АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Игорь Корниенко

Эффект, или Рука вождя. Рассказ


Нам всем необходимо, чтобы нас нашли. Спасли. Зачастую от самих себя.
Василию Кочарыжко исполнилось тридцать три, знаковый, как он считал, возраст.
«Возраст Христа».
К этому времени у него не было ничего. Хотя что-то все-таки было. Ну, во-первых, комната в общаге с годовым долгом. Плюс телевизор, который вместо того, чтобы показывать, ловил городскую радиостанцию. У Василия была девушка в десятом классе, с которой он целых два раза целовался, и которая оставила его ровно через месяц после их первого свидания. Работа – Кочарыжко помогал мяснику в отделе «Мясо, рыба, птица» в ближайшем от общежития гастрономе. Вот мяса порой у Васи было предостаточно, холодильник только работал с перебоями, когда вздумается, из-за чего молодой человек частенько страдал: если не голодал, то мучился животом.
Любимым занятием Василия было коллекционирование статей об НЛО и снежном человеке. Пожалуй, это единственное в его жизни, чем он мог гордиться:
- Я собрал тысячу триста пять вырезок, - хвастался он редким слушателям, в основном посетителям мясного отдела, изнывающим от безделья в очереди за дешевым куском свиной вырезки.
Друзей у Василия не было, так - случайные знакомые, «попутчики».
Поэтому когда Вася решил уйти из жизни достойно, красиво, не так, как жил, его никто не отговаривал, не останавливал, не пытался переубедить…
- Если не красиво, то эффектно, чтобы смертью оправдать свою никчемную, бездарную, одинокую жизнь, - рассуждал сам с собой он, - чтобы в смерти запомнили. Чтобы смертью жить остался в памяти людей.
Дело оставалось за малым - выбрать, найти способ эффектного самоубийства.
«И чтобы народа побольше увидело. Оценило».

Мать Василия Нелли Анатольевна была баптисткой, фанатичной. Она не жила с сыном с его 20-летия. Сама нашла ему комнату в общаге, сама перевезла необходимые для существования вещи:
- Делай свою жизнь. И не забывай, Бог всё видит, и тайное рано или поздно становится явным.
С тех пор она видела сына только когда тот, отравившись пропавшим мясом, просил у неё денег взаймы.
- Не слушаешь Бога вот и получаешь, а ходил бы к нам, всё бы у тебя сталось… - журила женщина и больше ста рублей своему чаду не одалживала:
- Всё равно ведь не вернешь…
Говорить с матерью о своей неудавшейся жизни Вася, конечно же, не мог, а спрашивать совета, касающегося его добровольного эффектного ухода из жизни тем более.
- Мысль – зло, потому как от человека идет, от сердца его черного, от души мелкой, поэтому и мыслишки такие поганенькие, и людишки никчемные, недостойные Божьей благодати… - любила повторять Нелли Анатольевна
«Но мама должна увидеть, как я закончу свою жизнь. Ведь это и её жизнь».
Отца у Васи не было. Никогда.
«Мать, по-видимому, забеременела от святого духа, эдакая Мария №2», - решил повзрослевший юноша и не спрашивал у родительницы, что да как, да откуда.
А заговорил о самоубийстве Кочарыжко с толстым мясником Геной, вечно в окровавленном халате, с топором в мускулистых руках – само олицетворение смерти и убийства…
- Вопрос-то какой загнул… Как бы кончал? - задумался мясник. - Застрелился бы, наверное. Я, кстати, в твоем возрасте вены два раза себе резал. Ага. Из-за бабы. Сука была, а я любил. Наверное. Бес попутал, вот и черканул раз пять по венам, потом через год ещё раз пять по старым ранам… Ага…
- Значит, застрелился бы? А пистолет где взял бы?..
Гена снова задумался:
- Тогда таблеток бы наглотался каких-нибудь, уксуса выпил, во, точно, ага. Уксус - раз и кранты, его и купить недорого, чё на свою смерть бабки бешеные тратить, ага…
- Так это же некрасиво, а чтобы красиво…
- Ну, еп твою, чё в самоубийстве красивого?! Сдох добровольно, и закопали. Красиво не умирают, ага. Вон бараны, ты же видел, как мы их режим?.. Где тут красиво? Мне, чесслова, коров жалко, они чуют свою смерть и смотрят тебе в глаза, не моргнут, и плачут, слезы с мой кулак бегут, хоть сам реви, а дело делай. Я после коров спать не могу, они мне снятся, ага. Приходят, каждый раз во сне  мычат и плачут, и говорят со мной…
Вася спросил:
- Что говорят?
- Что говорят? Что убийца я, мать твою, вот что говорят. Ага…
Юноша кивнул.
- Что это ты самоубийством интересуешься, надумал, что ли, чё или как? Баба, что ли?.. Так пошли её, вон их сколько жопой крутят…
Василий выдохнул:
- Так просто спросил, от нечего делать.
- Вот от нечего делать все эти самоубийства и случаются. Иди лучше третий холодильник помой, ага… Нечего делать…

Кочарыжко начал составлять список. Свой список.
Способы самоубийства:
1. Застрелиться.
2. Порезать вены.
3. Наглотаться таблеток.
4. Повеситься.
5. Спрыгнуть с девятиэтажки.
6. Утопиться.
7. Задохнуться, надев на голову целлофановый пакет.
8. Убить себя током.
9. Сжечь.
10. ..
«Но как выбрать одно и сделать это красиво?»
Вопрос терзал. Вопрос мучил. Вопрос требовал ответа. Ответа требовала сама никчемная жизнь…
Способ 15. Замерзнуть в холодильнике для мяса.
«Как?»
Способ 21. Передозировка наркотиков - «уйти на золотой».
«Отравиться?»
Способ 33. Броситься под машину.
«Повеситься?»
Способ 45. Наглотаться толченого стекла.
Способ 69. Заразиться СПИДом и умереть.
Способ 82…
Василия осенило. Случайно. Он всегда верил в случай.
Возвращался с работы, усталый, изможденный не столько от мытья  шести холодильников, сколько неответом на смертельно важный вопрос. Шел через центральную городскую площадь имени Ленина. И тут это произошло. Васю кто-то окликнул.
«Или показалось?»
Юноша осмотрелся - увидел такой привычный для площади и всех горожан памятник вождю революции. Владимир Ленин стоял с вытянутой в сторону железнодорожного вокзала рукой и…
«Верной дорогой идете, товарищи».
Вася замер. Он смотрел на бронзовую руку и видел на ней себя.
«Есть».
Способ номер 101.
Так Ульянов-Ленин указал Василию Кочарыжко верный и эффектный путь на тот свет.

План был прост, как дважды два. Вася попросит у завхоза общежития лестницу, а бельевую веревку купит в хозяйственном магазине «1000 мелочей».
«Нужно ли смазывать веревку мылом?»
На помощь опять, как мог, пришел мясник Геннадий:
- Говорят, все смазывают, не знаю, не вешался, ага. Может, чтоб шею не натирало, хе-хе. Зачем тебе? Неуж в петлю кто из наших собрался?
Василий ответил, что ему нужно для рассказа.
- Чё, писакой-маракой заделался? Ну-ну, мож , Гарри Пидера какого напишешь, так бабосов срубим. Погуляем хоть…
Мясник смеялся, а Вася завороженно смотрел, как стекала по лезвию топора свежая кровь и капала, оставляя на бетонном полу алые письмена…
«Язык смерти, язык мертвых».
Скоро ему предстоит его узнать.

Долго не мог выбрать мыло. Вообще Васе всегда было тяжело, невозможно самостоятельно принимать решение. Вот если бы кто за него…
Наверняка и жизнь для него выбрали такую – нечеловеческую.
Читай: ненормальную, неправильную, нежизнь…
«Я уж точно в этом выборе участия не принимал».
Мыло было трех видов: хозяйственное, земляничное и детское. Разложив их перед собой на столе, Василий закрыл глаза, перемешал ароматные куски и выбрал один.
- Детское, - произнес, открывая глаза.
«Детство всегда рядом, когда смерть близко. В детстве и в смерти есть что-то похожее. Где нерожденные? Там же, где и мертвые? А детство и всё, что за ним – просто времяпрепровождение».

Назначил дату. Эффектного ухода. Воскресенье, 13-е. Несколько раз ходил к памятнику, оценивал, высчитывал, примерял… Решил купить цветов, чтобы положить у подножья вождя в роковой день.
«В день, когда все обо мне узнают. Наконец».
- Только какие цветы?.. Розы? Или гвоздики? Может, тюльпаны? Нет, лучше нарциссы…
Василий с цветами так и не определился.
Зато позвонил матери и попросил её быть на центральной площади у памятника, перед тем как пойти на собрание в десять часов в молитвенный дом.
- Что ещё ты придумал? Я не могу пропускать встречу.
Кочарыжко соврал впервые за тридцать три года:
- Я тебе долги верну.

В воскресенье баба Зоя проснулась в половине пятого утра. Последнее время она всегда так вставала. Старость не спит. Пока разогревала чайник, смотрела в окно, окна ее однокомнатной квартиры выходили прямо на площадь.
Баба Зоя и была тем одним свидетелем, как она потом назовет, «явления руки Господней, а в данном случае руки вождя».
И если не брать во внимание то, что у Зои Васильевны плохо со зрением, то всё происходило так:
- В пять ноль пять, когда только-только закипел чайник, возле Ленина появился невысокий человек с лестницей. Я ещё подумала - что это он в такую рань тут делать собрался? А он приставил лестницу к памятнику, покрутился по сторонам, будто кого-то высматривал, и шасть наверх, и быстро так. Пригляделась, а он на этот пьедестал мраморный-то встал и что-то на руку, на протянутую, Ленину закинул, раз бросил, другой… очки надела, а батюшки – веревка! Ну, я чую сердцем неладное и давай скорей фрамугу открывать. Чайник гудит, кипит, а этот уже на шею петлю надел, лестницу от себя ногой отпихнул, как Ильич руку поднял и прыг, я кричу, окно открыть не могу, а парнишка этот висит, дрыгается, чайник как бешеный орет, я кричу. Открыла окно, и здесь случилось явление руки Господней - руки вождя, точнее. Гляжу и глазам не верю. Ленин руку-то свою в кулак сжал да как треснет этого висельника по макушке, по дурной его башке. Веревка трясь, этот об асфальт хрясь. За голову схватился и сидит. А рука у вождя как ни в чем не бывало - всё туда, куда надо, указывает. И как будто ничего не было.
Пока чайник выключала, окно закрывала, вижу, этот самоубийца поднялся, лестницу взял и пошел как пьяный, шатаясь, неизвестно куда. Идет, за голову одной рукой держится, то-то же, думаю, есть Бог на свете, уберег неразумного. Через самого вождя мальчонку спас от греха. Вот вам крест…

За Василия опять сделали выбор.
«Жизнь».
Через полтора года фамилию Кочарыжко знала вся  читающая Россия. Книга «Эффект» стала национальным бестселлером, а после того, как по произведению сняли фильм, Василий переехал в Москву, женился и теперь растит двоих детей. Девочку и мальчика.  Выбирает за Васю всё его жена, в которой он души, извините за штамп, не чает. Мяснику Гене писатель посвятил свою вторую книгу - «Живодер, который плакал». Матери долг вернул - сполна. Но каждый год, в тот самый день, Вася, где бы он ни был, приходит к памятнику Ленину и долго стоит, вглядываясь в рукотворные черты вождя. Что он хочет увидеть? Эффект? Чего ждет? Ответа? Василий не знает сам.

К списку номеров журнала «ЛИКБЕЗ» | К содержанию номера