АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Павел Финогенов

Стихотворения

*   *   *

Нет-нет, не бойся темноты
я рядом
я ближе, чем твоя рука
под байковым колючим одеялом
чем на ночь мамой приоткрытое окно
в котором так неотвратимо
фонарное сияние с листвой
слагаются в скуластый профиль.

Пусть жажда знаний досаждает, мол, опять
забыт стакан живой воды на кухне
придётся двигаться на ощупь вдоль стены
искать проклятый выключатель
пока не шевельнётся тень
дверная ручка
но это просто кот по кличке Кинг
на грудь стоическую метит.

Решишься.
Коридоры минотавра миновав
пробьёшься к масляному кухонному свету
хотя предельной тишины войска
перед тобой
по-прежнему стоять прозрачно будут.

Они заочно согласились
у тебя
должно сложиться всё как можно лучше
если угодно я гарант
вот только фото никогда
не убирай с комода
и не вини в исчезновении моём людей
возможно
ездящих с тобой в одном трамвае.

Осталось
что наивно называешь ты душой
теперь она
конечно
несколько другая
зато способная
из недр себя добыть
руду редчайших сновидений.

Я слитки под подушку положу
и отойду
и отойду
и буду
с нездешней нежностью глядеть
и любопытством…

АПРЕЛЬ


От моей патриархальной Родины
осталось лишь попсовое словцо
«духовность»
от моей октябрьской Родины
вереницы тянутся
озлобленной нищеты
а моя свободная Родина
обернулась бабой
слабой на передок.

Без тяжёлого
дубового
поприща
она
даже не совесть
а просто стук
иногда ещё в унисон.

А вчера шёл дождь
апрельский
отъявленный
пьянящий
очистительный!

Да я бы верил Заратустре
если б не размякшая
под каплями душонка

Гитаристу в аорте перехода
рука сердобольно пятак подала

Гитарист
пел про поезд в огне.

Пусть хоть иллюзия.
Пусть хоть иллюзия.

*   *   *

Сентиментальность
(новости особой нет)
для простофиль.
Проглотив правило
стоит скрывать, например
влюблённость
в пахнущий пепси советский фильм
где крутиться пластинка
на осенней карусели пионер.
Сыроежкину никогда
не потрогать живого битла
искажается музыка совершенно иных орбит
центробежная сила вышвыривает из седла
он к звезде ослепительной руки раскинув летит.
Мажет счастливая грусть уголки его рта
радиола вдогонку скребёт пустоту
Let it be
Let it be
тут я просыпаюсь
и вращается в мозгу до утра
первым спутником зрелой тоски:
«Если бы
хоть на йоту к альфе к омеге приблизиться мог
к тому невозможному свету предельных вещей
в пелёнках палаты
где лежал я
живого комок —
понял бы о чём
только и стоит говорить вообще».
Но для скольких пришлось бы полумычать
вымучивая «прости»
сердобольным пинкам подставлять свой духовный зад.
Сентиментальность такую попробуй на горбу снести!
Так что ностальжи по пионеру я даже рад.
Спешу упиться соком ежедневного рождества
пока не затрещит школьной формой по швам
привычка
и пломбы срывая с моего существа
не настанет неистовый солнечный свет навсегда
забыв про меня

К списку номеров журнала «ТРАМВАЙ» | К содержанию номера