АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Кира Крестьянкина

Сказки

Пишет для детей и всех, в ком живет ребенок. Неоднократно занимала призовые места в районных и областных конкурсах, как прозаик. Является победителем 2010 и 2011 гг. городского конкурса «Ступени» в номинации проза. Печаталась в альманахах «Иван-Озеро», «На крыльях Пегаса», журнале «Приокские зори».

 

 

ЧЕЧЕТКА

 

Жил да был лягушонок, который хотел бить чечетку. Но все вокруг говорили:

— Что за глупости? Не лягушачье это дело! Как ты собираешься этим заниматься? У тебя нет копыт. И вся твоя чечетка — это шлепанье по воде. Выкинь эту ерунду из головы и присоединись к своим братьям. Они выводят чудесные трели по вечерам. Лягушачий хор! Что может быть интереснее?!

Но лягушонок не соглашался, он не пошел в хор, продолжая грезить своей мечтой.

Когда никто не видел, он выпрыгивал на плитку и шлепал по ней задними лапками, пытаясь выстукивать ритм.

Чувство ритма, несомненно, было ему присуще. Но настоящей чечетки все же не выходило. Оно и не удивительно, лапки лягушек мало были к этому делу приспособлены, но лягушонок не отчаивался. Каждую ночь, когда братья уже посапывали в две дырочки, он выпрыгивал на плитку и продолжал тренировку. Проходя мимо можно было услышать ритмичные шлепки по земле. И если бы кто-то захотел узнать об источнике этих звуков, то, раздвинув высокую траву, он увидел бы лягушонка, который отбивает чечетку в лунном свете...

А днем каждый раз, когда лягушонок проходил мимо, братья смелись над ним. Кричали ему вслед:

— Царь чечетки идет.

— Смотрите, это же царь чечетки!

Конечно, лягушонку было обидно. Но он ничего не отвечал обидчикам, а скакал дальше. А когда становилось особенно грустно, ему на помощь прибегал друг. Хотя слово «прибегал» тут не совсем уместно. Ведь его друг был черепахой. Могут ли черепаха и лягушонок быть друзьями? Конечно, да!

Разве есть правила, запрещающие это? Не важно, что один из них носил на спине панцирь, а второй высоко прыгал. Они были настоящими друзьями. И вместе их можно было встретить и на суше, и под водой. Они часто были вдвоем. Несмотря на разницу в скорости перемещения, разницы в образе мышления у них не было. Кто-кто, а они-то друг друга понимали...

— Слушай, лягушонок, тебе нужно что-то делать с лапами — сказала однажды черепаха.

— Что ты имеешь в виду? — Не понял лягушонок.

— Ты ведь бьешь чечетку, но тебя совсем не слышно. Не подходящие у тебя для этого дела лапки, понимаешь?

— Да уж, — вздохнул лягушонок. — Это я понимаю, как никто другой. Но что я могу сделать?

— Вот об этом нам с тобой и надо поразмыслить.

И принялись они думать.

И стоя думали.

И лежа.

И плавая.

И во время еды.

И во время игры.

Молча думали.

И вслух.

Пока, наконец, черепашка не сказала:

— Камешки! А почему бы тебе не смастерить себе ботинки при помощи камешков! Они будут стучать по каменной поверхности, а это создаст нужный звук.

И они принялись собирать материал для чечеточных ботинок! Потратили на тщательный отбор весь день. Навыков шитья обуви у них, к сожалению, не было, поэтому они решили воспользоваться помощью знатного обувщика.

Это была сороконожка. У нее столько ног, и каждая должна быть в тепле и комфорте, поэтому она научилась делать отменную обувь. Вот к ней-то и обратились наши лягушонок и черепашка.

Немного поворчав о небывалом заказе, сороконожка все же решилась сделать пару обуви для лягушонка из принесенного друзьями материала. На самом деле она любила преодолевать трудности, а небывалый обувной заказ — это как раз то, что нужно для поддержания ее профессионализма.

Три дня упорного труда, и сороконожка преподнесла лягушонку его чудо-обувь прямо на подносе, и даже ленточкой перевязала.

Лягушонок и черепашка не скупились на слова благодарности. Оставив сороконожку довольную и счастливую, они поспешили на плитку, им не терпелось испробовать башмачки.

 

Лягушонок сначала примерил свою обновку, она оказалась впору! А потом выпрыгнул на каменные плиты. И задал такой ритм, что у черепашки дух захватило. Звук был громкий и четкий! Он разносился по всей округе, и вот то из одного куста, то из-за другого стали появляться его собратья-лягушата и с удивлением глядеть на это представление.

А лягушонок ни на кого не смотрел, он просто бил чечетку так, как ему подсказывало сердце. Слушая музыку в своей голове и отбивая ее ритм. Действовал он так ловко, что присутствующим стало совестно за их издевки над лягушонком. Ну, может, и не всех совесть стала мучить (ведь, она, к сожалению, у некоторых отсутствует), но большинство осознало свою неправоту по отношению к этому, как оказалось, талантливому лягушонку.

А вот черепашка смотрела на лягушонка с нескрываемой гордостью.

Мы не знаем, что станет с лягушонком и его чечеточным талантом дальше, но сейчас он занимался любимым делом! Несмотря ни на что, он продолжал свою чечетку. И с этими ботинками, наконец, смог бить ее по-настоящему хорошо. Мечта его сбылась, и он был рад.

А еще он был рад, что у него есть черепашка, и она будет с ним, тоже несмотря ни на что...

 

РАНЕЦ

 

Это был чудесный ранец. У него было множество различных карманов и кармашков, замочков и застежек, он был красного цвета, с яркими нашивками. И самое главное — он был совершенно новый, только что из магазина, никто еще с ним никуда не ходил. И девочка Люба ждала первого сентября, когда она впервые сможет взять его с собой в школу.

В жизни каждого человека наступает такой день! Первый звонок, первая линейка, первый урок, первый учебный день... Волнительно? Страшновато? Неизвестно? Интересно? Некоторые дети очень хотят пойти в школу, им хочется увидеть тот мир, о котором постоянно твердят взрослые. Нельзя сказать, что Любочка была из их числа. Вовсе нет, она приняла новость о том, что скоро в школу, спокойно. Девочка знала — все дети идут туда, что тут радоваться или расстраиваться? Но рюкзак был то, что надо, она сама его выбирала вместе с родителями, а еще к нему присоединились: множество тетрадок, пенал с попугаями, всевозможные карандаши, ручки, стерка со слоником, линейка и многое другое.

Но, конечно, все эти предметы без ранца просто не имели смысла. Он был главный, и он объединял их вместе.

— Вот и выросла наша кроха,— шептались ночью ожившие игрушки. Вы ведь знаете, что стоит нам всем заснуть, как предметы в доме оживают?

— Да-да, совсем большая, и теперь у нее будут совсем другие «игрушки» — вздыхали куклы.

— Эй, ранец! — Позвал плюшевый мишка, — следи за ней в школе как следует, мы-то не сможем ее больше оберегать, теперь ты за нее отвечаешь.

— Не беспокойтесь! — Заверил жизнерадостный ранец,— она попала в надежные «руки». Я буду всегда рядом. А каждый вечер стану рассказывать вам обо всем, что было интересного в этот день, и вам не придется скучать.

— Похоже, товарищи игрушки, у нас появился хороший новый друг.— Заметила большеухая собака.— Кажется, ему можно доверить нашу Любочку.

— Как же все-таки быстро растут дети, — покачал головой гномик с длинной белой бородой, его уже потрепанный красный костюмчик и колпак напоминали, что он знал еще маму Любы совсем маленькой.

 

Вдруг девочка зашевелилась в своей кроватке, и все притихли. Перед первым школьным днем она все же немного волновалась, поэтому проснулась среди ночи. Потерла глаза и, откинув одеяло, потопала босыми ножками в сторону своих игрушек, схватила гномика, и побежала обратно на кровать, пока еще не успела испугаться ночных монстров. Забравшись под одеяло, Люба крепко прижала гномика к себе и вскоре уснула.

— Надо же, вспомнила про меня, кроха.— Расчувствовался старый гномик.

— Похоже, не совсем наша девочка выросла, на что-нибудь мы ей еще пригодимся.— Улыбнулся медвежонок. Все куклы согласно закивали.

— Вот так, новых друзей приобретай, а про старых не забывай.— Прозвенел всевозможными застежками ранец.






* Иллюстрации к сказкам художницы Е. Рамсдорф (Германия).



К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера