АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Марк Столяров

Бабочки Армагеддона

* * *

Обмакнул Бог губы в клейстер

и наклеил континенты-марки

на хлебного мякиша шарик.

Взмахнул ладошкой как капельмейстер,

выщелкнул пальчиком искорку-

появился волшебный фонарик.

/Солнце/.

 

Слезинкой нацедил океаны.

Ноготком мизинца сковырнул

Марианскую впадину.

Примерным пунктиром поделил земли на страны

Пересчитал мысленно то, что Вселенной

им дадено….

…И все случилось на вечер шестого дня

Он сочинил её и меня.

 

* * *

Три чайных стакана водки

Натужно вибрируют краны

Мне снилось

что я плыву в лодке

А я

опять уснул в ванной.

 

ЗОЛОТАЯ ВОЙНА

 

Бабочки Армагеддона –

листики пепла

Вы прислали повестку, полковник

в  скучный, сырой понедельник.

И мы снова будем сражаться

и резать друг другу сердце.

Золотая война в повторе

мой любимый, домашний полковник

И да будет война

золотая война…

Ты встанешь в углу скрестив руки

я буду в затяг пить водку.

/Небритый, еще с похмелья/

и слушать твой нежный ор.

Уставясь на дикторшу в ящик

отвечу:

«Ты дура, родная,

Славная, но все же дура…»

 

* * *

Помятая черная птица

куцый от полночи хвост

Небесные ягодицы

в прыщиках бледных звезд

Сушите весла и простыни

и полно вставать на дыбы

высохли рыжими росами

все кровяные гербы.

Никель луны на скатерти

Длинным-коротким коли!

А ну меня к чертовой матери

в шершавый затылок земли.

 

СМЕРТЬ

 

Штык

в спину

тык.

 

* * *

Косточкой слоновьей зима

в горле форточки.

Сыто листаю Дюма

сев на корточки

в кухне. Спиной подпер

ребра дома

холодильника грузный собор.

Кома.

Дактилоскопия в стекле.

испарина чайника.

Сродни дворниковой метле

рука маятника.

 

* * *

Я чую весну Робертом Пирри

втиснув в форточку плеч

и глядя  на снега нестиранный плед

узнаю, что кончается аптечный синдром

воробьи в печенках планеты

вышелущивают

раковые крошки-клетки

и ветер цвета больничных палат

скоро станет свирелькой в Аркадии

и пастушки перестанут шпаклевать себя гримом,

и станется…

 

* * *

А на улице Брейгель…

охотники по снегу…

сорока в ветвях…

Опять жена взялась в ругань

опять этот ох и опять этот ах

Вот не по Сеньке шапка

канарейка с овсянкой

да на форточке кот

голубиная лапка

три разных пути –

но все едино вперед.

Не разбрасывайся теми

кто любит тебя.

Не разбрасывайся.

белокурыми днями

этой зимы

В душе вкус пресного хлеба

я шатаюсь по городу как маятник Фуко-

пьяным акробатом

под куполом неба.

 

* * *

Принеси с собой водки

белой воды со вкусом свадеб и смерти

 

Мы одни, как Санта-Клаусы в горящем Крыму.

Мы знаем все про Это.

так куда же мы, черти…

 

Разбрасываться теми,

кто любит тебя?

 

* * *

Ты скуксишь милое личико

Я сделаю умную мордочку

До свидания!

Как через ситечко

Я выдавлюсь фаршем в форточку.

 

* * *

Теплый мартовский фен

Еще не нагретое солнце.

Капает с крыш как из крана

На кухне моей вода.

 

* * *

Мир скоро загнется

Вместе с китами и бабочками.

Я курю.

Мой котенок играет тапочками.

 

* * *

Гаррота свинтила шею

на окраине уральского Палермо.

О,

чем занимаются руки мои

у хозяина за спиною.

 

* * *

Заводской автобус

Глотал людей. Новая смена.

Людям было грустно и плохо,

Они плакали, пели песни….

Потому что, когда людям плохо

Они всегда плачут

и поют свои песни.

К списку номеров журнала «Кыштым-Грани» | К содержанию номера