АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Адаль Хольм

Lingua morta

Поэт, писатель, драматург. Родился в Москве в 1974  г. Автор книги стихотворений «Альба», фантасмагории «Пир Гамаила» и «Сказки цветов», а также многочисленных рассказов и пьес в жанре абсурда. Публиковался в литературных журналах «Новая Юность», «Южная звезда», «Сура», «Крещатик», «Edita Gelsen» (Гельзенкирхен), «Зарубежные задворки» (Дюссельдорф), «Лампа и дымоход», «Иные берега Vieraat rannat» (Хельсинки). С 2001 года живёт в Праге.


 


Кракелюры


 


вековые кракелюры


очертили гибкий стан,


как обветренные губы


прикасаются к устам


лихорадочный румянец,


алебастр белых плеч


сохранила взору память


но не может уберечь


в сеть загадочную кружев


погрузив туманный взор,


отступила, обнаружив


повелительный узор...


прихотливое искусство


умирающих веков


отыграло и потускло


на штыках большевиков


 


Аэростат


 


фантазия по гравюре


Геркулеса Сегерса


аэростат летит в долине


к уступам вырезанных линий


отвесных гор, подобно солнцу


в необозримой вышине –


и замирает в тишине


скользя по горному откосу


достиг вершины белоснежной


и поднимаясь в облака


паря возвышенной надеждой


горит и светится пока...


 


Апология Птолемея


 


заря погасла –


солнечный восход


закат луны


и звёздные лекала


не победил земных законов свод,


пока его судьба оберегала...


 


как прежде


на скрещении дорог


поднимет ветер


хороводы листьев:


взошла на трон и умерла любовь


как полотно, покрашенное кистью


 


не поражайся


сонной глубиной –


вселенная


не гелиоцентрична


она восходит вечно


под луной


и обгорает на огне


как спичка...


 


Lingua morta 


 


слова не отражают суть


явлений жизни запредельной


сжигают, как пожар в лесу


следы обманчивых видений


 


блаженство подчинив стихии


волнуют дух, смущают ум


как завсегдатаи в трактире


между властителями дум


 


как ветер, их глупец подхватит


как сонный лист, туда несёт


где мухи, уподобясь знати


глядят с насиженных высот


 


на изваянии гробницы


их высекают как устав –


чтоб мы читали небылицы


про клад, запрятанный в кустах...


 


так Герострат над Артемидой


не потешался сгоряча


как эти груды кирпича


над нашей брошенной хламидой


 


Эсквилин (Мгновения жизни)


 


могила заросла –


над ней не властно время:


травы и лепестка


изменчивое бремя


прожилки листьев,


как тепло в ланитах,


хранят покой


на погребальных плитах...


 


весна, зима


по ним едва заметна


душа во сне


затворена как клетка


послушная


незримым голосам


над ней


восходит солнце к небесам


родня с живыми


отзвуки надежд –


так остаётся


бездыханно-свеж


румянец на щеках


и влажный пламень


открытых губ


пока на сердце камень


не упадёт как тень


к закату дня


блеснув минутным


заревом огня...


 


причуда


на гранитном изваянье –


угасла жизнь


насмешкой в полусне


и замерла, себя не узнавая,


как след аборигена


на песке...


 


Поцелуй феи


 


дует ветер осенний


налетающий с неба –


отголосок последний


бесприютного снега


 


в алый отзвук зари


как в кровавую гущу


поднимает с земли


невесомую душу


 


тело ищет предлог


опуститься на землю


как бескрылый цветок


не готовый к паденью


 


он дрожит на ладонях


протянутых рук


отрываясь без крови


с обветренных губ

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера