АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Лев Розенберг

Счастливой дороги!

 

Ашдод. Утро. Автобусная остановка. Десятки людей ждут своегоавто-буса. Все спешат, всем ужасно некогда. Одним надо вовремя успеть на работу, студентам пораньше попасть в университет, чтобы ещё до экзаменов просмотреть свои конспекты. Двум пожилым подругам надо первыми попасть в поликлинику на приём к врачу, чтобы не просидеть весь день в очереди. Кому-то с утра пораньше надо на базар, кому-то утром надо отвезти внуков в детский сад, а кто-то спешит в Тель-Авив на запланированную встречу с давними друзьями из Украины,приехав-шими в Израиль.

Солидная дама обращается к десятилетнему сыну:

– Сёма, так ты не забыл, где тебе надо выходить? – и,услыхав ответ сына, кивает головой: – Правильно. В «гимеле». Повторяю ещё раз. Сойдёшь с автобуса у светофора, перейдёшь дорогу у светофора и, не  шатаясь по району,идёшь прямо к бабушке. Проследишь, чтобы наш дедушка с утра обязательно поел свой салат из свёклы, ему он просто необходим для желудка, таблетки отдашь бабушке и поможешь ей разложить их по коробочкам. Да,что ещё я хотела тебе сказать…когда приедешь,сразу мне позвони.

– Скажите, я не опоздала на тель-авивский автобус? – спросила сильно запыхавшаяся женщина с двумя большимисумками в руках. – Нет? Спасибо. А я думала, что опоздала. Понимаете, вышла сегодня утром из подъезда, думаю, времени у меня ещё в запасемного и неспеша топаю к остановке. Прошла уже полдороги и вспомнила, что дома забыла выключить утюг. Я быстренько развернулась, ноги в руки и бегом назад домой. Прибежала, а в доме всё в порядке, утюг выключен.

А недалеко от меня прилично располневшая дама в ярко розовых шортах вдруг увидела подругу своего детства, спортивно сложенную женщину встрогом женском костюме с модной сумочкой через плечо.

– Розочка! Это ты? Вот это встреча! Вот кого я никак не ожидала встретить здесь, в Ашдоде, так это тебя.  Где ты живешь, неужели у нас в Ашдоде? Помнишь, как мы когда-то вместе бегали на лекции в институт? Даже влюбились в одного и того же парня. Правда, сначала ещё до тебя я ним почти полгода встречалась, а потом ты его у меня отбила и даже, кажется, вышла за него замуж?

– Что было, то было, – усмехнулась подруга. – Правда, я с нашим общим знакомым уже давно в разводе, так что, если пожелаешь, можешь его разыскать и забрать себе снова.

 

– Ладно, хватит о прошлом. Как и где ты живёшь, есть ли у тебя с нашим общим знакомым дети?

– Молодой человек, вы мне не подскажете, здесь автобус на Тель-Авив? – спрашивает пожилой мужчина с красивой резной тростью ив очках. – Знаете, – продолжает он, – в последние годы я стал что-то плохо видеть. Автобус, дорогу, людей вижу хорошо, а вот с номерами на автобусах у меня проблема.Чтобы увидеть номер на автобусе, мне надо подойти к автобусу почти вплотную, а это уже опасно.

В это время автобусыразличных маршрутов один за другим сталиподходить костановке, и толпа пассажиров потихоньку рассеялась. А вот,наконец, и долгожданный для многих автобус на Тель-Авив. Самые шустрые, как всегда,стоят уже первыми у двери, уверенные, что на этот раз им обязательно ещё достанутся сидячиеместа.

Студенты и пожилые люди особенно не торопятся. Одним просто не хватает сил побороться с теми, кто моложе, а студенты не спешат. У них ещё осталосьнемного совести и уважениякпожилым, и они уверены, что стоячих мест в автобусебудет предостаточно. Водитель автобуса, видя неуправляемую толпу, желающуюодновременно войти в автобус, решил из своей кабины навести порядок.

– Граждане пассажиры! Не толкайтесь! Купившие билеты, прохо-дите дальше в салон. Женщина с огромным чемоданом и сумкой через голову, платите за багаж.

– Чего-чего? Я ещё тебе должна платить за багаж? Так этот чемодан у меня совсем пустой. Могу тебе его раскрыть, в нём совсем никаких вещей. Я купила его вчера своему сыну в подарок, завтра он летит с невесткой на отдых в Испанию.

– Для меня, – водитель немного повысил голос, – не имеет никакого значения, когда вы купили этот чемодан и для кого, и что лежит у него внутри. Он большой, занимает много места, так что покупайте на него тоже билет.

– Мужчина, сколько времени ещё вы будете стоять в дверях и доставать деньги из кошелька?

– А где мне деньги искать и доставать, в чужом? – хитро улыбнувшись, съязвил мужчина.

– Мне всё равно, из какого кошелька, своего или чужого, вы достанете деньги, но из-за вашей нерасторопности я могу сильно отстать от графика.

– Женщина, да-да, вы в розовых шортах! Вы тоже едете в Тель-Авив? Тогда заходите, наконец, в автобус.

– Сейчас-сейчас, уже захожу, вот только сниму себя на мобильный телефон подруги. Понимаешь, мы с ней не виделись почти десять лет.

 

 

– Свою историю ты мне расскажешь в следующий раз, а сейчас, если тебе надо ехать в Тель-Авив, заходи в автобус побыстрее.

– Повторяю ещё раз, – водитель поднялся со своего сидения. – Пассажиры, не толпитесь у входа возле дверей. Купившие билеты, просьба, пройти вглубь салона. Не толкайтесь, стоячих мест хватит для всех. У кого есть в запасе немного времени, можете подождать. Через двадцать минут подойдёт следующий автобус на Тель-Авив, в котором, я думаю, будет достаточно свободных мест. Ну, а у кого нет времени, поднимайтесь быстрее. Сорок минут можно постоять. – Наконец, усев-шись на своё рабочее место, водитель, вздохнув, сам себе сказал:– Что за день такой сумасшедший! И надо было именно в мою смену, чтобы был такой балаган с пассажирами!

– Послушайте, женщина с большим чемоданом и огромной сумкой, – водитель снова поднялся со своего сидения. – Если вы и заплатили за багаж, это ещё не значит, что он должен стоять напротив тебя на двух сидениях. Сидения в автобусе предназначены только для пассажиров. Поставь, пожалуйста, свой багаж в тамбур напротив выхода.

– Так что вы ходите мне сказать? – повернула голову женщина к водителю. – Что я, честно заплатив за два места, должна не сидеть на сидении со своим багажом, а стоять в тамбуре?

– Послушайте ещё раз меня, милая женщина с чемоданом и огромной сумкой. Если вы хотите со своим багажом ехать, как в бизнес классе со всеми удобствами, наймите себе такси, а в переполненном автобусе извольте уважать и водителя, и всех пассажиров.

– Молодой человек! – обратился водитель к студенту. – Помогите, пожалуйста, женщине отнести её чемодан с сумкой в тамбур около дверей для выхода и поставьте поближе к окну, чтобы они никому из пассажиров не мешали.

– Граждане пассажиры, мне из моей кабины отлично просмат-ривается весь салон. Женщина в третьем рядусправа, почему ты уселась с края двойного сидения, а не у окошка? Подвинься, пожа-луйста, к окну, дай возможность ещё кому-нибудь сесть.

Женщина с добродушным видом выставила свои коленки в проход:

– Проходите, кто хочет сесть у окна.

Водитель покивал головой:

– Сейчас какая-нибудь старушка с палочкой, прежде чем сесть у окна, должна будет потереться о твои коленки. Подвинься, подвинься к окну, видишь, рядом с тобой нет молодых мужчин, желающих потереться о твои коленки.

 

 

– Алё-алё, да-да, вы,  мужчина с маленькой девочкой. Вы едете в переполненном автобусе. Может, возьмёте свою дочь себе на колени?

– А почему я должен брать дочь на колени, если у нас оплачены два билета?

– Это ваше законное право, а старичок с костылями пусть стоит рядом с вашим креслом и держится за него. Что ему стоит постоять какой-то час до Тель-Авива?

– Послушайте, вы, мужчина, сидящий напротив моей кабины! Если вы с кем-то разговариваете по мобильнику, то не обязательно кричать. Вы не на улице, а в переполненном автобусе.

– Извините, но я от такого радостного сообщения просто не могу сдерживать свои эмоции. Сегодня, наконец, полчаса назад после трёх лет совместной жизни жена родила мне сына, и я стал отцом. Представляете, я – отец, и мой сын скоро будет звать меня папой!

– Поздравляю. Это действительно большая радость, но зачем на весь автобус так кричать? Я лично подумал,  с чего он так радуется, неужели Абу-Мазан застрелился. И у нас, наконец, наступил долго-жданный мир и с Рамаллой,и с Газой. Поздравлю ещё раз тебя! Это первая радостная весть в нашем автобусе!Всё. Автобус отправляется! Интересно, кто это догадался поставить сумку на колёсах рядом с моей кабиной и загородил вход в салон? Хозяин сумки, немедленно уберите свою сумку от входной двери! Никто не отзывается? Так чья эта сумка? Ничья? Раз ничья, я выставляю её на улицу и вызываю полицию. Наверное, эту сумку в автобус занёс террорист.

– Моя сумка, моя. Чем она тебе уже мешает? – Полная, уже хоро-шо нам знакомая дама в розовых шортах стала пробираться из глубины салона вперёд, расталкивая по пути всех пассажиров. – Что занастырный такой водитель сегодня нам попался? Да ты лучше смотри за дорогой, а не за тем, что делается в автобусе! – стала она учить води-теля. – Сдалась тебе моя сумка. Она тебе мешает рулить? Сумка стоит около входной двери в проходе, а не в твоей кабине у тебя между ног.

– Не хватает ещё, чтобы твоя сумка стояла у меня между ног, – по-жал плечами водитель, удивляясь «остроумию» дамы в розовых шортах.

Дедушка, сидящий за кабиной водителя и пересчитывающий в который раз мелочь в своём кошельке, тоже вмешался в разговор:

– Хозяйка сумки и розовых шорт хочет и сумку воткнуть водителю между ног, и самой усесться рядом с водителем в его кабине.

– Была б эта дама немного помоложе, лет этак на десять, – улыб-нулся водитель, – я бы, пожалуй, и не возражал.

– Посмотрите на него, на этого красавца! Он ещё выбирает!Отрас-тил себе пышные усы, как у кота, и уже решил, что он Аполлон, – гордо сказала дама, тряхнув головой. – Да ты посмотри на себя в зерка-

 

ло! Высохший скелет с кошачьими усами. Если тебе, такому красавцу, да сбрить усы, ты бы шатался от встречного ветра, как маятник в настенных часах. А ему ещё подавай прямо на работе, в автобусе, такую красивую женщину, как я! – и, схватив свою сумку и снова расталкивая пассажиров, она направилась на своё место.

Водитель, вздохнув, закрыл, наконец, двери, и автобус плавно вырулил на трассу.

 

Немного о РонИ и о себе

/история для детейи взрослых/

 

Наш Рони очень любит рисовать, и рисунки у него получаются очень клёвые, как у настоящего художника. Сегодня, возвратившись из садика, он, даже  не переодеваясь, срочно стал что-то рисовать. А когда Рони рисует, то всегда сосредоточен и очень внимателен. И, если к нему в это время кто-то обращается, он никогда с первого раза просто не слышит. Его надо всегда переспрашивать второй раз, а иногда даже и третий.

Сегодня наш Рони рисовал как-то по-особенному, даже сам себе улыбался и почему-то часто преставал рисовать и с улыбкой смотрел на меня, как я делаю уроки. Затем что-то, по-видимому, вспомнив, начи-нал опять рисовать. Наконец, закончив свой рисунок, он подошёл ко мне и с гордым видом положил свой рисунок прямо передо мною на тетрадь по математике. Хотите знать, что изобразил Рони на этом рисунке? Пожалуйста, на рисунке был попугай, очень похожий на нашего Попку. Сидит на ветке высокого дерева и сверху дразнит какого-то мальчика. Почему я решил, что попугай дразнит мальчика? Да потому что мальчик, стоящий под деревом, грозит попугаю с земли кулаком, и у него очень злое лицо, а попугай мальчику что-то отвечает и смеётся. И это несмотря на то, что настоящие попугаи не умеют смеяться, но у Рони на рисунках попугаи могут абсолютно всё: и смеяться, и плакать, и даже, если мой брат захочет, показать кому-то свой длинный язык.

Рони объяснил мне, что нарисовал он нашего Попку, который вылетел из клетки и уселся на ветку самого высокого дерева, а мальчик – это я, его старший брат Таль.

Я отодвинул от себя рисунок и сказал, что такого в жизни просто не бывает, так как попугаи настоящие не понимают человеческий язык и, хотя способны всё запоминать и повторять, но даже попугаи, живущие в джунглях, на своей родине, не могут смеяться ни над собой, ни над кем-то другим.

 

 

– А знаешь, почему этот попугай смеётся над тобой? А потому, Талька, что ты очень жадный. Ты никогда не даёшь мне хоть немного поиграть в игру на компьютере, говоришь, что я ещё очень маленький, немного не дорос. А, может, мне тоже иногда хочется самому погонять машину на большой скорости по улицам большого города. Как поиграть на твоём компьютере – я ещё маленький, а как подсыпать корма и подлить воды нашему попугаю или навести порядок в нашей комнате, тогда я уже большой. Да? А тебе, как всегда, это сделать некогда, вечно ты куда-то опаздываешь: то на свою музыку, то на тренировку. Вот за это всё, что ты такой жадный и такой плохой, наш попугай Попка над тобой смеётся и даже передразнивает тебя.

Знаете, может, иногда я тоже бываю не совсем хорошим, но Рони, по сравнению со мной, совсем не подарок. Вот и сегодня я попросил у него дать мне на минутку карандаш, чтобы записать, сколько осталось у меня дней до больших каникул в праздник Песах. Думаете, он дал мне карандаш? Как бы не так.

– Ты будешь сильно на него нажимать и сломаешь. А мне опять придётся его затачивать, – заявил он мне и добавил: – Не ленись и сходи в нашу комнату за своей ручкой.

Знаете, я на него совсем не обиделся, что он не дал мне карандаш. Сказать вам по правде, я ему немного даже завидую. Хотя он, как гово-рят, от горшка два вершка, но уже может довольно прилично рисовать, хорошо чувствует пропорции, может по памяти нарисовать красивую вазу, кошку, собаку, коня, даже целую группу людей, идущих по улице в дождь под зонтами. У меня так не получается, я могу только что-нибудь откуда-нибудь срисовать и красиво это раскрасить фломасте-рами. Я по-доброму завидую таланту брата.

Зато Рони, в отличие от меня, совсем не умеет петь. Все песни он поёт на одной ноте, и когда у него бывает хорошее настроение и Рони начинает петь, я закрываю уши или ухожу в другую комнату. Лично у меня хороший музыкальный слух, как у моей мамы. Я уже могу неплохо играть на пианино, если захочу, могу подобрать по слуху любую мелодию. А ещё я могу перед вами похвастаться, что пою в нашем школьном хоре и даже запросто смог бы спеть сольно какую-нибудь песню. Но мне пока не доверяют петь соло, говорят, что в нашем школьном хоре есть ребята, поющие получше меня.

А мне так иногда хочется что-нибудь самому спеть со сцены, и моей бабе Розе тоже этого хочется – послушать меня со сцены. Пока я пою только дома для моих постоянных слушателей. Вы, я думаю, уже догадались, кто мои постоянные слушатели – это дед Изя и баба Роза.  Они всегда с удовольствием слушают моё пение, и баба Роза всё даже записывает на свой мобильный телефон. А потом мы все вместе смот-

 

рим и слушаем моё выступление. Дед Изя говорит, что я пою не хуже ребят из программы на телевидении, и что когда-нибудь, когда немного потеплеет на улице, он возьмёт телефон у бабы Розы и покажет моё записанное выступление своему знакомому хормейстерас телевидения. Баба Роза согласилась с дедом и добавила, что она совсем не против показать моё пение хорошему специалисту, нужно только Талю, то есть мне, немного усложнить программу, ввести в репертуар классические серьёзные произведения и добавить какие-нибудьарии, например,  Герцога из оперы Верди «Риголетто» или что-нибудь из «Севильского цирюльника».

Сказать по правде, мне лично без разницы, будет моё пение слу-шатьприятель дедаиз телевидения или нет. Для меня самое большое счастье, это чтобы мне, наконец, купили смартфон, как у мамы, папы и бабушки Розы. Вот это будет для меня настоящим подарком. По нему можно играть в разные игры, фотографировать, записывать интересные сюжеты, помещать в него, как в блокнот, все нужные адреса и телефоны. А если у вас в доме есть ещё и интернет, можно по этому смартфону звонить и разговаривать с кем угодно: и со своими родственниками и с друзьями из России и даже из Америки. Я бы каждый день разговаривал со своим другом Джоном из Америки. Очень хочу у него спросить, любит ли он играть в футбол, играет ли на каком-нибудь музыкальном инструменте. Может ли рисовать, как наш Рони, и, вообще, когда он собирается приехать со своими родителями в гости к нам в Израиль. Но мама с папой обещали мне купить смартфон только после окончания учебного года при условии, что у меня по всем предметам будут только отличные оценки. Я, правда, если захочу, могу постараться по всем предметам получить отличные отметки, но ждать ещё почти полгода до больших летних каникул – у меня просто не хватит сил. Правильно говорят подруги моей бабы Розы, что, к сожалению, не всегда и не повсюду есть справедливость на этом свете. И я с подругами бабы Розы полностью согласен. Почему у некоторых ребят из нашего класса есть уже отличные современные телефоны, а у меня такого до сих пор нет?

Если я иногда прошу маму дать мне на минутку её телефон позвонить другу, она мне говорит, что телефон – это не игрушка, звони со своего. А Ронька каждый день играется с маминым телефоном. Ему всё можно, он у нас ещё маленький, и, вообще, своим плохим поведе-нием, а иногда и криком он всегда всего добивается. На завтрак пода-вай ему не овсянку, как мне, а сладкую булочку, пиццу, сладкий йогурт с кусочками фруктов. А это всё он должен запивать не чаем, как все, а только шоко или сладкой кока-колой.

 

 

А вечером, когда мама приходит с работы, она сразу даёт ему поиг-рать своим телефоном. На нём записаны всякие мультики и эпизоды о том, как Рони ведёт себя в садике, как прошёл его день. Это Ронина воспитательница, по просьбе мамы, записывает всё на свой телефон и передаёт на мамин. Рони, играя с маминым телефоном, просто балдеет от счастья. В это время его можно кормить всем чем угодно: и овсяной кашей и вчерашним борщом, и даже напоить чаем с ложечкой мёда.

Теперь мой брат уже, как взрослый, может обращаться с телефо-ном, а раньше он, я думаю, просто нарочно нажимал на все кнопки подряд, и моей маме иногда приходилось извиняться за ложные звонки. А Рони играючи попадал и в полицию, и в поликлинику, и в пожарную команду, и даже однажды позвонил мэру нашего Ашдода.

Я думаю, Рони звонил всем подряд не всегда по ошибке, иногда просто из-за своего хулиганства. Вот вам пример. Днём у нас на кухне на столе лежал спокойненько телефон бабы Розы. Рони тихонечко, на цыпочках подкрался и нажал на цифру номер один. И сразу в телефоне послышался голос деда Изи:

– Алё, алё, кто это? Я вас слушаю. Говорите.

А наша баба, услышав позывные своего телефона, быстренько подошла и взяла телефон в руки. Посмотрела на экран и спросила у деда:

– Изеле, это ты? Что ты звонишь? У тебя всё в порядке?

И ещё однажды Рони, я думаю, тоже из хулиганства выпустил из клетки нашего попугая Попку. Попка немного полетал по комнате и уселся на комод, а потом, когда наша кошка Муси тоже запрыгнула на комод к Попке, решив, по-видимому, поиграть в догонялки с ним, Поп-ка не захотел играть с кошкой, взмахнул крыльями и перелетел на теле-визор. Потом зло посмотрел на Мусю и заговорил с ней на человечес-ком языке:

– Мяу, мяу. Я Попка не дурак. Рони, Рони, где твоя шапка? Мы опаздываем в сад. Мы опаздывает в сад. Бери свою машинку и пошли.

Наш дед Изя вышел из комнаты, увидел на телевизоре Попку, отругал Рони, взял попугая и опять посадил его в клетку, но на этот раз на дверь клетки повесил замок.

 

 

 

К списку номеров журнала «НАЧАЛО» | К содержанию номера