АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Дмитрий Волжский

Регулировщица. Стихотворения

Родился и вырос в Ярославле, где жил до 1998 года. Начал играть на гитаре в 10 лет. Первую песню написал в 1988 году. Впервые вышел на сцену в 1989. Участник многих концертов и конкурсов авторской и военно-патриотической песни в России. В 1991-1995 - студент факультета филологии ЯГПУ. С 1998 г. жил в г. Веллингтоне (Новая Зеландия). С 2007 живет в г. Мельбурне (Австралия).


   За годы творчества создал около 170 стихов и песен. Произведения публиковались в альманахах «Крещатик», «Белый ворон», «Австралийская мозаика»,«Витражи», «Воинская слава» и «Поэт года». Песни звучали в эфирах радио «Эхо Москвы» и радио «SBS» в Австралии. Несколько песен вошли в магнитоальбомы, выпущенные в Ярославле знаменитой «Солдатской студией» Валерия Петряева. Номинант премии «Поэт года», призёр сетевых литконкурсов (в т.ч. Грушинского 2014 года). В разные годы записано и издано на CD 4 авторских альбома.


 


Регулировщица


 


Сколько лет ты не видела дом,


Сколько бед на пути фронтовом


Под Калугой, Бобруйском, Орлом в слёзы вылила.


Что ты видела? Горе и страх,


Поезда в медсанбатных крестах,


Да ещё – как вилась береста над могилами,


И не брошь на груди – ордена,


И в смолистых кудрях седина


Замерцала до срока серебряной ниточкой,


А пехота глядит,не дыша,


И солдатская тает душа –


Ведь стоит на посту не сержант, а открыточка.


 


А девчoночке-красе,регулировщице,


Козыряют,проходя,патрули,


Мир на белых флагах в окнах полощется,


И в ногах щенком голодным – Берлин.


 


В тонких пальцах взлетают легко


Жёлто-красные крылья флажков,


Гимнастёрочка влад по фигурке подточена,


И идёт ей защитный берет,


И летит ей сирени букет –


Нынче много бесхозной её по обочинам.


Жаль,цветы эти – не для друзей,


Но нельзя,не положено ей


Здесь в сердцах разрыдаться по-бабьи,несдержанно,


И сияет украдкой слеза,


Да туманятся счастьем глаза


Посреди перекрёстка в столице поверженной.


 


В трёх шагах остывает рейхстаг,


И обломки кривого креста


Давит танковый трак,разухабисто лязгая.


Неужели же завтра – не в бой,


Неужели же завтра – домой!


Сколько лет это было несбыточной сказкою.


Пусть осколком дочерчена бровь,


Пусть оборвана пулей любовь,


Всё ж не зря сто дорожек сапожки отмеряли,


Раз к востоку,за взмахом руки


Подтянули колонны полки,


Пропуская вперёд тягачи с артиллерией.


 


Память наших дворов


 


Никогда не забыть наших старых дворов,


С тополями,поникшими в белой печали,


Тех дворов, где когда-то взрослеть начинали


С папирос и с дурмана дешёвых духов.


 


Открути киноплёнку на тридевять лет –


Неужели так много прожить мы успели


С той поры,как влюблялись,мечтали и пели


Эти песни,которым названия нет.


 


Замело пеленою забывчивых вьюг


Ножки в сеточку,ломкие ветви сирени,


Чьи-то губы,что жгли листопадом осенним,


Безнадёжно потеряны в прозе разлук.


 


Хоть на миг бы планету мне остановить,


Чтобы вспять завертелись часы и минуты,


Чтоб таким,каким стал,постучаться к кому-то,


И креплёную память по рюмкам разлить.


 


Не вернуть,не вернуть,ах,как больно душе


Осознать нерушимость простых этих истин,


И целуются там,под сиреневой кистью


Те,кто нас никогда не запомнит уже.


 


Что же будет завтра?


 


Город,засыпая,тихо кутается в тёмный шёлк,


День,какой бы ни был,долго-коротко ли,но прошёл,


Наступает время не тревожимых никем дверей,


Мир янтарных окон,мир созвездий,фар и фонарей.


 


Мир,меня меняя,для меня меняет суть и цвет,


Что же будет дальше? – в сизых сумерках искать ответ


Выйду я,невидимый,не узнани не различим,


Видимо-невидимо бессоннице найдя причин.


 


Заспанными улицами ехать мнене в первый раз,


Странными названиями их уже не режет глаз,


Еду я,не сетуя на суетность былого дня,


На непредсказуемость того,что где-то ждёт меня.


 


Дрёму навевают циферблатики литых колёс,


Но нет,не вывевается никак из головы вопрос,


Думается,мается,но,вечен и неразрешим,


Перевоплощается в гармонии моей души.


 


Что же будет дальше? – не предвидеть и не угадать,


Значит,как и раньше,мне надеяться,любить и ждать,


Жить,наивно веря,что ответы притаились все


Там, вещё не выхваченной светом темноте шоссе.


 


Сны 


 


Мои сны невесомы,как лён,


Разметавшийся в пальцах ветров,


Как на мутных полотнах времён


Паутина замшелых веков,


Как печаль чьих-то выцветших глаз,


Как опальные блики свечей,


Как слова не расслышанных фраз,


Как часы непрожитых ночей.


 


Мои грёзы темны от теней


Чьих-то аспидно-угольных крыл,


От всевластия сумрачных дней,


От безвестности братских могил.


От злопамятных козней того,


Кто носил моё сердце с собой,


От слащавых речей чужаков,


Ловко прячущих нож за спиной.


 


Мои грёзы звенят, как ручьи,


Как колонны промокших кольчуг,


Как скрещённые в схватке мечи,


Как потиры, идущие вкруг,


Как пернатые гимны дубрав,


Как брусчатое эхо подков,


Как накрытое взрывом «ура»,


Как удушливый лязг кандалов.


 


Мои грёзы певуче-страшны,


Это – стрелы, нашедшие цель,


Это – каменный крик тишины,


Заточённой в старинном дворце.


Это – визг озверевшей чумы


В жарком свете больных факелов,


Это – вой разъярённой зимы,


Поглотившей безумство цветов.


 


Мои сны бесконечно легки,


Как полёт вилорогих богов,


Словно маятник близкой руки


Над изломом чужих берегов,


Как булатом раздвоенный шёлк,


Как пролитый луною туман,


Как сверкнувший огнём порошок,


Исцеляющий павших от ран.


 


Мои грёзы налиты свинцом,


Как шаги искалеченных птиц,


Как дыханье уставших гонцов,


Перешедших десятки границ,


Как тяжёлые веки рабов


В быстро тонущих чревах галер,


Как упругие плечи врагов


Во внезапно нагрянувшей мгле.


 


Эти сны мне не выбросить прочь,


Не заставить уйти за порог  –


Будет вечно наполнена ночь


Перепутьями дальних дорог.


И пускай все дороги сполна


Не измерить за множество лет,


Каждой ночью мне снится одна,


Чью судьбу знает только рассвет.


 

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера