АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ольга Реймова

Романтическая любовь. Не было печали. Рассказы

Родилась в 1939 году в Уфе, член МГО СП России, член Русского  литературного клуба, автор трёх книг. Окончила физико-математический  факультет Башкирского государственного университета. Работала  программистом, главным конструктором автоматизированных систем  управления. В 2011 году прослушала литературные курсы при Союзе  писателей России. В 2011- 2014 г.г. номинирована на национальную  литературную премию «Писатель года». Публикуется в альманахах и журналах  «Бельские просторы», «Журнал ПОэтов», «Золотое руно» и др. Награждена  памятной медалью, выпущенной к юбилею М.Ю.Лермонтова.

 

 


РОМАНТИЧЕСКАЯ ЛЮБОВЬ


Рассказ


 


Эту историю он рассказывал тихо и местами замолкал,  как бы вспоминая ушедшее время. Они прогуливались по вечернему зимнему  городу, падал лёгкий снежок, Сима слушала молча, кое-что знала из этой  истории и не задавала ему вопросов. Она понимала, что ему хочется  рассказать и, может быть, разобраться до конца в этой романтической  истории.


«Не знаю, почему я никак не отреагировал на  сообщение, что умерла Элла. Я родился в деревне, которая находилась  далеко от города. За все свои семнадцать лет всего несколько раз был в  городе. Вообще, от природы я очень застенчив. Если со мной заговаривала  девочка, то я краснел до корней волос. Поэтому я избегал общения с  девочками. Очень любил математику. Школьный математик был удивительный  учитель. Столько методов решения давал, ни в одной книге не найти, но  это я понял потом, когда уже учился в университете.


Поступил я сразу же в первый год после окончания  школы. Жил в общежитии. Общежитие  старое, деревянной постройки барак, в  комнате нас было десять человек. Представляете, десять молодых здоровых  парней. Надо мной часто подшучивали за мои кудрявые волосы. Они не  только были кудрявые, а ещё и врассыпную. Я на ночь водой увлажнял  волосы и на голову надевал чулок, чтобы хоть как-то выпрямить свою  шевелюру. А днём ходил в кепке и снимал её только в университете. Ребята  не просто подсмеивались, они ржали, как кони. Студенческий комитет  ходил с обследованием нашего жития-бытия. И пришла к нам девочка Юля.  Она лучше всех решала задачи по математическому анализу, и у неё были  смеющиеся глаза. Говорила серьёзно, а глаза смеялись. Я очень её  стеснялся. А ребята, как увидели её, так и стали ей выкладывать про мои  проделки с шевелюрой. Она смотрела на меня, а глаза её смеялись. Я  покраснел ещё больше, чем всегда, тем более, что она мне нравилась. А  нравилась она мне больше всего тем, что знала больше меня всякие методы  разложения многочленов и так ловко и быстро это делала. Но чтобы с ней  подружиться, поговорить, я никогда бы не решился. Держался от неё в  стороне, лишь иногда поглядывал. А всё из-за её глаз, вот смеются они и  всё. На вечера я тоже не ходил. Стеснялся девчонок.


Однажды ребята меня всё-таки уговорили. Был  университетский вечер. Не только наш факультет, а все факультеты. Друг  мой Сашка предложил:


– А хочешь, я тебя познакомлю вон с той девочкой. Её Элла зовут. Она на историческом учится.


 И подвёл меня к ней. Я обратил внимание, что она  была совсем другая, не как все остальные. Почему-то сравнил её с  мрамором, обрамлённым шоколадом. Волосы красивые шоколадного цвета,  глаза большие шоколадные и брови такого же цвета. И платье на ней было  тоже шоколадного цвета, очень красиво сшито. Держала она себя очень  спокойно, с достоинством. Мне показалось, что она пришла к нам из  восемнадцатого века. Сашка с ней поддерживал дружбу, часто бывал у неё  дома. Ходил к ней всегда с цветами. Говорил, что она на пианино хорошо  играет. Он меня познакомил просто так, чтобы я перестал стесняться и  бояться девочек, потому что Элла не смущала, а восхищала, и я не  краснел. Так мы и подружились втроём.


После второго курса нас с Сашкой за отличные успехи  в учёбе и одарённость, как нам сказали, откомандировали учиться в  Московский государственный университет. Но Сашка проучился только месяц и  уехал обратно в свой университет. А я остался учиться в Москве. Мне  нравились преподаватели, лекции, процесс обучения. Я уже потом додумал,  что, может быть, Сашка из-за Эллы вернулся. Когда я приезжал на  каникулы, обязательно навещал Эллу. Элла стала проявлять ко мне интерес,  да и мне она нравилась, и казалось, что я её любил. Но было неловко  перед Сашкой. Элла дружила и с ним и со мной. Сашка говорил, что я ей  нравлюсь. Сашка ходил к ней с цветами, а я ничего не покупал, просто  приходил и всё. Но я уезжал в Москву и, конечно, скучал по ней первое  время, а потом учёба увлекала так, что всё на свете забывал. Я и в МГУ  учился отлично. Не скрою, мечтал о ней. В ней было столько романтичного:  и внешность, и осанка, и голос, и поведение. На пианино играла только  классику. Я не очень-то разбираюсь в музыке, но слушал с удовольствием,  мне нравилось. Всё в ней было прекрасно. Когда отдыхал от занятий, она  стояла перед моим воображением: нежная, чистая, хорошая и  необыкновенная. Иногда вспоминал Юлю. И даже в воспоминаниях о ней  краснел.


 Я заканчивал пятый курс. Предстояла защита  диплома. Наступил июнь месяц. Диплом уже написан, сдан на кафедру.  Готовили аннотацию на защиту, таблицы, графики, формулы. Вышли с  ребятами поразмяться в футбол. Мы часто вечером мяч гоняли. И вдруг  сосед по общежитию бежит, кричит, что мне телеграмма. Я не остановил  игру, доиграл до перерыва. Подошёл, взял телеграмму и читаю:  «Скоропостижно скончалась Элла. Похороны…». «О, Боже»,– подумал я и  продолжил игру в футбол. Поехать на похороны я не смог, у меня защита  диплома. И до сих пор не могу понять, почему я так поступил. Потом,  спустя много лет, я рассказал эту историю Юле. При встрече с ней я опять  краснел, хотя уже был в пожилом возрасте. Она знала кое-что в этой  истории, но не знала, что я так принял это сообщение. Она думала, что у  меня была романтическая любовь. И я так считал. Но до сих пор я себя так  и не понял. Про Эллу вспоминаю, и так светло от этих воспоминаний! Она в  моей жизни пробежала лёгким ветерком, слегка коснувшись моего сердца,  но навсегда осталась в памяти, как чистый, свежий ручеёк».


Он рассказывал, как бы вновь проживал то время.  Наверное, уже не в первый раз. Эти воспоминания грели и одновременно  печалили. Многого мы ещё в себе не поняли, да и надо ли? Тихо падал  снег, застилая следы. Каждый думал о своём.


 


 

НЕ БЫЛО ПЕЧАЛИ…


Рассказ

 

Тёплые летние дни, окна в терапевтическом отделении открыты. С улицы  редко доносятся звуки. Поздний час. Зоя сегодня дежурила в ночь. Все  процедуры уже провела, можно отдохнуть. Зашла в ординаторскую  перекинуться парой фраз с дежурным врачом.

– Зоя Ивановна, – обратился к ней Сергей Петрович, – подежурите тут у  телефона, а я пойду в шахматы перекинусь с Мишей из неврологии. Если  что, мне позвоните, я тут же прибегу. Я обещал ему сыграть, он мне  проиграл в прошлое дежурство, хочет отыграться. Подежурите?

– Подежурю, Сергей Петрович, не волнуйтесь. А тяжёлых сегодня вроде  нет, ночь спокойная должна быть, если кого-нибудь не привезут.

Сергей Петрович ушёл. На его столе лежала газета «Из рук в руки». Зоя  подумала: «Интересно, а что он там высматривал?». И увидела, что были  отмечены объявления по продаже автомобилей. «Видимо, решил поменять  автомобиль». Зоя стала перелистывать страницы. И попалась ей страница  знакомств. Зое было пятьдесят два года, с мужем развелась давно, жила с  семьёй дочери. Иногда ей приходила мысль устроить свою личную жизнь.  Однако было много «но». Нужен мужчина одинокий, с квартирой,  обеспеченный, интеллигентный, не жадный - жадных Зоя терпеть не могла. В  общем, найти трудно. Зоя не могла написать в газету, как-то стыдно  искать друга по объявлению. И стала читать эти объявления. Одно  объявление ей приглянулось. «Ищу спутницу жизни в возрасте от 50 до 60  лет, 62 года, пенсионер, вдовец. Пётр. Адрес и телефон». Интересно,  подумала Зоя, зачем адрес-то написал, мало ли что?.. Но почему-то адрес  себе записала. По телефону звонить не стала: «Лучше напишу, по почерку  тоже можно узнать кое-что». А вдруг… «Если я напишу письмо этому Петру, и  он мне ответит?.. Не хочу давать свой адрес!.. Вдруг дочь заберёт  корреспонденцию и увидит письмо от неизвестного ей человека. Будут  лишние разговоры, насмешки и прочее. Надо зайти на почту и купить  абонентский ящик. По крайней мере, никто ничего не узнает». Зоя так и  сделала.

Прошло несколько дней, дома все друг другу мешались, она чувствовала  себя в своём же доме неуютно и часто возвращалась к мысли устроить свою  личную жизнь или хотя бы попробовать. Как-то поздно вечером, когда все  улеглись спать, она достала ту бумажку с адресом, нашла конверт. И  написала письмо этому Петру. В письме сообщила, что медработник, живёт в  семье дочери и вместо адреса указала абонентский ящик. Почта была  недалеко, и она стала туда наведываться почти каждый день. Писем не  было. Ну вот, некоторым везёт: и мужья хорошие достаются, и даже по  знакомству через газету письма гурьбой летят. А ей ни того, ни другого. И  вдруг однажды в абонентском ящике обнаружила письмо. Пока шла до дома,  немного разволновалась. Интересно, что там написал этот Пётр?

Дома никого не было, распечатала конверт и прочитала: «Здравствуйте,  уважаемая Зоя. Получил ваше письмо. Я на пенсии, мне 62 года, работал  дальнобойщиком. Живу один в однокомнатной квартире, дети все устроены,  живут отдельно. В письме много не напишешь. Давайте встретимся. Если вы  не против. Позвоните мне по телефону. С уважением, Пётр».

Пока читала, Зоя обратила внимание на почерк: написано как бы  дрожащей рукой. Обычно так пишут пьющие или после инсульта. Наверное,  пьющий, – подумала Зоя. Но изложение письма ровное, и как-то её  заинтересовало всё это. Позвонить, не позвонить?.. А вдруг пьёт, этого  мне ещё не хватало?.. И засела ей в голову поговорка: «Не было печали,  да черти накачали». Чего бы Зоя ни делала, а эта фраза её не оставляла в  покое. Советоваться ни с кем не хотела, потому что это её тайна.

Спустя несколько дней, будучи опять дома одна, она решила ему  позвонить. С работы звонить не хотела, там всегда народ и много всяких  дел. По тембру голоса определит, стоит встречаться или нет. Ответил  приятный мужской голос. Голос понравился.

– Здравствуйте, Пётр!

– Здравствуйте!

– Вас беспокоит Зоя, по объявлению из газеты.

– Очень приятно. Вы из дома звоните?

– Да.

– А что же вы мне письмо прислали, а не позвонили? Сразу бы обо всём и договорились.

Недолго побеседовали, Зоя в основном слушала его.

– Вы вот пишете, что у Вас дача, меня это совсем не интересует. Не  любите заниматься кухней, это тоже не имеет значения. Мне хочется  посмотреть на вас. Время терять не будем. Лучше встретимся и посмотрим  друг на друга. Скажите, где вы хотели бы встретиться.

Зоя отметила про себя: «Он даже не сомневается, что я захочу с ним встретиться. Какие же всё-таки мужчины самоуверенные!»

Договорились о встрече. Он сказал, что будет в спортивной куртке  бежевого цвета и в бейсболке, а в руке будет у него свёрнутая в рулон  газета. «Интересно, - подумала Зоя, - на улице жара, а он в куртке.  Больной, что ли? Да ладно, схожу, посмотрю, что за типчик». Зоя надела  своё лучшее платье, почти новые босоножки, причёска у неё хорошая,  волосы пышные. Опять думает: «Даже не спросил, как я буду одета. Тем  лучше для меня. Вот если я его, предположим, узнаю по описанию, то  посмотрю, стоит ли подходить к нему. Не понравится – уйду».

Встреча была назначена на автобусной остановке, народу достаточно  много. Она спокойно стала рассматривать публику, ему она своё описание  не давала. «Так, в бежевой куртке и бейсболке, вон стоит один не  молодой, но только не куртка на нём, а пуловер именно бежевого цвета и  бейсболка такая же, и рулончик газеты. Больше подходящих кандидатур не  видела. Значит этот. Стала его рассматривать. Выше среднего роста, нос  какой-то некрасивый, мягкий и широкий, глаза просто никакие. Лицо  мягкое. Пьющий, решила Зоя. Но тут уже спортивный интерес: всё-таки, что  за человек? И решила подойти.

– Здравствуйте, вы – Пётр? А я – Зоя.

Мужчина встрепенулся, посмотрел на Зою, и она заметила его разочарование.

– Здравствуйте, Зоя, я думал, что Вы не придёте, уже полчаса жду.

– И как мы будем знакомиться? – улыбнулась Зоя.

Он сразу почувствовал себя как-то приниженно. Интересно, кого же он  надеялся увидеть? Рядом был парк, и они зашли прогуляться. Надо было бы  присесть где-то, а они шли и шли, говорили и говорили. Каждый рассказал о  себе. Зое особенно говорить было не о чем, живёт с дочерью, зятем и  внуком, внук в садик ходит. Сама работает медсестрой в стационаре. Пётр  сразу начал рассказ о своих детях, как они хорошо у него устроены, у  каждого своя квартира, все при должности. После смерти его жены дети  предлагают ему переехать к ним, но он не хочет.

– С детьми жить не хочу, у меня ещё мать жива и живёт со мной в одном  доме в соседнем подъезде. Ей уже 85 лет, она вполне бодрая, в моей  помощи пока не нуждается, но я её оставить не могу, у нас с ней хорошие  отношения. Вы знаете, Зоя, мне нужна женщина, которая смогла бы  разделить со мной всё: и чтобы маму признала, и детей, и чтобы у нас  интересы совпадали. Вот вы живёте с семьёй дочери, говорите только о  них. Мне кажется, что вы не сможете жить своей жизнью.

– А кто была ваша жена?

– О, моя жена! Она была такая, такая… – он глаза зажмурил и головой  покачал, – работала продавцом в гастрономе, бойкая, весёлая, заводная!  Я, как только увидел её в первый раз, сразу и влюбился, и прожили мы с  ней счастливо. Вот только рано она умерла, инфаркт. Её все любили, моя  мать очень её любила. Я иду по грибы, и она со мной. Я к матери, и она  со мной. В полном согласии жили. Я люблю смотреть по телевизору всякие  сериалы, мы с ней вместе смотрели и комментировали.

– А я в грибах не разбираюсь, никогда не собирала, сериалы терпеть не  могу и не люблю, и когда во время просмотра кто-то комментирует, -  робко сказала Зоя.

– Я иногда много собираю грибов, кое-какие мариную, солю, а если  совсем много, то продаю. Ну как же, сериалы все про жизнь, очень  интересно.

Тут Зоя посмотрела на него ещё внимательнее и подумала: «Сам уже  почти старик, ещё мама старая, ещё грибы продаёт, сериалы любит. Просто  ужас какой-то, вот не было печали… надо бы уже распрощаться».

А Пётр так увлёкся рассказами о себе, что Зою уже ни о чём не спрашивал.

– Я же работал дальнобойщиком, – опять начал про жену, – вот по  дороге остановка, мы с напарником Сашкой зашли в магазин что-нибудь  купить из еды, там я и увидел свою будущую жену, она такая хорошенькая и  весёлая была. На обратном пути я говорю своему напарнику: пожалуй, я  заберу с собой эту девчонку, так она мне понравилась. Мы опять заехали в  этот магазин, и я поговорил с ней вполне конкретно и предложил прямо  сейчас со мной уехать. Она рассмеялась и сказала, что немного  повременим. Но я всё-таки уговорил её. Она была сирота, и родных у неё  никого не было. Вот так легко и просто познакомились. Так легко и  прожили вместе. Мне трудно найти такую женщину, я со многими знакомился,  пытался жить, но всё не то. Вы, Зоя, женщина очень приятная,  симпатичная, но мы с вами не подходим, я вижу это сразу. Мне нужна  женщина другого типа. Не будем голову морочить друг другу.

Зоя просто опешила, она всё думала, как распрощаться с этим дальнобойщиком, чтобы не обидеть, а он её опередил. Ну и ну…

– Зоя, не обижайтесь и не думайте, что в вас что-то не так, всё так,  но не для меня. Вы же знаете мой телефон, звоните, вы мне свой не дали.

– А почему я должна думать, что у меня что-то не так. Вы не думаете,  что у вас что-то не так? И зачем мне звонить вам? По-моему, мы пришли к  общему соглашению. Вы мне тоже ни к чему.

«Господи, и какого чёрта я потащилась на эту дурацкую встречу!» –  ворчала себе под нос Зоя всю дорогу. «По письму было видно, что это за  типчик. Больше в жизни не буду идти на такие авантюры. Вот ведь не было  печали, да черти накачали. Всё это ночные дежурства. Скоро уйду на  пенсию и буду внуком заниматься. По крайней мере, интересно и полезно!»

Закончилось жаркое весёлое лето, и наступила печальная осень с  красивым листопадом, с длительными моросящими дождями, скучными вечерами  и хмурым утром. Зоя, после того случая со знакомством, перестала думать  об устройстве своей личной жизни. И, кажется, её уже всё устраивало в  своём доме. «Нет худа без добра» – теперь так думала Зоя.


 

К списку номеров журнала «Кольцо А» | К содержанию номера