскоязычной литературе в целом, но и отличаются рядом особенностей.


 Начнем с того, что в Эстонии советского периода не только школы, но и детские сады делились на русские и эстонские. Это привело к уникальным последствиям: человек мог родиться в Эстонии и прожить в ней всю жизнь – и ни разу не столкнуться с необходимостью общаться на эстонском языке. Поэтому пишущие по-русски попадают в парадоксальную ситуацию: сами они считают себя частью русской литературы, но не вписаны ни в какие её течения и группировки (это верно и для тех, кто номинально состоит в писательских объединениях).


 


Характерной чертой критических высказываний тех, кто пишет о русской литературе в Эстонии, являются утверждения типа «у нас есть (был) только один (два) писателя (поэта)», причём эти высказывания известных критиков и литературных деятелей готов поддержать глас народа – вот только каждый из них произносит разные имена. Могут назвать Михаила Веллера и Бориса Крячко, но «забыть» упомянуть Довлатова. Назвать Светлана Семененко – и не вспомнить Давида Самойлова (в память о котором городская управа Пярну до сих пор поддерживает литературное объединение русских авторов «Надежда» – причём никоим образом с Д. Самойловым при его жизни не связанное).


Вот два характерных образца описания «русско-эстонской» литературы: П.И. Филимонов, «Экспат, и нет ему конца. Немного о ситуации с русской литературной жизнью Эстонии» (http://www.chaskor.ru/article/ekspat_i_net_emu_kontsa_24069) и Павел Иванович Страустин, «Знают даже детишки… Полемика со статьёй П.И. Филимонова «Экспат, и нет ему конца» (http://www.chaskor.ru/article/znayut_dazhe_detishki_24141). Обе статьи, хотя и полемизируют друг с другом, следуют концепции «авторов только несколько».


Другая крайность – это выраженное одним из слушателей Ландшафтного фестиваля поэзии в Тарту мнение о том, что на территории Эстонии можно найти «тысячи есениных и маяковских». Не говоря уже о том, что никому не нужны ни Есенин, ни Маяковский в количестве более одного, само предположение, что среди четверти миллиона русскоязычных может оказаться несколько тысяч пишущих (не проверяла – увольте!), навевает жуть.


 


У русской литературы на территории Эстонии славная история – даже если начинать ее не с Языкова или Булгарина, а с авторов ХХ века. Среди них будет и Игорь Северянин, и Борис Нарциссов, и Юрий Иваск, и Борис Вильде. Эстония до 1940 года к тому же включала в себя весьма обширный русский анклав (Печорский район) – и русские писатели на территории страны не были оторваны от живой стихии русского языка. Но и в те времена был возможен путь поэта-билингвы, начинавшего как русский символист Владимир Александровский, а ставшего эстонским поэтом (Вальмар Адамс).


 


Я попробую классифицировать авторов: (1) по принадлежности к тому или иному поколению; (2) по центру притяжения (литературные журналы, премии, фестивали, культурные центры) и (3) по отношению к традициям, условно заимствованным из эстонской литературы (иногда – из других иноязычных литератур, но для эстонского читателя или переводчика важна противопоставленность русской литературной традиции). В частности, эстонцы воспринимают верлибр как «свой» мейнстрим.


 


По поводу восприятия верлибра сделаю небольшое отступление. Насколько я могу судить, он и в России воспринимается как знак «европейской ориентации» пишущего – предполагается, что автор верлибров – смелый авангардист, прогрессивно мыслящий, сторонник демократических преобразований. Но в Эстонии Министерство просвещения рекомендует для изучения в русских школах стихи местного русскоязычного верлибриста.


 Что касается эстетического удовольствия от чтения верлибра (безотносительно к качеству текста), то я вспоминаю, как на первом курсе узнала, что, помимо классических трёхсложников, существуют еще и дольники – и испытывала острое наслаждение от чтения (и сочинения) именно дольников и логаэдов. Но это ведь чисто ученические чувства. Текст не может стать интересным и хорошим от одного того, что написан дольником или же является верлибром.


 


Фонды и литературные премии.


 


В Эстонии существует и оказывает значительное влияние на литературу и литературную жизнь фонд «Капитал культуры». Любой из постоянных жителей Эстонии может представить свой арт-проект (издательский проект) и ходатайствовать о помощи фонда в его реализации. Существует ли какая-то квота для русскоязычных авторов – неизвестно. Зато известно, что эксперты фонда, как правило, поддерживают действительно хороших писателей – но одновременно материальной помощи удостаиваются и книги-курьёзы. Более серьёзно отношение к премии Капитала культуры: её присуждают эксперты, имена которых известны (каждый год состав жюри меняется). Однако у того, кто был издан за свой счет, без поддержки фонда, шансы на получение премии Капитала культуры невелики. Между тем за свой счет порой издаются достойные авторы.


Среди литературных премий, вручаемых на территории Эстонии русскоязычным поэтам, можно назвать и премию имени Игоря Северянина, которой в разное время были награждены, например, прозаик Борис Крячко (посмертно) и тартуский поэт Вера Шмидт (1915-2000). Однако в последние годы она перестала быть чисто литературной и вручается деятелям, которые вносят свой вклад в культурную жизнь русской общины. Эту премию, как и премию им. Ф.М. Достоевского, вручают представители русской общины и та часть творческих союзов на территории Эстонии, которую, по выражению одного комментатора, «окормляет В. Илляшевич».


 


Литературные журналы.


 


В Эстонии издаются следующие литературные журналы: «Таллинн», «Вышгород», «Новый Таллинн», «Плуг».


Журнал «Таллинн» издавался еще в Советской Эстонии (соответствовал эстонскому «Looming») и являлся в те времена органом Союза писателей Эстонии. Редактор журнала – Нэлли Абашина-Мельц (в 1999 году в издательстве «Aleksandra» вышла книга её стихов «Я не стихи пишу – слагаю в строки жизнь»). Этот «толстый» журнал выжил и после распада Союза, но существует не за счет публикации поэзии или даже прозы местных авторов. В нем публикуют мемуары, критические статьи, переводы, театральные рецензии, другие материалы о научной и культурной жизни страны. Но именно сложность с публикацией в журнале оригинального текста делает каждую такую публикацию заслуживающей внимания. Журнал «Новый Таллинн» стали издавать позже журнала «Таллинн», он отличается лишь дизайном названия. В остальном он – брат-близнец «Таллинна».


Журнал «Вышгород» младше «Таллинна» и отличается от него стремлением формировать каждый номер по тематическому принципу. Его редактор – Людмила Глушковская. С журналом «Вышгород» связан поэт старшего поколения Нил Нерлин (лауреат премии Капитала культуры). Процитирую несколько его строк:




 
расстрельны в сейфах вечные дела
да и сама с войны зарыта вроде
Тавридою: родных людей тела
под розами на этом огороде


                     (из цикла «Затвор двухтысячного года»)


 


Недавно, к сожалению, перестал издаваться журнал «Радуга», с публикаций в котором начинали многие из ныне здравствующих литераторов. Остался его эстонский инвариант «Vikerkaar».


Журнал «Воздушный змей», хотя и просуществовал недолго, сумел собрать неплохую команду пишущей молодёжи. Он был скорее альманахом, чем журналом, в настоящее время остался только его электронный наследник, сетевой журнал «Новые облака». Некоторые из авторов журнала продолжают работать, их книги опубликованы издательством, унаследовавшим имя журнала – «Kite». В разное время в этих журналах и в издательстве «Kite» публиковались стихи П.И. Филимонова, Игоря Котюха, Николая Караева, Даниила Попова, Дмитрия Краснова, Doxie (Татьяны Сигаловой) и других.


Журнал «Плуг» заявил о себе как об издании, ориентированном на молодёжь, представляющую «другую культуру». В журнале много материалов о музыке, об искусстве. Там публиковал свои рассказы прозаик Андрей Иванов, с журналом сотрудничали поэты П.И. Филимонов, Денис Кузьмин, Елена Скульская.


 


 Автор этой статьи – один из организаторов Ландшафтного фестиваля поэзии (первый фестиваль состоялся в Тарту в сентябре 2013 года, второй прошёл в Тарту и Тойла в сентябре 2014 года). Приглашая авторов из Эстонии и из других стран на фестиваль (или на предшествовавшие ему по времени создания Литературные встречи), я исходила из следующих принципов: (1) автор известен в Эстонии и/или за её пределами, (2) автор опубликован на бумаге и/или в сетевых журналах, (3) автор нравится мне (или другим экспертам).


В этой статье я буду руководствоваться тем же методом отбора. Возможно, я несколько тенденциозна, но в данном случае, когда надо описать обширный корпус крайне разномастных авторов, это не является недостатком. Даже без установки на чтение всего, что публикуется в Эстонии на русском языке, я знаю (лично или по текстам) гораздо больше русскоязычных авторов, чем хотелось бы. При этом я, возможно, не упомяну имён, достойных упоминания, но по независящим от авторов причинам (например, из-за отсутствия публикаций в известных мне источниках) мне пока незнакомых. Начинаю склоняться к мнению, что мы живем в эпоху расцвета поэзии: ведь и Серебряный век, оставивший нам столько славных имен, не ограничивался ими. Была еще та почва, из которой они росли: огромное количество пишущих...


 


Поколения.


 


К писателям старшего поколения я причисляю тех, кто публиковался и сумел стать членом Союза писателей еще при советской власти. Таковы, например, Елена Скульская, Лариса Ванеева, Борис Балясный, Нил Нерлин. Некоторые из этих авторов продолжают активно влиять на литературный процесс. Помимо «старших», есть несколько групп (и авторов, ни в какие группы не вписанных), которые пришли в литературу на рубеже веков: кто-то достал из стола тексты, которые раньше не могли быть опубликованы, кто-то действительно начал творить только в 90-х (и эта группа авторов – и даже несколько групп – наиболее активна). Авторы, которые занимают промежуточную позицию между «старшими» и «младшими», как правило, будучи уже вполне сложившимися поэтами, не входят ни в какие литературные группировки.


Для «старших» характерной чертой является регулярный стих. При этом многие из них переводили эстонскую поэзию (наиболее известен как переводчик покойный Светлан Семененко), в том числе современную, в которой преобладает верлибр – и на них это не очень повлияло.


 


Молодые авторы более склонны к экспериментам. Игорь Котюх полностью отказался от традиционного стиха в пользу верлибра – и признаёт, что сделал это под влиянием эстонской поэзии, которую переводил. Более разнообразные формы стиха использует в своем творчестве П.И. Филимонов – и регулярный стих, и верлибр, и смешанные варианты:




 
он предавался духовным практикам и они не смогли приблизиться
он прошел курс нлп и они спрыгнули в воду со скалы
потом к нему прискакал его отец
на бледном коне
на рыжем коне
на белом коне


 


Не менее интересно проследить за тем, чьи стихи охотно переводятся на эстонский язык. Здесь отдельное место занимают сборники, построенные по принципу взаимного перевода (например, М. Тервонен) или двуязычные (Игорь Котюх чередует книги, написанные на эстонском и русском языках, эстонский поэт с мировым именем Ян Каплинский издал уже книгу на русском языке). Но переводчики с русского на эстонский отдают предпочтение или верлибрам, или текстам ярко-метафорическим, в которых используется приём, подобный агглютинации («приклеиванию» одного слова к другому) в эстонской морфологии. Этим приемом (во многом под влиянием английской детской поэзии и Дж. Леннона) любит пользоваться Т. Сигалова (Doxie), чьи стихи недавно были переведены на эстонский язык и опубликованы в журнале «Vikerkaar».


Но для иноязычного читателя (и переводчика) остаётся тайной за семью печатями поэзия, построенная на нюансах, на почти музыкальных колебаниях настроений, в которой игра со словом может присутствовать, но не выходит на первый план.


 


Персоналии (выборочно).


 


Елена Скульская – лауреат Русской Премии 2007 года за сборник «Любовь» и другие рассказы», поэт, переводчик, публицист, организатор фестиваля «Довлатовские чтения» в Таллинне. Родилась в 1950-м году, дочь известного беллетриста Григория Скульского. С 1980-го года – член СП СССР. Выпустила около десяти книг (как поэтических, так и прозаических), выступала и как драматург. В 2007 году стала лауреатом премии Капитала культуры. Автор, который не просто плодовит, но и ведёт весьма активную литературную жизнь. Например, миниатюры Е. Скульской опубликованы в журнале «Плуг» (при том, что журнал позиционирует себя как издание для представителей молодежной «другой культуры»). Первые публикации Елены Скульской относятся к началу 70-х годов прошлого века. По принятой мною классификации, она – поэт старшего поколения, однако, оставшийся активным участником литературного процесса. Произведения Елены Скульской переведены и на эстонский язык. С 1991 года она – член Союза писателей Эстонии. Участвует в поэтических фестивалях, организуемых на территории бывшего СССР.


Страница Елены Скульской в «Журнальном зале»: http://magazines.russ.ru/authors/s/skulskaya/




 
Не попадая во время, как в такт,
белым шаром в оборвавшейся лузе,
край черепицы лузгая, кружит
память и виснет на проводах.


 


Лариса Ванеева – поэт, прозаик. Родилась в 1953 году в Новосибирске, печатается с 1968-го года. Автор пяти книг стихов и прозы. В Эстонии издана ее книга стихов «Ларос» (Куремяэ, 1999). Окончила Литературный институт им. Горького (1981) и МГУ. Член Союза писателей СССР с 1990-го года, член Союза писателей Эстонии с 1995-го года. Живет при Свято-Успенском монастыре в Пюхтице.


Страница в «ЖЗ»: http://magazines.russ.ru/authors/v/vaneeva/ 




 
Как в малом осколке
стекла под лучом
круг солнца сияет
небесным ключом –
так в малости нашей природы
сияют небесные своды.


 


Игорь Котюх – поэт, переводчик, издатель. Родился в 1978-м году в Выру, учился в Тартуском университете (специальность «Эстонский язык как иностранный»). Один из самых активных участников и организаторов литературной жизни на территории Эстонии. Пишет стихи не только на русском, но и на эстонском языке. Игорь Котюх начинал как переводчик, и влияние эстонской поэзии в его творчестве преобладает. В 2003-м году он организовал в Тарту литературное объединение «Воздушный змей», впоследствии распавшееся. Редактируемые Игорем Котюхом журналы «Воздушный змей» (больше не выходит) и «Новые облака» (сетевой журнал) известны не только в Эстонии, но и за её пределами. В «Новых облаках» с удовольствием публикуются русскоязычные авторы из разных стран. И. Котюх не стремится публиковать авторов по территориальному принципу, ему интересны различные (преимущественно авангардные) течения и стили в современной литературе на русском языке (в «Воздушном змее» публиковались, например, образцы начертательной поэзии).


Игорь Котюх – лауреат Государственной премии, которую ему как молодому деятелю культуры с формулировкой «поэту, эссеисту, переводчику, выступающему за свободное от предубеждений общество в Эстонии» в 2011 году вручил президент Эстонской республики Т.Х. Ильвес. В 2014 году И. Котюх стал лауреатом премии Капитала культуры (за сборник «Эстонский дизайн»).


Игорю Котюх на сайте «Новая литературная карта России»: http://www.litkarta.ru/world/estonia/persons/kotyukh-i/




 
Это был Таллинн.
Эстонский дизайн.
Как еще можно назвать стихи,
написанные в Эстонии
на русском языке?


 


Роман Лейбов известен в первую голову как «крёстный отец» Рунета и создатель (инициатор) гипертекстов («Роман», «Сад расходящихся хокку» и других). Возникает вопрос: кто автор этих коллективных проектов? Возможно, более простой вариант подобного творчества – изданная как приложение к журналу «Плуг» книга Елены Григорьевой и её студентов «Бабочка» отвечает на этот вопрос. Автором проекта, более крупного, чем книга, и имеющего более одного автора, правильнее всего считать автора идеи.


Роман Лейбов родился в 1963-м году, окончил филологический факультет Тартуского университета, в 2000 году защитил докторскую диссертацию (доктор философии). Преподает в Тартуском университете, ведёт активную научную деятельность. Он влияет не только на русскую литературу в Эстонии – если говорить о «сетературе», то это – фактор мирового литературного процесса. 


Роман Лейбов на сайте «Сетевая словесность»: http://www.netslova.ru/leybov/




 
Железнодорожное лето
в хлопчатобумажном пуху.
За речкою радио где-то
склоняет чилийскую ху...


 


Борис Балясный – поэт и переводчик. Родился в 1957 году в Житомире, закончил Новочеркасский политехнический институт, изучал славянскую филологию в Таллинне, получил степень доктора философии в Тарту, где изучал семиотику и культурологию. Преподаватель Таллиннского университета. Издал три книги стихов, член Союза писателей Эстонии. Преподаёт теорию и практику перевода, руководит литературно-переводческой школой-студией. Участвовал совместно с более молодыми авторами в сетевых журналах «Рец», «Новые облака», публиковался во всех литературных журналах, которые издаются на территории Эстонии.


Страница Б. Балясного на сайте «Новая литературная карта России»: http://www.litkarta.ru/world/estonia/persons/baljasnyi-b/




 
Старые раны, болячки ли старые... кошки скребут...
каплет из крана, как время считает клепсидра...
Я ли в том зеркале, или какой атрибут
просто возник пузырьком на поверхности сидра?


 


Лариса Йоонас – поэт, прозаик, переводчик. Родилась в 1960-м году. В Эстонии живет с 1983-го года. Преподаватель Кохтла-Ярвеского колледжа Таллиннского технического университета. Автор книги стихов и прозы «Самый белый свет» (Москва, 2006). Публиковалась в журналах «Октябрь», «Новый Таллинн», «Радуга», «Воздушный змей», в электронных журналах «Топос», «Рец», «Новые облака». Один из организаторов и спонсоров Ландшафтного фестиваля поэзии (Тарту-Тойла) 2014 года. В книге «Самый белый свет» Лариса Йоонас гипнотически воссоздает образ мира, «где снег выпадает, как зубы во сне», который раскрашен «смелей, чем самый странный сон». Этот мир напоминает по ощущению застывшее время героя-эмигранта 1920-х годов из «Харбинских мотыльков» Андрея Иванова:




 
Мне всё равно, где жить, мне кажется, что время
Не движется никак, что осень, как кулак,
И из неё туман сочится, будто семя,
В дорожный шлак.


 


Страница Ларисы Йоонас в «Журнальном зале»: http://magazines.russ.ru/authors/j/joonas/


 


Татьяна Сигалова (псевдонимы: Маня Норк, Doxie), поэт. Живет в Тарту. Называет себя «поэткой», как Юнна Мориц, но в своем творчестве пошла тем путём, который маститая поэтесса могла бы избрать, но упустила: оттолкнувшись от детского, игрушечного мира, пришла к осознанию трагичности детства – почти по Анненскому видя за «обидой куклы» человеческую безысходность. Автор романа «Анамор» и пяти сборников стихов. Родилась в 1969 году, окончила филологический факультет Тартуского университета. Преподаёт английский язык, создает библиографию русских поэтических книг, изданных в Эстонии за последние 200 лет. Печаталась в журналах «Таллинн» и «Воздушный змей», в электронных журналах «Окно», «Топос», «Рец». Свои сборники иллюстрирует сама.


Страница Татьяны Сигаловой на сайте «Сетевая словесность»: http://www.netslova.ru/sigalova/




 
Этот старый дурак сверчокнутый
Должен быть к суду привлечённым
За моральный кодекс и стрёкот
И за то, что видит далёко


 


Людмила Логинова. Поэт, публицист. Родилась в 1961 году в Уссурийске, живет в Тарту с 1972 года. Окончила Тартуский университет по специальности «русская филология». Работала в школе, сотрудничала с несколькими газетами как журналист и публицист. В 2011 году была опубликована сначала в сетевых журналах «Окно» и «Топос», затем в журналах «Вышгород» и «Таллинн». Тогда же начала работу над проектом «Литературные встречи». Один из организаторов Ландшафтного фестиваля поэзии («мы будем читать стихи воздуху и древним камням»). Первый международный фестиваль состоялся в Тарту в сентябре 2013 года, второй прошёл в Тарту, Тойла и Кохтла-Ярве с 11 по 14 сентября 2014 года.




 
Однажды меня не было
маятник скользил по дуге
солнце играло паутинкой
деревья роняли вчерашний дождь
суставчатые шестиногие
шуршали в траве
секунды
без меня


 


Николай Караев (псевдоним), поэт, прозаик, переводчик, журналист (еженедельная газета «День за днем»). Родился в 1978 году, живёт в Таллинне. Окончил экономический факультет Таллиннского технического университета. Переводил с эстонского («Остров чудес» Карла Ристикиви, поэзию), с английского и японского (анимэ). За сборник «Безумное малабарское чаепитие» (Тарту, 2009) получил премию Капитала культуры. Его стихи перенасыщены аллюзиями, отсылками к другим языкам и культурам.


Страница Николая Караева на сайте «Новая литературная карта России»: http://www.litkarta.ru/world/estonia/persons/karajev-n/




 
Прошлое с будущим уравновесятся
в строгих таблицах иных разговорников.
Весело мчатся по улочкам-лестницам
тайные будды и явные дворники...


 


Марина Тервонен, поэт, переводчик. Родилась в 1953-м году в Таллинне. Как поэт дебютировала в 1981 году в журнале «Таллинн». В 1997 году издана книга «Камертон», в которой Марина Тервонен и Дорис Карева (известная эстонская поэтесса) перевели стихи друг друга. В 2003 году Марина Тервонен стала лауреатом премии Капитала культуры за сборник «Преодоление» (на русском и эстонском языках). Эта же книга была отмечена премией Союза писателей Эстонии. Известный в Эстонии критик Борис Тух в полемическом задоре именно Марину Тервонен назвал «единственным» в Эстонии русским поэтом. Кроме того, поэтесса награждена дипломом за цикл статей на тему гендерного неравенства «Неприличные темы для приличных людей» (2005-2006). В 2003-м году вышел диск её песен «Вечерняя песня». Последняя из известных мне подборка стихов Марины Тервонен опубликована в № 3-4 журнала «Таллинн» в 2011 году. В настоящее время поэтесса готовит к печати новую книгу.


Страница Марины Терворен в «Журнальном зале»: http://magazines.russ.ru/authors/t/tervonen/




 
Такого не бывает, реально не бывает,
но память протестует, но память настигает
врасплох – на перекрестке, у пульта, на пороге –
о том первоначальном, когда мы были боги..


 


Андрей Танцырев Был участником антологии «Объяснение в любви» (Выру, 2009), объединившей 18 русскоязычных авторов из Эстонии. Он родился в 1957 году в Свердловске, детство провел в Таллинне. Окончил в 1979 году филологический факультет Уральского государственного университета. Публиковался в журналах «Урал», «Таллинн», «Радуга», в антологии «Русская поэзия. XXI век» (Москва, 2010). Работал на Эстонском радио, автор фильмов о молодежи с отклоняющимся поведением. Издал поэтические книги «После Парижа жизнь» (Таллинн, 1996), «Последние советские песни» (Таллинн, 2000).


 Страница Андрея Танцырцева в «Журнальном зале»: http://magazines.russ.ru/authors/t/tantsyrev/




 
От печали ушел в Достоевского подпол глубокий.
Купола потемнели от птиц, от вернувшихся птиц...
Пахнет известью щебет. И тянет бензином с дороги.
Мертвечиной несет от экранов обеих столиц.


 


П.И. Филимонов (псевдоним) – поэт, прозаик. Родился в Таллинне, окончил отделение английской филологии Таллиннского педагогического университета, преподает английский язык. В 2007 году получил премию Капитала культуры. Опубликовал в 2007 году роман «Зона неэвклидовой геометрии» и книгу стихов «Мантры третьего порядка» (обе книги изданы в Тарту). О его стихах мы уже написали (см. выше). Участник литературного объединения «Углы» (вместе с Денисом Кузьминым, Дмитрием Красновым и другими). В романе П.И. Филимонова действует запутавшийся, «заблудившийся» герой – и как припев звучит «Что я могу?».


Страница П.И. Филимонова на сайте «Новая литературная карта России»: http://www.litkarta.ru/world/estonia/persons/filimonov-p/


 


Михаил Гофайзен, поэт. Родился в Москве в 1954 году. По образованию филолог. Участник фестиваля «Киевские лавры», был также в жюри открытого Балтийского чемпионата поэзии. Издал книгу «День восьмой» (Таллинн, 2000), один из соавторов сборника «Другие возможности» (2004), в который вощли стихи нескольких популярнейших авторов тогдашней «сетературы». И верлибры, и традиционный стих у М. Гофайзена отличаются яркими тропами, богатой лексикой, философской направленностью.


Страница Михаила Гофайзена на сайте «Поэзия.ру»: http://www.poezia.ru/user.php?uname=trismegist




 
покуда песочные ходики о чем-то общаются с домом
в потертое кресло из кож прилуниться поближе к камину
и млея от лени поглаживать пса и смотреть на поленья
смотреть бесконечно на танго с тенями
и лисьими листьями с дымом


 


Этими именами не ограничивается литературная карта русскоязычной Эстонии; кто-то не был назван – но мы и не претендовали на всеохватность. Тем не менее, стоит упомянуть также поэта и переводчика Ольгу Титову (1966 г.р.) в связи с её осознанным подражанием эстонской поэзии (например, использованием тавтологических рифм) и процитировать представителя молодого поколения Дмитрия Краснова (1984 г.р.) и представительницу «потерянного» поколения Диану Эфендиеву (1969 г.р.):




 
Я делаю карликов, гномов и прочих уродцев.
Они недвижимы, немы. Их не стоит бояться.
Они некрасивы, и глаз слюдяные колодцы
Прикрыты фольгой у моих самодельных паяцев /.../
А в печке танцует, гудит за заслонкою, ноет...
Сосновое сердце смолой истекает, как кровью.
И вся моя армия сгорбленных голых героев
Исходит любовью – взгляните! – исходит любовью.


 


Диана Эфендиева




 
Зрачки черны, как мухи между рамой.
Зима любая стать холодной самой
грозится, засыпая то дождём,
то мокрым снегом, письмами, счетами,
быльём, гнильём, заношенным тряпьём,
и, как и принято, домашними котами.


 


Дмитрий Краснов


 


Фестивали.


 


Теперь о фестивалях. В августе этого года в Таллинне завершился очередной Довлатовский фестиваль, организатором которого является Елена Скульская. В прошлом году гостем фестиваля был Евгений Рейн.


Ежегодно один за другим в мае проходят два международных литературных фестиваля: один в ТаллиннеHead Read»), другой («Prima Vista») в Тарту. Иногда фестивали обмениваются гостями-литераторами из-за границы, иногда соперничают. В Тарту в разное время приезжали такие поэты, как Александр Кушнер, Владимир Рецептер, Дмитрий Быков. Но в основном фестиваль ориентируется на известных прозаиков. «Прима Виста» приглашает авторов, переведенных на эстонский язык – это фестиваль, интересный для представителей и русской, и эстонской общин.


 Исходя из того, что город Тарту – преимущественно эстонскоязычный, мы, организаторы международного Ландшафтного фестиваля поэзии, также хотим привлечь к участию и эстонцев. И надо сказать, что со стороны эстонской общины уже прозвучали предложения о совместных выступлениях, существует постоянный интерес к русским авторам. Во время визита в Тарту представителей русскоязычной (преимущественно) текст-группы из Риги «Орбита» публика на 90% состояла из носителей эстонского языка, которые называли гостей «эти латыши».


В общем, мы живы – и для нас самих не суть важно, называют нас русскими или же русскоязычными.


К списку номеров журнала «ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА» | К содержанию номера