АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Перчиков

Так хочется не выживать

*  *  *

Так хочется не выживать, а жить,
Бед избегать движением небрежным,
Чтоб летом пить росу, зимой кружить
Снежинкою над полем белоснежным.

Чтоб запах свежескошеной травы
Соединялся с музыкой прибоя,
Чтоб жертвою ни злобы, ни молвы
Не стать, а просто быть самим собою,

Чтоб чувствовать неповторимый вкус,
Переживая каждое мгновенье,
Чтоб опыта невыносимый груз
Не боль с собою нес, а откровенье.

О Господи, как беден мой язык!
Как ни борюсь, все выразить не в силах
Как я люблю все то, к чему привык,
Как не хватает тех мне, кто в могилах...

Но пусть без слов, пусть, как в немом кино,
Как бабочка, что в душу залетела -
Лишь чувство благодарности одно
Живет в душе, и нет ему предела...

* * *

Сколько в воздухе света и снега!

Тает снег на губах и горчит.

В переливах веселого смеха

Расставания нота звучит,

И обидно до слез, что не вечен

Этот день, этот смех, этот миг,

Эта улица, город и вечер,

Что из света и снега возник.

Ты смеешься, печали не зная,

Одиночества зимних ночей,

Но забвения сила немая

Прорастает из наших очей.

Снег идет, и сиянье струится

От березовых белых рубах.

Вечер длится. И радостны лица,

Но снежинка горчит на губах.


*  *  *

На грани выдоха и вдоха,

В стальных космических тисках

Замри, Земля, замри, эпоха,

С младенцем спящим на руках.

Остановись во мраке ночи,

У самой бездны на краю,

Чтоб не убили  твои очи

И грудь кормящую твою.

Чтоб не запели злые трубы

Среди пожарищ и войны,

Замри. Пусть обжигает губы

Глоток внезапной тишины.

* * *

Дома ложились спать, зевая,

Устав от вьюг и холодов,

А у последнего трамвая

Звезда упала с проводов.

Он просто шел неосторожно,

Чуть покачнулся – и беда,

Но что появится звезда,

Представить было невозможно.

Она лежала и светилась

Средь навалившихся снегов,

Собою нам являя милость

Трамваем ведавших богов.

Но кто-то по делам спешил,

Был путь его упрям и гладок,

Он вдруг увидел непорядок

И наступил, и потушил.

Но не заметили вокруг,

Прильнув к мерцающим экранам,

Что стал неправильным и странным

Земных огней привычный круг.

И лишь трамваю долго снилось

Как, обрывая провода,

Летела все и все светилась

Неосторожная звезда.


*  *  *

Город сонный в тисках темноты,

В снах притихли заботы людские,

Но горят фонари городские –

Этот мир не лишен красоты.

«Этот мир не лишен красоты», –

Повторяют размытые тени,

Переулки, дома и ступени,

И мосты под крылом темноты.

В ожерельях прозрачных цветы,

Желтых листьев осенняя стая

Шелестит, над прудом пролетая, –

«Это мир не лишен красоты»,

Посреди городской суеты,

В полдень будничный, в миг напряженный,

Вдруг замрешь, откровеньем сраженный, –

Этот мир не лишен красоты!

И потом, у последней черты,

В час прощальный, на грани разлуки,

В сущность вдумайся, вслушайся в звуки,

Без отчаянья, без немоты,

Передай его в добрые руки –

Этот мир не лишен красоты.

*   *   *

На земле поднимаются травы,

Над землею кричит воронье.

Лишь одной добиваюсь я славы –

Быть вовеки частицей ее.

Лишь одной добиваюсь я доли –

Не покинуть ее никогда,

Слиться с ней, как сливается поле,

Как сливается с небом вода.

Я иду, и горячие токи

Проникают под кожу мою.

Я душой ощущаю истоки,

Родники, из которых я пью.

Всем земным откровеньям и меткам

Я открыт – омывает река

Мои корни, что тянутся к предкам

И уходят в иные века.

Не нарушат земное движенье

Ни беда, ни чужое вранье.

Здесь мой дом. Здесь мое отраженье –

Сын и дочь. Продолженье мое.


*  *  *

Мы скользили по синему снегу,

Уходила лыжня в небеса,

А за нами по лыжному следу

Уплывали друзей голоса.

С каждым шагом все глуше и тише,

С каждым взмахом все призрачней след,

Но остался струящийся свыше,

Все вокруг озаряющий свет.

Задевая колючие ветки,

Посреди бесконечной зимы

Он проникнет, как птица из клетки,

На свободу из каменной тьмы.

Даже если колдует жестоко

Одиночества снежная власть,

Он приходит восходом с востока,

Он погибнуть не даст и пропасть.

И куда б ни летела планета,

И дорога куда б ни вела –

Эти нити небесного света

Нам защита от боли и зла.

*  *  *

Случилось так, что мы теперь вдали

От прежней, от родившей нас земли,

Которую нам выпало оставить,

Которую забыть мы не смогли.

Иной пейзаж сегодня за окном,

Но было что-то в воздухе речном ,

Настоянном  на запахах, на травах,

На позабытых Богом переправах,

Снах  наяву, и яви, ставшей сном.

Как в птичьих перелетах есть загадка,

Так в наших судьбах свой секрет сокрыт.

Проходит все. Но, боже мой, как сладко

Звук русской речи губы холодит…


К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера