АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Андрей Кашкаров

Судьба прапорщика. Рассказ

Родился в Ленинграде. Дипломированный психолог детского чтения (СПб ГУКИ) и магистр педагогики (РГПУ им. А.И. Герцена). Ветеран боевых действий в Чечне. Автор ряда научных трудов, посвященных библиотекам и детскому чтению. Живет в Санкт-Петербурге. Старший инспектор отделения иммиграционного контроля Отдела УФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.


Член Правления и председатель секции технической литературы Российского межрегионального союза писателей (РМСП), действительный член Академии русской словесности и изящных искусств им. Г.Р. Державина (АРСИИ), Российского психологического общества, Петербургского библиотечного общества, Союза Радиолюбителей России.

Автор более шестидесяти научно-популярных книг по радиоэлектронике, домашней электротехнике и мобильной связи («Схемы для дома», «Радиолюбителям: электронные узлы», «Электронные датчики»). Автор художественной трилогии «Бывший горожанин в деревне» (2010-2011).

 

 

 

Прапорщик Владимир Владимирович Бесонеев был потомственным сухопутным военным. С детства он имел представление о воде как о субстанции, в которой живут рыбы. Отец Бесонеева – Бесонеев-старший, пехотный старшина, появившийся на свет раньше сына, тоже очень любил воду. Бывало, после бани, он рассказывал, как именно любил: напарится, покряхтит, получит десяток ударов мокрой плетью по потной спине от своего приятеля Ваньки Махно, с глазами навыкате бежит из банной избы, спотыкается о порожек, и –  прямиком в холодную речную воду. Потом, когда вынырнет – издает звуки «аф!» и «ух!» Свою жену Бесонеев-старший увещевал рожать непосредственно в воде, но она отказалась, как отказалась бы любая здравомыслящая женщина.

Бесонееву-младшему родители прочили карьеру морского офицера и, когда мальчик самостоятельно задул на торте пять свечей, записали его в бассейн – учиться плавать. Весь следующий день Бесонееву примеряли маленькие китайские плавки и прочую амуницию. К назначенному времени выяснилось, что готово абсолютно все, кроме резиновой шапочки. На семейном совете решили заменить резиновую шапочку полиэтиленовым пакетом или (на худой конец) синей шерстяной шапочкой, весьма кстати выпавшей из шкафа. В дорогу взяли и то и другое.

На входе в бассейн их встретила суровая тетя с колючими глазами и выращенными в разные стороны желтыми зубами, от которых мальчику хотелось сбежать куда подальше, а лучше прямо домой. Но его крепко держали за руку, и он смирился.

Тетя сказала: «Куда вы идете, я только что везде помыла!»

Мама сказала: «У нас абонемент».

Навстречу им вышел здоровенный тренер с лучезарными глазами, улыбающийся без причины, как будто уголки его рта были привязаны леской к ушам. Но все равно их не пустили дальше раздевалки.

Тренер отнял от матери Бесонеева, и повел мальчика по длинным лабиринтам коридоров. Перед душем Бесонеев долго решал, что лучше надеть на голову в первый раз: целлофановый пакет или вязанную шапочку. Победила синяя шапочка – ведь она оказалась связана специально под его маленькую головку, а пакет закрывал глаза, задерживаясь только на маленьких розовых ушах.

Беспрестанно оглядываясь, Вова Бесонеев пошел в душ, несмотря на то, что сегодня утром вымыл шею. В раздевалке было тепло, а в голове у Вовы – совсем жарко. Все остальные дети уже были в бассейне, потому мальчик смело включил воду. Душ оказался приятно-прохладным, голова остыла, и Вова вошел в дверь, ведущую к бассейну.

Подойдя к краю, Бесонеев скинул банные тапочки и спустился в воду. Бултыхнувщись вниз и не нащупав дна, он стал бить по воде руками в разные стороны. Лучезарный тренер, стоявший к нему вполоборота, отвлекся от разговора с девушкой и посмотрел на то место, где только что был Бесонеев. Там расползалось огромное иссиня-черное нефтяное пятно. Мальчика не было видно. Тренер со словами «Ах ты, Господи!» побежал к пятну, снял со стены длинный спасательный шест, и стал им тыкать сквозь воду в самую маковку бесонеевской головы. Другие дети с гомоном стали вылезать из бассейна, спасаясь от нефтяного пятна Бесонеева. Наконец тренер с улыбкой до ушей и девушка синхронно нырнули в воду и, объединив усилия, вытащили Бесонеева.

По всему телу бездыханного мальчика выступили синие, чернеющие на глазах вены, эпицентром сходящиеся к голове. Но когда с него стащили вязаную шапочку, чернота стала уходить. Тренер похлопал Вову по щекам, девушка потрогала губами лобик, поцеловала шишку на макушке, вздувшуюся от тренерского шеста, и Бесонеев ожил. Ввиду живучего состояния спасенного (помогла вязаная шапочка) мальчику все же разрешили поплескаться в бассейне, – на этот раз без головного убора. Но когда Бесонеев осторожно зашел с мелкого края, за ним потянулся все тот же маслянисто-черный шлейф, как от подбитого вражеской торпедой чадящего нефтяного танкера. Дети выскочили из нефтяной артерии и, смеясь, заполнили раздевалку. Бесонеев ходил вдоль и поперек бассейна, раздвигая воду руками, до тех пор, пока не показались переодевшиеся и высушенные тренер с девушкой: молодые люди улыбались друг другу и казались совершенно счастливыми.

Бесонеев, обмывшись в душе и наспех высушив коротко остриженые волосы, устремился на выход, где его ждала мама. Вова передал ей пакет с вязаной шапочкой и вылинявшими плавками.

 

Эпилог

 

Как-то, познакомившись в вагоне «СВ» с важной персоной ВМФ и, как положено, разменяв с ним бутылку коньяку, Бесонеев не спал всю ночь, раздумывая над предложением перевестись в мичманы военно-морского флота командиром маломерного катера с экипажем в три матроса.

Под утро он вышел из поезда задолго до своей станции, и пошел бродить наугад по 

лесным зарослям, размышляя о своей судьбе.

 

Рожденный танкистом плавать не умеет.

К списку номеров журнала «ИНЫЕ БЕРЕГА VIERAAT RANNAT» | К содержанию номера