АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владимир Бауэр

Гармонический ряд. Стихотворения

Terra Ciorani (2011). Публиковался в журналах и альманахах «Звезда», «Зинзивер», «Аврора», «Urbi», «Белый Ворон» и некоторых других, в поэтических антологиях «Лучшие стихи 2011 года», «Лучшие стихи 2013 года», «Антология Григорьевской премии 2012» и др.

 

 

ПРОСТЫЕ ВЕЩИ


 


              Писать стихи – это все равно что пахать


              и за сохой танцевать.


                                                            


Лев Толстой


 


Простые вещи говорим


простецким языком.


Творим поэзию, творим


для тех, в чьем горле ком.


 


Вот солнце, вот кузнечик. Зной,


нагревший камень, слеп.


Выходит с книжкой записной


поэт, душой свиреп.


 


То, что ему придется снесть,


тех счастия лишит,


закупорка в чьих горлах есть,


кто лед, а не гранит.


 


Он дышит потною толпой,


с одежд сбирает яд.


В его глазницах в час ночной


фонарики горят.


 


И мы вослед ему струим


слезы нежнейший дым,


всеядной завистью грустим


к его когтям младым.


 


Подушку, что ли, распороть,


чтоб сны полезли в рот


про темноту, людскую плоть


сосущую в заглот.


Одни сиреневые ять


перед глазами знать,


и все, что знать, перевирать,


и вслух перебирать.


 


…………………………………


 


Бессвязным замыслом влеком,


в избыточной тиши


идешь, бывает, вечерком


по полю вдоль межи.

 


И чувствуя – душа кипит,

подобная  звезде,

натягиваешь свой прикид

для танцев в борозде.


 


 

*  *  *


 

нигде спасенья  нету

                                  нет

нигде спасенья

нас гложет ультрафиолет

свербят затменья

 

на теле сыпь в мозгах червяк

на сердце рана

и женщина для просто так

и ресторана

 

зачем же музыка во мне

а в чреслах нега

и не кикимор зрю во сне

но хлопья снега

 

идёшь не чувствуя подошв

на спины глядя

и ничего уже не ждёшь

хоть болен дядя


 


 

*  *  *

 

              Я мог бы сказать про себя то,

              что – с меньшим основанием –

              сказал про себя Сент-Бёв:

              «Я никому не дал права сказать

              обо мне: Он  –  из наших».

                                             

Эмиль Чоран

 

Евреи обрусели

и начали смекать –

пожалуй, от Расеи

не стоит отвыкать.

Плевать на брег турецкий,

не снись, жирафий Чад –

там по задам еврейским

зоилы настучат.

Зулусы, курды, тюрки,

Пантеры, и слоны,

и прочие придурки

отнюдь не влюблены

в народ богоизбранный,

а похотливый гой

грешит в струе нирванной

с еврейкою нагой.

Евреи закусили,

понятно, удила.

Не скинуть их России

со своего крыла.

Летит она низенько,

как прапорщика глюк.

Агукает ли Стенька,

что вышвырнет их в люк?!

Недоброе похмелье

Расеюшкой рулит.

Но слышу уж капель я

и радуюсь навзрыд.

Нет, не форелькой гибкой –

как россы татарву –

Алёнушкой-шахидкой

еврейский лёд взорву!

 

Ты спросишь – удалося?

Отвечу – удалось.

Не стало пусть лосося –

он был еврей-лосось.

Вот росич-богононосец,

святой воды шелом

(хоть от неё поносец)

набрав, идёт.


Шалом!


 


 

*  *  *

 


Живы девки, только девки,


их бесстыжие издевки


над подсдувшейся мошной,


над обвисшею мошонкой,


холостяцкою тушёнкой,


мы ж  – верлибр уже сплошной.


 


Ах, любой свежей нетленки


их подбрюшья и коленки,


их – один на всех – лобок.


Мест филейных колыханье,


и экстазов полыханье,


и прохладцы ветерок.


 


Вот, в кабак ведя ундину,


мысли мну, как в пальцах глину:


как затем объять ловчей


бугорки её и поры,


перси, лакомые норы


и сердечко в сто свечей.


 


Фалиядия проника,


кривь, милина-иживика…


Полимонечку, ураг,


дубо-добной дыбы льниво –


сам бы также б трусил б рвиво,


расщиляя щикуляк.


 


Ну, чего дрожишь, жизнянка?


Чуешь? – та ещё пейзанка –


на затылке жарком длань


жадную трепетолова,


обмирающего слова


раздирающего ткань.

 

 

*  *  *

 

Летает легкая порфира

над окиянами страстей,

Одним лишь гласом майна, вира

и управляется, ей-ей.

 

Так ты, пиит, гневлив иль нежен,

своим языком без костей

распоряжайся.

                         Понт  безбрежен.

И нет запасных лопастей.

К списку номеров журнала «Кольцо А» | К содержанию номера