АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

КНИГИ НАШИХ АВТОРОВ

Ольга Пуссинен. Седьмые небеса

Ольга Пуссинен. Седьмые небеса. — СПб: Юолукка, 2008. — 458 с.

 

«Седьмые небеса» — это редкий в наше  время  пример  романа-эпопеи.Тем более редкий,  что написан он женщиной и, хотя это просвечивает накаждой его странице,  его уж никак не назовешь ни женским, ни, тем более,  «дамским».  Уверенный, жесткий... подчас даже жестковатый стиль.Синтез философии и фантастики, историко-приключенческой и любовно-психологических линий.

            Сюжет романа  на  первый взгляд чрезвычайно прост:  главная героиняоказывается проездом в Москве, во воле случая заходит в церковь, а потом гуляет по Цветному бульвару.  Сюжетное время произведения занимаетне более двух часов.  Между тем в эту нехитрую сюжетную канву оказывается вплетен ряд метаморфоз-преображений, происходящих с главной героиней.  Встреча с любимым мужчиной,  произошедшая накануне,  становитсясвоего рода толчком к пробуждению «генетической памяти» героини, которая переплетается с ее жизнью в настоящем.  Внутренний  мир  Валентиныбуквально взрывается отголосками прошлых воплощений, и это дает ей новые силы,  чтобы оценить себя в современном мире, и не только себя, нотакже  и людей,  ее окружающих.  Генетическая память позволяет героине сначала перенестись в прошлое, а потом встретиться с двумя своими предыдущими  реинкарнациями, чтобы втроем спасти православный монастырьпод Юрюзанью от разграбления войсками хана Батыя.

            Благодаря проснувшейся  памяти своих предков и новому знанию,  открывшемуся ей,  героиня оценивает людей во всей их сложности,  опираясьна христианские нормы и их языческие корни.  История главной героини иее рода — это одновременно и история человечества,  в которой единобожие опирается на древние языческие корни, и в душе Валентины не борются язычество и христианство — они мирно сосуществуют и питают ее  веруи жизнь в настоящем.  В романе все взаимосвязано:  все герои,  историикоторых ответвляются от истории главной героини, являются ее очереднымшагом к походу (полету) на седьмые небеса.  По мысли автора, Валентина(как всякий человек в этом мире) является своего рода деревом предков,которое  прорастает из прошлого в настоящее и стремится к будущему — кседьмым небесам.

            И сам роман «Седьмые небеса» — это роман-дерево, уходящий корнями впрошлое, а ветвями — в реальность. И все ветви-листочки на стволе этого романа растут ввысь,  в небеса. Структура романа является историейрода, историей морально-нравственного преобразования человека, осознания им  своего  места в мире.  Это роман-сага описывает внутренний мирчеловека от эпохи древних завоеваний до наших дней,  а также  отражаетгенезис отдельного этноса, составляющего одну из веток общего «ствола»Российского государства. Героиня романа развивается на протяжении всехсвоих прошлых воплощений к высшим ступеням бытия, но корни, углубившиеся в прошлое,  не дают ей оторваться от земной реальности, что делаетповествование живым и «земным».

            Роман описывают как недавнее прошлое России (переломные времена перестройки),  так  и прошлое семисотлетней давности. Читатель получаетвозможность посмотреть на российскую историю с  непривычного  ракурса:со стороны этносов и народов (в романе — зарайцев), сыгравших огромнуюроль в процессе исторического расширения российского  цивилизационногопространства.  Одним из ярких художественных приемов произведения становится «национальный нарратив»: использование т. н. зарайского языка.Роман  является ярким примером того,  что русская литература на сегодняшний день стала литературой многонациональной. Роман О. Пуссинен доказывает,  что  пришло  время для новой романной формы — двуязычного идаже многоязычного романа как  «места  встречи»  различных  культурныхтрадиций.  «Седьмые небеса» — удачный пример литературной транскультурации,  развивающий идею межкультурных  взаимоотражений,  объединяющийразличные этнокультурные (линия Зарайска) и коммуникативно-цивилизационные (линия Винляндии) дискурсы.

            Новаторская структура  романа  включает в себя элементы интеллектуального, психологического, исторического и философского жанров, в силучего произведение будет интересно широкому кругу читателей. Нехитрый,казалось бы, сюжет романа «подсвечивается» историческими  преданиями,бытовой мифологией, историко-культурной реальностью советского прошлого, известными и неизвестными художественными текстами. Текст «Седьмыхнебес» пропитан аллюзиями и реминисценциями.

            Некоторую мозаичность и дробность повествования, словно переходящего от одной интернет-ссылки к другой,  вряд ли можно отнести к серьезным недостаткам романа: вдумчивый, терпеливый читатель легко преодолеет и объем, и многожанровость произведения».

Валерий Скобло,


поэт, член Союза писателей Спб


 


«Мое внимание привлекло название романа. Выражает ли роман веру в существование седьмых небес, или вообще небес, как некоего пространства или, скорее, как состояния души? Прочитав роман, я увидела, что об этом речи не идет.  Вера в существование седьмых небес изображается автором как вера простого, не вполне культурного русского народа. Сам автор смотрит на эту веру со стороны и с некоторой усмешкой культурного человека, принадлежащего к современной русской интеллигенции. Хотя автор и живет в эмиграции, в Финляндии, но в наши дни эмиграцию из России нельзя сравнивать с эмигрантами из бывшего Советского Союза. Современные эмигранты могут свободно и спокойно проезжать из одной страны в другую, а некоторые имеют даже двойное гражданство, финляндское и российское. Поэтому мне кажется, что многие русские, переселившиеся из России в Финляндию в так называемое пост-советское время, сохраняют не только русский язык и русскую культуру, живя в Финляндии, но также и многое из образа жизни, и из взглядов на русский народ и на православную веру. Это заметно и у автора нашего романа. Хотя она и живет в настоящее время в Финляндии, но принадлежит к русской интеллигенции, родившейся и выросшей в советское время, и в ее взгляде на веру и верующих в современной России выражается та же тенденция. что и у многих других русских интеллигентов, живущих сейчас в России. В каком-то смысле она выражается даже более ярко, поскольку со стороны, так сказать, всегда лучше видно. Ольга Пуссинен описывает разнообразные картины из жизни в России, и в этих картинах часто видна христианская основа этой жизни. Иногда виден также ее собственный путь к вере. Хотя эта вера и выражается почти наивно, но ведь именно это и характерно для русских, выросших в советское время в антирелигиозном окружении. Роман Ольги Пуссинен выражает мировоззрение русской интеллигенции, стремящейся углубиться в христианскую жизнь, и было бы полезно, чтобы русские верующие прочли этот роман, помогающий понять, что к вере ведут разные пути».


Сестра Параскева
(Вера Воробьева), монахиня  Назаретского католического монастыря
византийского обряда (Израиль)


 


«Как и полагается российско-финскому издательству мы нашей финскости уделяли особое внимание. Вышли книги стихов и прозы Пяйви Ненонен (как же у ручья и не напиться), книга переводов финской поэзии жителя Хельсинки Геннадия Михлина (к 100-летнему юбилею Финляндии), книга стихов Алексея Ланцова. Выходил альманах «Финский альбом», где были опубликованы произведения многих финских писателей. как финско-, так и русскоязычных. Особо выделю Ольгу Сванберг, Ефима Курганова, Зинаиду Линден. Но самая яркая, на мой взгляд, публикация из этого ряда — это роман Ольги Пуссинен «Седьмые небеса».


            Я по достоинству оценил это произведение, — хочется и шляпу снять, и преклонить колено, и даже, может быть, поцеловать туфлю. Такие вещи пишутся лишь раз в жизни, — повторить и невозможно, ибо автор выложился на сто процентов, — вывернул душу со всеми ее потрохами, потайными местами и закоулками. При этом текст читается легко, без испытания читателя на терпение. Хотя я не очень люблю женскую прозу — я ни разу не усомнился в продолжении чтения. Весьма к месту и ирония, и прикрытый стеб, — я смеялся в голос порой; прекрасные диалоги, а исторические отступления — восхитительны, чувствуется рука мастера, скрупулезного исследователя.


            «Евгения Онегина» Белинский назвал энциклопедией русской жизни. Может, такая характеристика подойдет и к книге «Седьмые небеса». Что-то мне и Джойсовский «Улисс» мерещился в ходе чтения…»


Олег Дмитриев
глава издательства «Юолукка»

К списку номеров журнала «ИНЫЕ БЕРЕГА VIERAAT RANNAT» | К содержанию номера