АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Роберт Паль

А синица синей не бывает... Стихи


*  *  *
Всю жизнь учусь я и не научусь,
Как, друг, меня не суди,
Ходить по солнечному лучу –
Где посуху не пройти.

Учусь у речек и родников,
Знакомых мне много лет,
Из самых тяжелых земных пластов
Стремиться на белый свет.

Учусь у деревьев быть им под стать.
(И все результата без!)
Одними корнями во тьму врастать,
Другими – в простор небес.

Но если бы я не учился у них,
Откуда б мне знать тогда,
Как мир совершенен в частях своих!
А в целом – лишь иногда.

Разговор с поэтом
– Куда ты едешь, Акмулла,
Весь день без чая и обеда?
– Куда дорога позвала,
Туда, земляк, и еду.

– Куда же позвала она
Тебя, поэт, почти под старость?
– Грустит родная сторона,
Что без стихов моих осталась.

– Скитался долго ты в степях, –
Знать, в жизни повидал немало?
– Всего навиделся… Аллах
Был в этом щедр ко мне, бывало.

– Добра ли много своего
Везешь? Иль нищ, как прежде?
– Везу народа моего
Все беды и надежды.

– Тогда позволь с конем твоим
И мне тащить телегу.
– Тяжел тот груз и нам троим!
Добро еще – не к спеху.

…Года минули. Минул век,
А жизнь у нас все та же.
И так же бедный человек
Влачит свою поклажу.

Она все та ж, Мифтахетдин,
А иногда и хуже.
Погибнешь в ней, коль ты один,
И без коня к тому же.

Вот всем народом бы впрягтись
В судьбу-телегу эту.
Да вот беда: такая жизнь,
Что и телеги – нету.

Окраина жизни
Живу на окраине жизни,
Как в пригороде, живу.
Здесь крыши пониже,
Дороги пожиже,
Трава-мурава – наяву.

Пусть там, где сияют витрины
И банки царят над землей,
Не жизнь, а сплошные смотрины, –
Роднее мне пригород мой.

Здесь все еще есть палисады,
Здесь все еще мальвы цветут.
И если тебе тут не рады,
То и за врага не сочтут.

Тут все еще ценят работу,
Всезнающих рук мастерство.
Здесь если полюбят кого-то,
То вдруг не разлюбят его.

Вот жаль только – не запевает
Народ в выходной у окна,
А если на грудь принимает,
То ясно, что не ордена.

Вот так и живем-доживаем,
Не зарясь в чужой котелок,
И если себя уважаем,
То это другим невдомек.

Как то, что порою случается
В краях и державах иных,
Когда наконец-то кончается
Терпенье окраин таких.

*  *  *
Тоска, тоска, предвестница печали,
Подруга верная, тебя я не гоню.
Присядем, как вчера, присядем, как вначале,
В раздумье помолчать к вечернему огню.

Он нас поймет, и, как всегда, с охотой
На пламенных высоких каблучках
Он спляшет нам языческое что-то –
Свое, не позабытое в веках.

Рыжеволос и лих, не знающий печали…
А впрочем, сколько в сумраке годов
Мы этих плясок всяких повидали –
И на своей, и на судьбе отцов!..

И оттого тоска гнетет и точит.
Не жаль себя – несбывшегося жаль.
Огонь погас. Тоска, спокойной ночи.
Сейчас ко мне придет сестра моя – печаль.

Родное
Тонкая, сухая, словно спичка
С малым огонечком на ветру,
Посвети мне в памяти, гвоздичка,
Что-то ничего не разберу.

Вроде те же взгорки и ложбины,
Горизонты, строй лесополос, –
Отчего ж повеяло чужбиной
И слезой в душе отозвалось?

Как обычно, не прошел я мимо
Одиноких тихих тополей.
Ну конечно, вот она, могила
Незабвенной матери моей.

Нет сюда ни тропки, ни проселка,
Будто смерть изгнали земляки.
Но не вижу нашего поселка,
Сколько ни гляжу из-под руки.

Нет его, и дома тоже – нету.
Некого тут стало хоронить…
Зябко сердцу в середине лета,
Горько самого себя винить.

Поклонюсь всему и по привычке
Через время возвращусь опять…
Посвети мне, милая гвоздичка,
Помоги дорогу отыскать.

*  *  *
А синица синей не бывает,
Так что, друг мой, не криви душой:
Даже малой лжи не принимает
Сердце, натерпевшись от большой.

Не тверди, что все не так печально,
Что народ наш на слезу горазд, –
Здесь тебя не слышит твой начальник
И за верность чином не воздаст.

Лучше постоим на перекрестке,
Помолчим, готовясь на покой,
Тихо полюбуемся березкой –
До последней ветки золотой.

Видишь, как черно над нами небо,
Как уходит в сумрак окоем,
А она, как сказочная небыль,
Вся горит и светится огнем.

В край заморский улетают птицы,
А она верна земле своей.
Не с того ли бойкие синицы
Всей гурьбой устроились на ней?

Улетают, снова прилетают,
Присмотрись – и убедишься сам,
Что синица синей не бывает…
Впрочем, не пора ли по домам?

К списку номеров журнала «БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ» | К содержанию номера