АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Наталья Резник

Лень продолжать. Пусть будет одностишье

Родилась и училась в Лениграде. С 94-го - в США, в штате Колорадо. Публикации стихов и прозы в журналах "Новая юность", "Интерпоэзия", "Студия", "Дружба народов", "Вестник Европы" и др.


 


 


 


Лень продолжать. Пусть будет одностишье...


 


***


И все б сбылось!... Но зазвонил будильник.


 


***


Кругом такое!.. Хоть иди участвуй. 


 


***


И выпили немного – три флакона…


 


***


Что исправлять! Меня уже родили…
***


Твои б мозги да к моему диплому!..


 


***


Вчера лежу и думаю: "Доколе!.." 


 


***


Верна троим. Но не предел и это.


 


***


Я проверялcя. Вы больны не мною. 


 


***


Призвание – патологоанатом!


 



***


Не опоздай. Во вторник. В десять. В ванной. 


 


***


На минус два кило я похудела.


 


***


Как, Брут! И ты… в "Единую Россию"?.. 


 


***


Тефтеля – это вам не фунт изюма! 


 


***


Не хочешь исповедаться? Расколем!


 


 


***


 


Я – санитар!




Не мне восторгов и оваций


Вкушать слепое торжество.


Оставьте "браво" для паяцев.


Я не умею ничего.


 


Когда пою, то дохнут крысы,


Когда танцую, то - партнер.


Пишу ли я? Да, мной исписан


Коряво не один забор.


 


Мне никогда не сделать имя


И в мире красок и кистей.


Хотя рисунками моими


Пугают маленьких детей.


 


Но если трудно, если надо,


То, чем могу, тем одарю:


Пришлите мне любого гада.


Своим искусством уморю!


 


Колыбельная




Схоронился солнца лучик


До рассвета в щель.


Щелк-пощелк – в углу Щелкунчик


Кушает мышей.


 


Звезды водят втихомолку


В небе хоровод.


Тр-р – вскрывают злому Волку


Ножиком живот.


 


Мрак над домом нашим руки


Низко распростер.


Дзынь – хрустальной туфлей лупит


Золушка сестер.


 


Что плету? Куда, малышка,


Маму понесло?


А! Добро в хороших книжках


Побеждает зло!


 


Про Наташу




Все комнаты повыметены чисто:


Ни пыли, ни соринки, ни пятна.


Сегодня Пьер уехал к декабристам.


Наташа отдыхает у окна.


 


Над головою дети не топочут.


Их няня на прогулку увела.


Одна Наташа в сумраке. До ночи


Заброшены обычные дела.


 


И ей, сквозь пелену оконной влаги,


Меж вздохом и подобием зевка,


Вдруг видится неистовый Курагин,


Его глаза, и губы, и щека.


 


Ей слышится внезапный шелест платья


И шепота смешная ерунда.


Пожатия, лобзания, объятья,


Рыдания, истерик череда.


 


Романсы, суматоха, топот конский...


Воспоминаний путается нить.


В них мечется непонятый Болконский


Между "простить" и гордым "не простить".


 


Еще одно мгновение свободы


Проносится за складками портьер.


А после роды, роды, снова роды…


Пеленки, няня, дети, толстый Пьер.


 


И в ворохе забот домашних позже,


Средь завтраков, болезней, детских клизм,


Ей сонный разум сладостно тревожит


Таинственное слово - феминизм.


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


 

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера