Владимир Тарковский

Слоеный пирог. Стихотворения


ПУТЕШЕСТВИЕ НА КРАЙ СВЕТА
(дневниковые записи)


1. Отъезд

Озон лился по нашим венам мы требовали
Постоянно требовали перемен мест и времени
Парижские номера а ля миллеровский париж
Уже давно как раньше не били по темени
Все эти потертые скатерти с полотнами лотрека ван гога…
В общем чушь собачья и мы сделали ноги…

2. Корабль

Народа на палубе как на трэш фильмах тридцатых
Пара мавров-геев обливается дешевым игристым
А если из наших вен взять и выпустить воздух
Озон оставит след до галиллеевской самой выси
А ведь мы так любили ван гога с лотреком помнишь
К черту воспоминания ты меня тоже любишь
Бла бла бла я тебя тоже девочка моя тоже…

А потом как-то раз к нам прямо в качающуюся каюту
Заявился пророк морщинистый старик с глазами
Голубыми как море на побережье шельфовых островов
За бортом же вода была черной как соевый соус
Я вспомнил тогда фотосессию с двумя одряхлевшими братьями
Финскими лесорубами живущими в самой глуши
Их глаза попривыкли к щепкам и озону за девяносто лет
А пророк перепутал каюту и мы засмеялись от души

Когда была качка нам даже не приходилось
Двигаться сама природа была за нас
Озон усиливал ощущение приближения ужаса
Мы пугались одновременно и ты матрац
Кусала с усердием породистого пятнистого щенка
Я же говорил что у меня голова кружится
Впрочем подробности бог
Увидев полоску суши мы напились…

3. Суша

Впрочем ступив на полоску суши ты подумала про ирисы
Я вспомнил сад доктора гаше в овер-сюр-уаз
Мы снова смеялись отпуская друг дружке kisses
А озон шел на встречу и проходил мимо нас
И к нам подкрадываясь стали ластиться неведомые животные
Синий вол был из них самый нормальный и спокойный
Ты так сильно сжала мою руку что если бы
на пальцах были обручальные кольца
отпечатки на соседних остались бы очень надолго
противоборствующей пунцовой свитой…
ты напоминала рыжую в белой блузке тулуза лотрека
озон выливался пропитывая прибрежную линию
здесь не было никого кто бы походил на кошку
не было ни львов ни тигров ни даже лилий

пароход сделал ноги в сколько-то там узлов
гуденье москитов уже заглушало его гудки
а в песок пересевший бесчинствующий озон
то и дело смущенное море хватал за грудки…

4. Акклиматизация

еб твою мать приехали так приехали
только гамака не хватало а так прямо фиджи
позовите нам пару мавров-геев и того херовенького пророка
и пляши же луиджи
иди
попляши
луиджи…

через несколько дней стекали друг в друга вяло и молча
прямо как в генуе только это была не генуя
зато в урчании твоего желудка мне стал слышиться четкий ритм
сначала почти неслышно
затем все громче и громче
и громче
и громче
и громче…

5. Глоток

с первым ветром я уловил кама-сутру воздушного змея
вкус арбузных леденцов и подъязычные токи
просыпайся огненная
ни хера это к счастью не генуя
но ты уже шелестела как газета на растопку

дернулась несколько раз запах уксуса сменился
сначала винилом затем мускусом
а волна окатила нас с головами оставив на шеях русалочьи волосы
и где то сверхновая дала цепную реакцию…

ракообразные рассыпались омаровыми фейерверками

летучие рыбы спаривались прямо в воздухе

клеенчатые медузы пошевеливались у нас на лобках

ты почему то вспомнила магрида и пошевелила пальцами ног
и небо раскинуло толстые щупальца как осьминог…

6. Ностальгия

а я почему-то подумал что то время безвозвратно потеряно
и дедушка миллер продал от греха весь свой фетр
под крышами парижа сейчас тоже наверное ветрено…
я прильнул к необъятной жадности твоих бедер…
Интерлюдия

сквозняк ранит все что ему позволяют ранить
в первую очередь голые ступни
во вторую конечно же память
и мавры-геи и лысоголовый старик пророк
и все что до этого было простужено - в сопли
в белые белые сопли и поволоку на глазе
и крепление позвонков где-то в области таза…

7. Исход

ты чистишь озоном тазы я ловлю тебе рыбу
в дырявый бля невод как заика архипелага
я может письмо затолкал бы сейчас в бутылку
да выбросил прямо в рассвет но нужна бумага…

я пишу на песке до прилива и этим живы
спи же любимая девочка в соленых моих объятьях
так не сможет обнять не один многорукий шива
этот новый озон проникает к нам в общие жилы
мы не проснемся когда прогудит белый лайнер

ВИШНЕВЫЕ КОСТИ ЗЕМЛИ

Выходит что все
Или не было ничего
Просел величайший из миров
Как слоеный пирог

Нельзя было раскрывать духовки
Надавливать пальцем
Отковыривать кусочки

Ты чуть раскрасневшаяся и в фартуке
Стоишь у окна на кухне
Ты так редко бываешь в фартуке
Что этот прекрасный образ
Заполняет собой все пространство

Взгляд обречен и печален
Выходит что все?
Или не было ничего

Я читаю тебе стихи
Так долго читаю стихи
Духовка раскрыта вот только
Огонь уже не горит

Мы закрываем глаза
Из пирога вытекают
Вишневые кости земли…





ИЗ ЖИЗНИ КУКОЛ


Ты настолько новая что даже
Штрих код на твоем затылке
Еще не выцвел
Даже не пожелтел

Мы смотрим на солнце и жарим хлеб
И ты почти перестала
Тосковать по роскошным витринам
Друзьям манекенам
Ярким софитам
Искусственным парикам
Восторженным покупателям

Жаль на моей кредитке
Уже недостаточно средств
Так бы пошли и выбрали
Розовый кабриолет
Под цвет оправы твоих очков
Очень известной фирмы

Ты настолько новая что даже
Еще не облупилась краска
На фалангах и скулах
Штрих код на твоем затылке
Белый и свежий
Страна-производитель указана
На внутренней стороне трусиков
И мне пока не известна

Мы смотрим на солнце и жарим хлеб
У тебя отстраненный вид
Я подкрашиваю свой логотип
Фломастер щекочет правый висок