АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Евгений Степанов

Стихи разных лет

* * *

каюсь. силы мои убывают
точно силы столичных лито
а за что же меня убивают
есть похоже — за что

я не черт но владелец чертога
он немного похож на подвал
и не все что умею — от бога
и не все что имею — отдал

как такого любить. понимаю.
и хотя аки деспот суров
я обычнейший тост поднимаю:
за у-богих — любимых! — врагов

16.04.2011
ст. Партизанская



* * *

забыть бы о чернавском дабы
не снилась дыба как лафа
и недовольные как бабы
не брали жабы ноту фа

я не обрел брони рептилий
мелькает sos в моей мольбе
забыть бы о чернавском или
забыть как схимник о себе

забыть забыться раствориться
в горбатом воздухе ночном
и бог а может быть денница
меня расспросят обо всем

6.05.2011
ст. Удельная



* * *

хай жж-шный… охотою псовою
пахнет этот безжалостный суд

…я послушаю песню попсовою
слезы тихим ручьем потекут

я расслаблюсь в обнимку с текилою
я поставлю смешное кино

и пусть user звереет: не милую!
я не стану другим все равно

я не стану дедком успокоенным
созерцающим мудро волну

я останусь поэтом и воином
сам с собою ведущим войну

18.04.2011
ст. Удельная



* * *

А. П. Герасимову, моему тренеру по боксу

Висела жизнь на волоске.
И била гаечным ключом.
На челночке, на челночке,
Точно боксируем, живем.
Открылся — в репу получил.
Закрылся — и остался цел.
Так тренер в детстве нас учил.
Так жить я, глупый, не сумел.

1981
Тамбов



КУСКОВО. СНОВА ОКТЯБРЬ

не видно чтоб выросло дерево пышек
не слышно чтоб жили в пруду осетры
лишь топают листья как жирные мыши
спешащие в крепость бетонной норы
я снова изгой ибо рад быть изгоем
пусть нету друзей пусть один на юру
пусть время опять на дворе неблагое
а мне и такое пришлось ко двору

1987
Вешняки



ТВОЯ ПРОВИНЦИЯ

Э. С. Зенченковой


Синематограф, клуб, два книжных магазина.
Печальный коленкор — провинциальный быт.
Но где ты осознал, что в мире есть рябина,
Но где ты услыхал напевы Аонид!
Хроническая грязь, извечные попутки,
В автобусах смурных — грызня и толкотня.
Но где к тебе друзья на удивленье чутки,
Но где тебе дано взобраться на коня!..

1984
Рассказово



* * *

Вот мир. Вот жизни виражи.
Вот жизни миражи. Вот гром
невиданный. Он рушит Дом...
Вот мы над пропастью. Во р (л) жи.
Вот он, кто в гору не пошел,
а превратился сам в гору,
в дальнейшем полностью разру-
шенную, как престол.
Вот ты, рыдающий хохмач.
Вот ты. И вот твой смех сквозь плач.
А вот и я, я дуралей.
Я верю: будет все оʼкей!

1990
Вешняки



БОЛЬ


Не обрящешь душевный покой,
Воздух жизни глотая.
Но спасенье от боли сквозной —
Боль иная.
Путь твой, как и у всех, каменист,
Как и все, ты невольник Юдоли.
А поэтому, как мазохист,
Ждешь ты новой — спасительной! — боли.

1987
Вешняки



* * *

Т. А. Бек — с любовью

Непросто, право, жить на свете,
Когда тебе поможет кто-то,
                А ты не знаешь, как ответить
                На слово, дело… доброхота.
                Что можно сделать для него?
                Зато на диво жить легко,
Когда нагадит свора гадов —
Им отвечать никак не надо.

1987
Вешняки



ПАРАДОКС

В жизнь порой вбежит удача.
В памяти ж — одна напасть.
Вспоминаю, чуть не плача,
Содрогаясь и стыдясь,
Даже то, что было всласть.
Вспомню то… — мороз по коже,
Вспомню се… — и жить не рад.
…Отчего же, отчего же
Я боюсь тебя, Танат?

1985
Рассказово



ПУТНИК


Что там еще впереди,
Что там?
За серединой пути,
За поворотом?
То ли тропа прямая,
То ли сплошная гать?
…Знаю я все. Нет, не знаю!
И не желаю знать.

1986



* * *

Н. З.

Ложь гонишь метлой — упирается ложь.
Ее из сознания не изживешь.
Во мрак превратится полуденный свет.
Ты знаешь, мне кажется, истины нет.
Мне кажется — нет. Ни на чьей стороне.
Сгорела, как сочная елка, в огне.
И жизнь — понимаю спокойно сейчас —
Придумана мной, как нелепый рассказ.
Но мне помогли — я один бы не смог —
Андреев и Бунин, Иванов и Блок...
Мой мир — получается эдак — мираж.
И я — нереальный — как сон — персонаж.

17.03.1997
Есенинский бульвар



* * *

«Никого со мною нет.
На стене висит портрет».
                    А. Тарковский


— Грехи, погрешности, грешки.
Набиты доверху мешки.
Куда бы спрятать этот «клад»?
А то я сам себе не рад.

— Нет, милый мальчик, извини. —
Сказали бляди Сен-Дени.
— Нет, спрятать ничего нельзя. —
Враги сказали и друзья.

— А что же делать, если квота
Терпения — равна нулю?
— И все ж терпеть, — ответил кто-то. —
Терпеть — я так тебе велю.
Терпеть — до смертного креста.
— Затем?
Молчанье.
Неспроста.

24.11.1997
Париж



* * *

Реактор-мозг, как смерч, двужилен.
Подвижней, яростней, чем ртуть,
Седые шупальцы извилин
Нащупывают точный путь
К победе — сохраненью рода.
И тает смысл иной, как воск.
Любовь и дружбу не природа
Являет миру — грешный мозг,
Который врет себе, и веря
Себе — взорваться не спешит.
Сей мир, косящий зраком зверя,
Добрее кажется на вид.

7.11.1997
Париж



* * *

У зимы затянулся жестокий забег.
Сумасшедший, безжалостный мартовский снег
Закрывает ресницы московским прохожим.
Что-то скрыть иль укрыть он желает, похоже.
Он метет день-деньской, он метет и метет.
Лишь один необычный, седой пешеход
Не страдает от снежного круговорота.
Потому что прожил лет, наверно, пятьсот,
Потому что изведал нездешнее что-то.

1985
Вешняки



* * *

Все так мучительно непросто,
Порой охватывает дрожь.
Смотрю на этого прохвоста —
Он на меня, как брат, похож.
Какие-то стальные нити
Меня соединяют с ним.
И только горькое — простите! —
Я вымолвить могу другим.

28.09.1995
Тверская



КАК ВСТАРЬ

Тверская.
Ночь.
Фонарь.
Кафе.
Прозрачный ливень.
Сборник Блока.
Мое окно.
Я подшофе.
Так хорошо —
Так одиноко.
Себя на собственном суде
Сужу —
Нет горше приговора.
Я — мастер мести.
Но — себе.
Как некогда сказал Соснора.

11.09.1996
Тверская



* * *

...и все же — все же — жизнь — спасибо.
За все — спасибо — но — особо —
За то — что улететь на небо
Одна изящная особа
Не хочет более. И — Danke —
За то — что мне лечили раны
Чистейшие, как спирт, вакханки —
Приоткрывая мир нирваны.
И все же — все же — жизнь — спасибо.
За все — спасибо. Но — особо —
Что била — по зубам — неслабо —
Ведь больше не боюсь и гроба —

1991
Кельн



ЖИЛ-БЫЛ АНГЕЛ

Только-только — в Париж — а
Жить на небе — постыло.
То гадючка престижа
Пробуждается в жилах.
Только-только — в печать — но
В стол писать он — не пьян.
Стал стихи добывать он —
Точно семя — Онан.
Только-только — для счета
Алчет новых девиц — а
Чтоб влюбиться в кого-то —
С тем решил он проститься.
Он упрямее камня.
Он достигнет всего.
Отчего же тогда мне
Очень жалко его?

1984
Рассказово



* * *

Я знал — мальчонка-весельчак —
До старости остался шаг,
Одно мгновение, о д н о.
И вот я стар. Мне все равно.
Мораль и пресна, и проста —
Жизнь началась — жизнь прожита.

16.01.1997
Вешняки



* * *

Ни герой, ни ковбой, ни Отелло,
Я отныне молюсь об одном —
Чтобы доча моя не болела,
Не кручинились мама с отцом,
Чтобы яблони в маленьком садике
Не терзала паршивка-парша.
Персональные шрамы и ссадины
Больше не замечает душа.

2.05.1999
ст. Партизанская

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера