АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Михаил Спивак

Шахматный лабиринт

История миниатюрной армии


 


С детства меня завораживала чёткая, логически выверенная композиция шахматных построений. Тогда я подолгу вертел в руках резные деревянные фигурки, напоминающие мне солдатиков, изучал их внешние особенности. В отполированных, покрытых блестящим лаком гранях угадывался характер и предназначение каждой боевой единицы. Одна – мощная, как крепостная стена; другая – высокая и худая, будто создана для бега; голову третьей венчает монаршая корона… Собранные вместе на доске, они буквально на глазах превращались в миниатюрную армию.


Таинственные истории, связанные с появлением древней игры, захватывали воображение, рисуя не только образы яростных сражений, но и тонкой дипломатии. Самая известная легенда об индийском мыслителе, который придумал шахматы для своего господина. В ней хитроумный мудрец попросил малую, на первый взгляд, плату за своё изобретение. Он хотел получить столько зёрен, сколько поместится на шахматной доске, если на первую клетку положить одно зёрнышко, на вторую – два, на третью – четыре, на четвёртую – восемь и так далее. Казалось бы, одного пакета достаточно. Двух – максимум. Однако из легенды следовало, что такого количества зерна не собрать на всей планете. До сих пор трудно визуально представить, но если вдуматься, то станет ясно, что сумма зёрен на доске выглядела бы гигантским 20-значным числом, и для такого объёма потребовалось бы построить амбар размером 10х10х15 км.


Мудрец, вероятно, считал себя самым искусным обманщиком. Как ловко он обвёл вокруг пальца раджу! Но и правитель оказался далеко не простаком. Поняв, что дал маху, он придумал, как отплатить хитрецу той же монетой, не нарушив при этом своего слова… Раджа велел выдавать зёрна по условиям договора, а мудрец должен был их пересчитывать. Чисто шахматная комбинация с одной стороны и достойный ответ с другой.


Так что же заставило индийского правителя позвать мудреца и давать ему задание?


Раджа очень любил воевать, грезил сражениями. Но настоящая война требует огромных затрат на обучение войска, экипировку и снабжение; потом армия понесёт потери, начнутся разрушения и голод. Всё это приведёт к упадку государства.


Раджа задал мудрецу единственный вопрос: как воевать и не истощить казну? Гениальным решением на клетчатой доске стали белые и чёрные фигурки из дерева, камня или слоновой кости. Их армии обрели законы ведения боя, капитуляции и, самое главное, ничего не стоили воюющим сторонам.


Всё это я узнал позже, а в те годы ставил фигуры рядком на подоконнике и разглядывал их в блестящих лучах солнца.


Самыми понятными мне казались ладьи с зубцами и бойницами наверху. Они выглядели точь-в-точь как стрелковые башни, влитые в опоясывающую замок стену. Старые, хмурые бастионы под защитой свирепых пушек, которые с возвышенности пристально наблюдают за притихшей в страхе долиной.


Ладьи как бы сами просились ставить их по краям доски, чтобы с обеих сторон охранять мою армию. Ладья оказалась бесценна и в наступлении. Тяжёлая и грозная фигура. Как только пехота пробьёт брешь в обороне противника, туда немедленно вторгаются ладьи и разрушают с тыла всю неприятельскую систему фортификации.


Рядом с ладьями, в стойлах, копытами бьют кони. Лёгкая, маневренная кавалерия. Как в фильме про Чапаева, «красная» конница стремительно налетала и обращала в бегство плохого и обязательно трусливого врага. Не было предела моему детскому восторгу и от подвигов неуловимых мстителей. Особенно, когда они под залихватскую  песню устраивали скачки с пальбой из наганов и всегда выходили победителями.


Конь изящная фигура, единственная из всей шахматной армии, которая умеет перепрыгивать через свои и чужие фигуры и пешки, что превращает его (коня) в мастера закрытых построений. Блокада, лишение противника мобильности и захват плацдармов – его основная работа. Не зря существует выражение «ход конём», означающее неожиданный поворот событий, обходной манёвр.


Вот слон у меня вначале вызывал полнейшее недоумение. Достаточно было на него один раз взглянуть, чтобы закралась тревожная мысль: он болен? Понятно, что любой приличный, уважающий себя слон обязан иметь хобот, огромные уши и маленький хвостик. А этот, на доске, худой и длинный, чуть выше пешки и в остроконечной шапке.


Оказывается, первые слоны действительно выглядели как их прототипы, потому что шахматы появились в Индии, где эти животные массово использовались на строительных работах и в военном деле. Хобот и уши они «потеряли» по дороге в Европу, куда привезли их арабские купцы. В суровом климате слоны не живут, поэтому для европейцев оказались в диковинку. Единственный, пожалуй, случай, который приходит на ум, это слоны полководца Ганнибала, которые в 218 году до н.э. появились на альпийских склонах. Переход выдался им не по силам. Теплолюбивые животные погибли на заснеженных тропах.


Отношение к слонам у основной массы средневекового европейского населения, вероятно, было, как сегодня – к инопланетянам. Приходилось что-то решать с этим заморским чудовищем. Так, некогда ушастый слон превратился в долговязого епископа (bishop), обзавёлся головным убором, высокой митрой, и нарядился в длинную сутану. При этом он сохранил свои главные боевые качества – дальнобойность. В открытых позициях эти фигуры обладают поистине разрушительной силой, особенно, если действуют в связке.


Иногда слонов называют офицерами. Вероятно потому, что они стоят рядом с королевской четой, как настоящие гвардейцы. Но какой офицер бывает без фуражки, погон и в длинной мантии? Не офицер, а сплошное недоразумение. Настоящий шахматист никогда не назовёт слона офицером. Это удел парковых любителей.


Король стоит в центре своего войска. Он важный и тихоходный, в бою единица бесполезная. Как минимум, в самом его начале. Но если упадёт король, то и вся армия сдаётся в плен. Поэтому в случае опасности – как настоящий – шахматный король прячется в замок. Как только послышится далёкая канонада и топот конских подков, шахматный король оставляет все дела в центре и убегает на край доски. Он перепрыгивает через ладью и закрывается ею. Бегство в укрытие называется рокировкой. Главное отличие короля от остальных фигур в том, что его нельзя срубить. Ему можно объявить мат – пленить, но не убрать с доски. Любой другой фигурой можно пожертвовать или обменять. В партии допускается иметь два ферзя, но не два короля одного цвета. Как правило, девочкам этот нюанс не слишком нравится. Ферзя иногда называют королевой, женой короля… Как так, две жены? Непорядок!


С пехотой всё предельно ясно. Солдаты держат строй впереди остальных фигур. Пешка – единственная боевая единица, которая не оборачивается и не отступает, с какими бы угрозами она ни столкнулась впереди. Особо отличившимся, за их отвагу, присваиваются воинские звания. Достигшая «последнего моря» – края доски (по горизонтали) пешка, имеет право стать на выбор любой фигурой, кроме короля. Двоевластие недопустимо, зато новые ферзевые доспехи будут впору отважному солдату.


Что же касается ферзя, то у меня к нему имелось много вопросов. Самый щекотливый: каким образом властный визирь, первый министр государства вдруг сменил пол и стал королевой? С этим конфузом следовало деликатно разобраться.


Выяснилось, что история шахматной королевы берёт начало в той же Европе. Дело было в Испании во второй половине XV века. Юная королева Кастилии Изабелла вступила в брак с Фердинандом Арагонским и сосредоточила в своих руках огромную власть. Дама была твёрдого характера и весьма амбициозная. Она постоянно с кем-то воевала. Начала с подавления внутреннего мятежа; сильно поубавила свободу знатных грандов и урезала независимость городов. Она дала бой португальскому королю, наголову разбила его войско и заставила отказаться от притязаний на кастильский трон. В её правление армия Кастилии штурмом взяла город Гранаду, что привело к окончанию 780-летнего мусульманского господства на Иберийском полуострове.


Муж при Изабелле оставался блеклой тенью, именуемый малопривлекательным словом «консорт», что означало «муж – просто муж», не имеющих иных полномочий.


Крутого была нрава Изабелла, не уступала могущественному визирю. Поэтому европейцы в её честь стали называть самую сильную фигуру.


Кстати, название самой игры состоит из двух слов «шах» и «мат», что с персидского языка переводится – король мёртв. Очень ёмкое название, характеризующее главную идею всей баталии.


 


Немного ностальгии


 


Году в 1982 я попал во Дворец пионеров, в клуб замечательного человека и тренера Игоря Валентиновича Волчихина. Помню, как этот грузный мужчина в костюме-тройке и с большими очками на носу стоял возле демонстрационной доски, что-то рассказывал и с невозмутимым спокойствием игнорировал наше баловство. Он организовывал для нас турниры и назидательно после партии поучал: «Ну, что же ты не поставил мат с лишним ферзем? Это делается вот так». А ещё он показывал нам иностранные монетки и называл столицы тех государств. Так шахматы косвенным образом способствовали расширению детского кругозора.


Через несколько лет я стал заниматься у другого прославленного в Кузбассе и за его пределами заслуженного тренера РФ Евгения Николаевича Андреева. С этого момента начался мой стремительный рост. Шахматы перестали быть просто увлекательной игрой, а превратились в стиль жизни. Победи или проиграй; ничья – только передышка. Когда мы возвращались с турниров, Евгений Николаевич порой спрашивал: «Со щитом или на щите?» Так я узнал спартанское изречение, которым описывали исход боя.


С кемеровской командой мне довелось побывать во многих городах Советского Союза: от Ангарска на востоке, до Москвы и других городов европейской части СССР. Особенно запомнились мемориалы Р.Г. Нежметдинова в Казани и летние фестивали в Алма-Ате. Поездки наши, кстати, и проживание полностью оплачивались государством, и даже суточные выдавали на питание. Так что советское прошлое у нас было не таким уж тёмным, как сегодня может казаться тем, кто по возрасту не застал те времена.


В кемеровских клубах я познакомился с отличными ребятами, с которыми до сих пор продолжаю поддерживать общение.


Так происходит (тьфу-тьфу, как говорится), где бы я ни оказался, везде мне встречаются действительно очень хорошие люди.


В Израиле я играл за клуб города Беэр-Шевы, основателем и бессменным руководителем которого на протяжении десятков лет являлся легенда израильского шахматного мира Элиягу (Леонид) Левант. Международный арбитр из Ленинграда. Несмотря на свои звания и занятость, человек он очень простой и доброжелательный в общении, моментально располагающий к себе собеседника. Мне и раньше доводилось бывать в достойных шахматных клубах, но нигде я не встречал такого большого количества гроссмейстеров: Юдасин, Алон Гринфель, Голод, Цейтлин, Михалевский, Темкин, Хузман, и это далеко не все. Неоднократно в клубе появлялся старый друг Леванта Виктор Корчной.


Забавный случай произошёл в середине 90-х. Я беседовал с Элиягу в его офисе, как вдруг появляется молодой парень, старшеклассник лет шестнадцати-семнадцати. Спросил разрешения закипятить чайник, набрал воды, поставил его мимо электрической подставки, нажал кнопку… Смотрит с удивлением – лампочка не горит. Он поворачивается к Элиягу:


– У вас чайник испортился, – и убежал.


Он, кажется, играл партию. Мы переглянулись.


Элиягу улыбнулся:


– Это Боря Аврух – наш будущий чемпион.


Как в воду глядел. Через пару-тройку лет парень действительно засверкал на израильском шахматном Олимпе. А чайник тогда пришлось мне кипятить. Проблем с включением не возникло, наверное, потому что чемпионство мне не грозило.


Я играл в «национальной» лиге (если условно перевести название с иврита), это вторая – лига мастеров и кандидатов, после «международной», в которой принимали участие гроссмейстеры.


Сколько я помню Элигу, все годы он помогал участникам своего клуба. Когда мы с ним познакомились, первое, что он после этого спросил: «Как твои дела? Имеются ли какие-то проблемы?» Это не были формальные вопросы. Он действительно выручал людей. Помогал им с квартирами, с оформлением различных документов, с решением каких-то чисто бюрократических проблем в Сохнуте, и многое-многое другое. Все их проблемы он принимал, как свои личные.


Затем была моя эмиграция в Канаду. К своему удивлению, я увидел отсутствие большой популярности шахмат. Хоккей, кёрлинг – да. Даже свой королевский балет имеется. Но ни одного шахматного клуба или школы, какой была старая добрая кемеровская детско-юношеская спортивная школа Е.Н. Андреева. Кажется, были какие-то попытки раньше создать кружки, но все они закончились ничем.


В 2011 году я стал руководителем и тренером шахматного клуба «Эрудит». Так появилась отличная возможность передать детям знания, которые я получил от своих наставников. Любой хороший шахматист – я самонадеянно причисляю себя к ним – рано или поздно понимает, что знания как жидкость. Они не должны оседать и уходить в песок. Им следует перетекать в другие сосуды. Работа началась с детьми 7-8 лет, которые до этого не умели играть в шахматы. Передо мной стояли две основные задачи: заинтересовать детей и, сохранив заинтересованность, настроить их на кропотливую работу.


Через год ученик клуба порадовал меня первой серьёзной победой – он выиграл чемпионат провинции Манитобы в своей возрастной категории и принял участие в чемпионате Канады. Затем победы шли непрерывным каскадом на городских и провинциальных соревнованиях. Не было случая, чтобы на турнире кто-то из учеников клуба не взял призовое место. А в 2015 году нам выпала уникальная возможность представлять Канаду на Первых Всемирных играх юных соотечественников в Сочи!


Как-то меня спросили, не станет ли для меня огорчением, если ученики превзойдут своего учителя. Вспомнилось, как говорили древние мудрецы: «Не бывает зависти к своему сыну и к ученику».


 


Играть или не играть?


 


Бытует распространённое, но ошибочное мнение, будто шахматы учат логике и развивают математическое мышление. Позвольте заверить, даже если вы в школе не освоили деление в столбик, это не помешает стать сильным шахматистом. Серьёзные занятия шахматами и практика научат вас анализу и расчёту, закалят характер и приучат к самоконтролю, обязательно преподнесут горький урок поражений и сладкий запах победы. Как хороший солдат, любой хороший шахматист всегда амбициозен и мечтает стать генералом на 64-клеточном поле будущих баталий.


Шахматы не теряют популярности уже более полутора тысяч лет. Тому есть причина: они в миниатюре моделируют нашу жизнь. Глядя на строй фигур, любой при желании увидит себя в нём. Надо только внимательней присмотреться.

К списку номеров журнала «Северо-Муйские огни» | К содержанию номера