АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Артур Вафин

Характеры "Долины змей" Марека Пестрака



1987 год, на экраны вышел фильм польского режиссера Марека Пестрака «Заклятие долины змей» (Klątwa Doliny Węży). Удивительно, но это научно-фантастическое кино с элементами хоррора создало моду в стиле поведения. Юные поклонники играли в тех, в кого играли актеры.



Разберемся в популярных характерах, которые создал Пестрак.



Кшатрий



Воин – означает кшатрий, он может быть добрым и злым, хорошим и плохим, чего он не в силах делать, так это быть слабым. Бернар Травен не из таких. Хладнокровная машина для убийств, иногда потеющая от страха, но лишь на мгновение, лишь на краткий срок. Пот высохнет, мускулы окрепнут, тогда Травен покажет себя во всей красе: злой ум, железные нервы, сверхприродная сила. Скрываясь на пенсии под обликом простого коллекционера (книга, по которой снят фильм, называется «Хобби др. Травена»), этот старый вояка помнит о том, как он консультировал Жан-Беделя Бокассу, поедал с будущим императором  человечину, развлекался с девочками.



Что манило Травена в долину змей? Что ищет он в краю далеком и отнюдь не в парижском кафе голубого цвета? Он не ищет богатства, он в поисках утраченной инопланетной (божественной?) силы.



Очкарик-профессор



Ян Тарнас – воплощение архетипа ученого, книжного червя, покрытого археологической и библиотечной пылью. Как и кшатрия, его мало беспокоят деньги. Мир идей – вот то место, в которое он влагает свой мозг и скелет. За знание он готов отдать жизни, посыпать себя змеями и землей.



На досуге, когда мысль Тарнаса свободна от расшифровки иероглифики древних манускриптов, он раздумывает об идеальном порядке без войн, порядке установленном по любви. Его мозг питается светом знания и женских рыжих волос.



Женщина – преступница, проститутка и мать-вамп(ир)



Лиса, огневласая бестия, одна единственная дама на весь фильм – журналистка Кристина.

Она идет туда, где пахнет жареным. Она стащит курицу (материал для статьи), если это понадобится. Она откроет пасть, примет в себя Зевса молниеносца. Она из эпохи матриархата, где выращивают детей, для того чтобы пить из них кровь.



Фемины в фильмах Пестрака – принцессы, жертвы и одиночки. Их алонность есть жертвенность. Откровение, обнажение, душ и ползучие твари, что может быть привлекательнее?



Корпорация смерть



Это коллективный герой, в котором кроется критика капитализма. Ядерное оружие – ничто в сравнении с биологическими ядами. Продажа отравы, любительницы протоплазмы, обеспечит корпорацию смерть до самой смерти.



Советская наука



Ее представляет ученый Андрей, сыгранный, по-видимому, одним из любимых актеров Пестрака Сергеем Десницким. Достижения советской науки в «Заклятии» не велики: дымовые шашки, парализующие змей, да боевой уазик, проходящий сквозь непролазные джунгли. Но есть что-то, что вызывает в Андрее подозрение. Почему он не решается помочь своему другу очкарик-профессору? Андрей даже не делится с ним змеиными транквилизаторами (их успешно украдет кшатрий Травен), неужели он хочет смерти знания, адской погибели Тарнаса? Если предположить, что информация, которую может получить Тарнас как-то связана с Советским Союзом, то мозаика вполне сложится.



Биологическое оружие, которое хранится в долине змей – изобретение советских ученых, а никаких не инопланетян. Мумия, которая находится в мавзолее (очевидная отсылка к Владимиру Ильичу), – это не межгалактическое существо, а памятник первому мутанту.



Восточная мудрость



Но почему советская власть доверила индокитайским монахам охрану смертельного оружия? Как известно, советские ученые сотрудничали с восточными мудрецами, к примеру, через Николая Рериха. Махатма Ленин – это все оттуда, от рериховцев и мистиков-диаматчиков. Советы имели своих агентов среди восточных мудрецов. По фильму, эти мудрецы могут становиться невидимыми, а как один из монахов ловко запустил в лоб звездочку ниндзя члену корпорации смерть. Откуда эти навыки? Все от СССР, страны, неотделимой от Востока.



По ночам в тиши я пишу стихи,

Пусть твердят, что пишет каждый в девятнадцать лет,

В каждой строчке только точки после буквы «л»,

Ты поймешь, конечно, все, что я сказать хотел,

Сказать хотел, но не сумел.

Но тает снег весной всегда,

Быть может, мне ты скажешь «да».



Валерий Ободзинский. Восточная песня

К списку номеров журнала «ЛИКБЕЗ» | К содержанию номера