АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Солжаз Сулейманлы

Музыка для души

Дебютировала в поэзии достаточно рано. Первый сборник её стихов вышел, когда автору было 15 лет, подтверждая справедливость её побед на разных фестивалях молодых авторов. А в 2006 году уже появилась на свет вторая книга её стихов, насыщенная впечатлениями студенческих лет в Москве, где она окончила Литературный институт имени М. Горького. Затем последовала третья книга. Сейчас она работает редактором одного из азербайджанских телеканалов.

 

Отмеченная ярким поэтическим темпераментом, Солмаз Сулейманлы в полный голос говорит с миром обо всём, порой даже самом сокровенном, ничего не микшируя, не пытаясь обойти острые углы или «запретные» темы. Её стихи вызывают в памяти полотна азербайджанских живописцев с их щедрым буйством красок, безоглядным размахом письма. Её поэтическое «я» ярко выраженного женского рода: вот она колдует над любовным зельем, вот – мучается от своей «нелюбимости», вот в приступе отчаяния решается на страшное («по венам – чирк! – стекло», но всегда, как птица Феникс, возрождается, чтобы снова жадно всматриваться в окружающий мир, цепким взглядом поэта.

Алина Талыбова



 
* * *
 
Разбросана по разным городам,
По расписным и бархатным шкатулкам,
По никому неведомым сердцам,
По мрачным, безымянным переулкам,
Где всё и вся известно наперёд,
Где человек ненужная материя,
Где ангелы летают взад-вперёд
Но не внушают должного доверия,
 
Где время манит, манит за собой
В глубины недосказанных историй,
Где жизнь бежит – но против часовой,
Под притяженьем ложных траекторий.
 
Которые стремятся обмануть,
И эта ложь никем не оспорима,
И вот уже вещей обычных суть,
Становится, как боль, невыносима.
 
И нет надежды ни на небеса,
Ни на инстинкты самосохраненья.
Со всех сторон – препятствий полоса,
И нет спасенья.
 
 
* * *
 
Музыка для души.
Музыка за окном.
Все говорят: ушиб,
Я чувствую – перелом.
 
Время идёт… идёт…
Чувствую – быть беде.
Чувствую – не зарастёт:
Кости уже не те.
 
Лечь в потолок лицом.
Лечь, чтоб уже не встать…
Ангел под потолком –
Как же Тебя назвать?..
 
Слова не нахожу.
Клином не вышиб клин –
Снова одна лежу…
Ангел-хранитель… блин.
 
 
ПЕРЕПИСКА В МЕССЕНДЖЕРЕ
 
«Подними меня!.. Не мне валяться
у чьих-то ног. Прощать любую подлость,
а потом красиво рассыпаться…
Прекрати. Опомнись…»
Подпись: Гордость.
 
«Хватит, хватит, мы переругались,
Мы бесшумно в воздухе повисли.
Мы устали, мы перемешались…
Прекрати нас думать».
Подпись: Мысли.
 
«Ты давно со мною не делилась.
Ты меня забыла – я в миноре.
Жаль, ты в прошлый раз не утопилась.
Зря я отпустило…»
Подпись: Море.
 
«В чьих бы ты глазах не утонула,
В Фейсбуке, в просторах инстаграмма,
Главное, чтоб вовремя уснула…
Не уснёшь – я рядом».
Подпись: Мама.
 
«Приходи, когда совсем устала
И уже не можешь верить слепо.
Приходи, во что бы то не стало.
Я дождусь. До встречи».
Подпись: 
Небо.
 
 
РЕПЛИКА
 
В этом мире простуженном
И делами загруженном,
Не имеет значение
Моё скромное мнение.
 
Да, я знаю, я нервная
И, наверно, не первая,
Кто посмеет ослушаться
И заставит прислушаться.
 
Я – совсем настоящая,
Я за правду стоящая
На кострах, обнажённая,
Чьей-то злобой сожжённая.
 
Но теперь, ваше мнение
Не имеет значения.
Я сижу, ножки свесила –
И мне весело, весело…
 
 
* * *
                       
Я сегодня хочу – до дна…
Я спокойна, и я одна.
 
Только пепел от сигарет
Знает то, что меня здесь нет.
 
Я сейчас на таком краю,
На котором нельзя, стою.
 
Отражаясь в глазах зеркал,
Полный боли допью бокал.
 
То ли правда, а то ли бред,
То ли ангелы плачут вслед.
 
Но допив свой бокал до дна,
Я спокойна, и я – одна.
 
Растворяюсь средь февраля
Под звенящую дрожь хрусталя…
 
 
* * *
 
Любовь как лучик света,
Как осенью трава:
Жила-была и нету –
Мертва.
 
А время враг жестокий,
Я свыкнусь с тишиной:
Родной – другой – далёкий –
Чужой.
 
Привычка – злая штука.
Теперь уж всё равно:
Мечта – жена – подруга –
Никто.
 
Теперь уже не важно…
По венам – чирк!.. – стекло:
Прекрасно – больно – страшно –
Темно.
 
 
РОЖДЕНИЕ
 
Помню: третье. Январь. Жду.
(Я тогда уже могла ждать).
В этот день, и месяц, в этом году
Родила меня моя мать.
 
Потекли молочные дни:
Только радость, только добро.
Но минуло сорок дней – и…
И тогда я поняла, что
 
Сорок дней для юных душ – срок,
Сорок дней я вижу сей свет,
Надо мной отцом стоит Бог...
А судьбы моей ещё нет!..
 
И тогда, посреди февраля
Я истошный подняла крик,
Что не буду ждать и полдня,
Что судьбу мне надо –
в сей миг!..
 
Бог старался вызвать мой смех
И смущённо обещал рай,
И к нему обращено вверх
Слово первое моё: «Дай!..»
 
Разбудила криком Восток,
И не смог он меня унять.
И сказал своим ангелам Бог:
«Надо срочно что-то менять!..»
 
И решил Он мою судьбу
Без обиды и суеты
Написать у меня на лбу:
И родился в этот день – ТЫ.
 
 
* * *
 
Усталым блуждая взглядом,
О чём ты сейчас мечтаешь?
Я буду всё время рядом...
Когда ты меня оставишь.
 
Нам что-то стало стеною,
Чего-то уже не исправишь.
Что будет дальше со мною,
Когда ты меня оставишь?
 
Твой голос и не узнаешь...
Теперь он всё тише... тише...
Когда ты меня оставишь,
Ты будешь гораздо ближе.
 
 
* * *
 
Распадается душа
Прахом,
Перед ней опять стоит
Плаха.
Распадается душа
Плача,
Ледниковый период
Начат.
 
Растекается весь мир
Тушью,
И приставлены к вискам
Ружья.
Растекается весь мир
В лужи…
Этот мир мне больше не
Нужен.
 
Застилаются глаза
Пылью,
У меня хотят отнять
Крылья.
Застилаются глаза…
Жить на ощупь…
Может, так мне будет чуть
Проще?..
 
Осыпаются мечты –
Осень…
Не догоним мы её,
Бросим.
Осыпаются мечты
Фреской.
Ну, а с кем мне их делить?..
Не с кем…
 
 
УЛЕТАЮ
 
Улетаю… Я опять одна
Чашу боли выпила до дна.
 
Улетаю, мочи нет уже,
Как-то странно горько на душе.
 
Может быть, летя навеселе,
Я забуду думать о земле.
 
Улетаю. Руку не пожму,
Не заплачу, к сердцу не прижму.
 
Улетая, горько улыбнусь:
Я на землю больше не вернусь.
 
Даже тем, кто будет вечно ждать,
Никогда меня не разгадать.
 
Улетаю… Тихое «прости»…
Улетаю… С Богом отпусти.
 
С холодом и горечью в груди
Я встречаю то, что впереди.
 
Улетаю… Тяжело дышать…
Улетаю… Вам не удержать.







Ахра Аджинджал. «Зимний пейзаж. Бумага/пастель». Бумага, пастель, 30х21 см. 2017 г.





К списку номеров журнала «ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА» | К содержанию номера