АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Грозубинский

Мишка

Харьков, потом Нижневартовск, Мельбурн, Австралия. В Австралии с 1992 года. По профессии программист. Печатался в различных Австралийских сборниках поэзии и в Интернет-журналах, в частности в «45-й параллели», «Белый ворон», «Крещатик». В 2006 году был удостоен высшей награды международного поэтического турнира в


Дюссельдорфе.


 


Мишка




Облезлый. Молью кусаный. Плохой.


Во мне барышник не  найдет корысти.


Я– плюшевый. Наполненный трухой


Нетвердых знаний и неполных  истин.


 


Когда-то я был нужен без затей.


В чужих кроватках славно отоспался –


Я был любимцем нескольких детей.


Но дети выросли, а я поистрепался.


 


Ах, что с детьми случается потом,


Как мамы глупы, как брутальны папы, –


Страшилища из Агнии Барто, –


То лапы рвут, то уроняют на пол.


 


Я плюшевый. Ну, что с меня возьмешь?


Если к кошмарам относиться проще.


Ведь я  когда-то, чем-то был хорош.


И кем-то может быть еще не брошен.


 


***


Как против теченья гребя,


Не вышло, не выдержал. Каюсь.


Спасая себя от себя,


Стираюсь, сдаюсь, растворяюсь.


 


Такое случалось не раз,


Но я уж привыкший. Не ною.


Тебя от себя я не спас.


И вот, ты уже не со мною


 


Теперь ты сжигаеь мосты.


И будто готовишься к бою.


Я ж – пленник своей немоты


Собой, от себя и собою.


 


Медосмотр




Я сюда пришел  по желтой линии.


На  осмотр, как на Страшный Суд.


Это зал приемов в поликлинике.


Здесь все ждут, когда их позовут.


 


Ближние мои, а также дальние,


Травы и цветы  в моем саду,


Я на месте в зале ожидания.


Скоро позовут, и я пойду.


 


Это, видно, на роду завещано


Я не знаю плохо, хорошо.


Так всегда происходило с женщинами –


Они тоже звали, и я шел.


 


И назад по желтой. Я не очень-то


Верил, меня вспомнят и найдут.


Я – тихоня, я не лез без очереди


И теперь все жду, и жду, и жду.

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера